Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Юля сидела у окна и скучала. День тянулся очень долго, лето было в самом разгаре, люди стремились на пляж, к морю, поэтому посетителей в в такой сезон почти не было. Она мечтала лишь о том, чтобы рабочий день скорее закончился и она поспешила бы домой, чтобы приготовить мужу ужин и встретить его в новом платье, которое купила в обед на распродаже.

Раздался резкий телефонный звонок. Юля ответила на автомате: «Парикмахерская Пантера, слушаю вас!»

«Юлька, - это была ее сестра, голос ее не был как обычно оптимистичным, - Твой Рамиль… Он погиб…»

«Ты дура, Надя? Как так можно шутить? Ты в своем уме?»

«Юлечка, я понимаю, что тебе сложно поверить, но это так, сейчас мне Ванька позвонил. Крепись, моя родная… Никто не ожидал…»

«Не-е-ет!» Юля уронила трубку телефона и скатившись по стене, кричала и рыдала и не могла остановить звук, эхом звучащий в ушах: «Поги-и-и-иб!»

Нет! Этого не может быть! Только не это! Только не он! Она не помнила, как очутилась в подсобке ан диване, а над ней стояла напарница, которая убегала в магазин и брызгала ей в лицо воду.

— Юля, что случилось? Может, врача? Тебе плохо? Да скажи что-нибудь!

— Рамиль… Мой муж… Он… Погиб!

Юля снова истерически разрыдалась, а Маша обняла ее и прижала  к себе:

— Перестань! Не убивайся так, себя то в гроб не загоняй, о Павлике подумай, у тебя ведь сын! Очнись!

Она налила в стакан воды и протянула подруге.

— Выпей, Юлечка, выпей, сейчас, за мной Егор приедет, отвезем тебя домой, ну понимаю, горе, ужасное горе, но ты о сыне сейчас думай, ты ему нужна!

Юля ничего не говорила, она думала только о том, почему? Почему к ней пришла такая беда? Они с мужем жили душа в душу уже восемь лет. Долгожданному сынишке было три. И вдруг так внезапно все прервалось. По-че-му-у-у-у???

Потом все события пронеслись как в бреду и вот, Юля стояла у могилы и смотрела вниз. Когда гроб начали опускать, она бросилась к людям, хватала их за рукава и истошно кричала:

— Нет! Нет! Не опускайте его туда, не закапывайте, он жив! Он спит! Не-е-е-т!

Какие-то люди увели Юлю под руки в сторону, кто-то поднес к носу вату, едко пахнущую, но Юля продолжала кричать и обессилив, опустилась на колени. Она смотрела потухшим взглядом, как люди устанавливали памятник на свежую могилу и собрав все силы, бросилась к ним:

— Верните его! Нет! Зачем? Он ведь спи-и-ит!

Вдруг, она услышала нежный родной голос и почувствовала теплое дыхание. Это был муж! Он обнимал ее, прижимая к себе и тихо шептал:

— Все хорошо! Успокойся, Юлечка, все хорошо!

Она повернулась и увидела его лицо. Протерла глаза, мокрые от слез и снова посомтрела на него, затем огляделась по сторонам и бросилась к нему на шею.

— Ты жив? Это ты? Я знала, что ты жив!!! Я тебя никому не отдам! Я так люблю тебя! Мой родной! Я тебя… Никому не отдам…

— Плохой сон приснился? Ты так громко кричала и плакала. Расскажешь?

— Нет, не могу, — сердце колотилось в груди от страха, что сном окажется эта реальность.

Юля попросила мужа включить свет и долго разглядывала его, гладила лицо, волосы, обнимала и продолжала шептать: «Я тебя никому не отдам…»

Успокоилась Юля нескоро, и только утром, убедившись, что это был сон, что муж рядом и все в порядке, Юля попросила Рамиля пораньше забрать сына от его родителей, хотелось выходные провести с мужем и малышом.

В это день она была счастлива как никогда, но в груди поднывало от какого-то непонятного чувства. Толи это был страх, толи предчувствие, толи события сна настолько глубоко проникли, что все еще не могли отпустить. Юля старалась разобраться, но чувство тревоги не давало покоя.

Юля попыталась вспомнить все события из сна и восстановив в памяти каждый жуткий миг, вспомнила дату. На табличке памятника была указана дата смерти. Юля ужаснулась и почувствовала жжение в груди. Дата из будущего. Оставалось полгода. Страх проник еще глубже в ее подсознание и она понимала, что все еще может произойти. Сны бывают вещими. Она верила, что сны порой предсказывают будущее и от этого становилось тошно и больно.

Муж и сын сладко спали, а Юля ушла на кухню и расплакалась. Её пугал это сон, эта дата, она не могла представить ,что будет с ней, если мужа не станет. Она долго плакала и думала, думала и плакала и решила для себя в этот день никуда не отпускать мужа. От мысли стало спокойнее. Юля понимала, что судьба может распорядиться как угодно, но дала себе слово помнить ежеминутно о той страшной дате и никуда не отпускать Рамиля, даже если это будет стоить дорогого.

Шли дни, пролетали недели, минул месяц. Для Юли время тянулось бесконечно долго. Ей хотелось поскорее миновать тот рубеж, но в тоже время безумно боялась той даты.

Она не находила себе места и Рамиль не мог не заметить таких перемен.

— Юлечка, что с тобой происходит? Ты сама не своя столько времени ходишь. Похудела даже. Поделись, что тебя беспокоит.

Но она твердила лишь одно: «Я тебя никому не отдам, слышишь?!»

Рамиль пытался убедить, что никуда не уйдет никогда, и что ревновать его не имеет смысла, потому что он однолюб и никогда не предаст и не разлюбит ее. Но Юля продолжала пребывать в своих мыслях, и теперь улыбку на ее лице можно было увидеть крайне редко.

Прошло пять месяцев, долгих, ужасно долгих месяцев. И однажды Рамиль вернулся домой с новостью о том, что через месяц у него командировка. Юля всерьез заволновалась:

— Но ты ведь никогда не ездил в командировки? Почему такие перемены, Рамиль?

— Да это только один раз, просто учения у ребят серьезные, а у Павленко жена рожать будет как раз, не может никак полететь, вообще, это его, конечно обязанность, ну попросили подменить.

— А других офицеров, что нет в вашей части? Рамиль, пожалуйста, откажись от этой командировки, пока не поздно?!

Юля умоляюще смотрела на супруга и часто смаргивала слезу.

— Ну что ты, глупенькая, это же всего неделю! Соскучиться не успеешь! Всего одна командировка! Ну больше никто не знаком с этой темой, понимаешь, выручить надо коллегу, ну-у?!

— Нет, Рамиль, нет, я тебя не отпущу. Пожалуйста, откажись! Сейчас откажись, сразу, потому что я тебя не отпущу, я… Боюсь!

— Чего ты боишься? Юлечка, родная моя, ну поверь, твои страхи напрасны! Все будет хорошо! И я вернусь очень быстро. Ты сможешь пока с Павликом съездить к родителям.

— Я без тебя никуда не поеду! И я тебя никуда не отпущу!

Юля дала волю слезам и закрылась в ванной. Рамиль ничего не мог понять и начал всерьез переживать за здоровье жены. Ее часты слезы, депрессия его насторожили уже не в первый раз.

Теперь и дня не проходило без того, чтобы Юля не возвращалась к этой теме. Она слезно умоляла мужа послушать ее, даже рассказала про сон, но Рамиль уверенно заявил:

— Раз такой сон приснился, значит, долго буду жить! — Он нежно обнял жену, — а хочешь, завтра поедем все вместе шашлыки, пригласим родителей? А? Юлечка, ну я тебя прошу, приди в себя и верь мне!

Юля согласилась на отдых и время, проведенное в кругу большой семьи, пошло на пользу. Она даже повеселела немного. Ей теперь было понятно, что никакие уговоры на мужа не влияют, значит, стоит действовать иначе!

День, которого она ждала с великим страхом, приближался и Рамиль должен был выехать из дома рано утром. В эту ночь Юля не сомкнула глаз.

Она вспомнила, как в школе они с ребятами срывали некоторые уроки – вставляли в замочную скважину отломленную спичинку, проталкивали внутрь и замок приходилось только разбирать. Времени на поиск слесаря и его работу уходило достаточно. Иногда урок не состоялся, а иногда их просто уводили в другой кабинет. А потом долго разбирались, кто был инициатором идеи, а кто исполнителем, но всегда эти проделки сходили им с рук.

Вот и теперь Юля решила пойти на эту меру, лишь бы только задержать мужа и не позволить ему попасть в вертолет, на котором он должен был улететь.

Она тихонечко прошла на кухню, взяла зубочистку, засунула ее в замочную скважину, отломила конец и протолкнула подальше. Удовлетворенная своей находчивостью, Юля вернулась в кровать. Даже как будто облегчение почувствовала.

Будильник очень скоро зазвонил. Юля чувствовала внутреннюю дрожь, волнение, смятение и ледянящий страх. Муж проснулась гораздо раньше, чем она ожидала.

— А ты чего не спишь? Моя ты родная, ну не стоит так переживать! Все будет хорошо, я вернусь очень быстро. А сейчас поспи!

Рамиль планировал сбегать в цветочный киоск, пока Юля будет спать, поэтому завел будильник раньше. Он оделся и попытался открыть дверь, но ключ не проходил в замочную скважину.

Рамиль не мог понять, что происходит и не раздумывая позвонил в аварийную диспетчерскую службу. Слесарь пообещал явиться через два часа, а Рамилю к этому времени уже нужно бы выйти из дома, но раньше специалист по замкам не мог добраться просто физически. Дозвониться в платные компании не удалось, видимо, все еще спали.

Ко времени Рамиль собрался и решил выйти через балконное окно. Этаж был хоть  первый, но высокий и Юля снова принялась удерживать мужа. Он долго пытался ее успокоить, но времени было уже в обрез и Рамиль, собравшись с духом, поспешно вышел на балкон, забрался на окно и прыгнул вниз. Приземлился благополучно, а Юля сжала до боли виски, в которых пульсировал страх и отчаянье, и горько плакала. Сынишка проснулся от шума и тоже начал капризничать.

В это время в дверь позвонили. Пришел слесарь. Юля рассказала через закрытую дверь, что сделала с замком, и из подъезда послышалось бренчание инструментов. Вскоре дверь отворилась.

— Ну вы и шутница, гражданочка. Что, мужчину не хотели отпускать?

Эти слова активировали страх еще сильнее. Все события того сна промелькнули перед глазами, Юля схватилась а лицо руками. Могила… Памятник… Табличка… Дата! Эта дата наступила, но удержать мужа она не смогла.

«Я тебя никому не отдам!» громко крикнула Юля, бросилась к сыну, чтобы взять его с собой и помчаться на аэродром, но голова закружилась, она почувствовала, как пол уходит из-под ног и упала….

Слесарь молча ждал оплату и удивленно наблюдал за происходящими событиями, которые мелькали мгновенно. В тот момент, когда Юля упала, а малыш принялся громко плакать, он отыскал в своем мобильном номера заявки, позвонил Рамилю и сообщил, что его женщина лежит без сознания, а ребенок плачет и что слесарь ничем помочь не может.

Рамиль сразу же развернул такси и приехал обратно. Следом подоспела бригада скорой помощи.

— Мужчина, жену свою поберегите, такой стресс мог бы просто погубить плод.

— Какой плод? — недоуменно переспросил Рамиль.

— что значит «какой»? Хорош муж, даже не знает, что жена беременна.

Юля открыла глаза и облизнула пересохшие губы:

— Кто беременна? Рамиль, что они говорят? Ты мне изменяешь?

Он нежно гладил ее по голове.

— Да уж, хороша семейка! — недовольно буркнула доктор из скорой, — Как же так, женщина, не знать о собственной беременности?

Юля сглотнула подступивший ком. Она на самом деле многого не замечала последние полгода. Рамиль крепко сжал ее ладонь и улыбнулся.

— Мужчина, женщине полный покой обеспечьте и никаких стрессов! — защелкивая замок чемоданчика, порекомендовала женщина в белом халате и вышла из комнаты.

Рамиль проводил их, закрыл дверь и вернулся в комнату. Сынишка покойно играл на своем любимом ковре, а Рамиль обнял супругу:

— Ну вот, теперь понятно твое поведение в последнее время…

— Ты не уедешь теперь? Ты останешься?

— Не уеду, как только слесарь сообщил, что ты упала в обморок, я сразу же предупредил, чтобы искали срочную замену. Не приятно, конечно, но семья важнее всего!

Юля слегка улыбнулась и почувствовала облегчение в груди, как будто ком какой-то растворился. Так свободно она не дышала уже полгода.

Муж укрыл ее теплым пледом и сидел рядом, поглаживая ее по волосам, пока она не уснула.

У Рамиля зазвонил телефон. Это был сослуживец.

— Рамиль, ты видимо, в рубашке родился… Вертолет, на котором ребята полетели,  разбился только что. Никому не удалось спастись…

Ужас застыл в глазах Рамиля. Он посмотрел на жену, которая спокойно спала, впервые за несколько месяцев, и понял, что ее тревога была не напрасной. Он вспомнил ее частые слова: «Я тебя никому не отдам» и тихо прошептал: «Спасибо, милая, что не отдала!»

Семь месяцев спустя Рамиль с Павликом встречали у роддома Юлю с дочкой. Они сели в свой семейный автомобиль и впервые отправились домой уже вчетвером. А когда свернули на трассу, Юля издалека заметила в окно огромный билборд с ее фотографией и надписью: «Любимая, я тебя никому не отдам!»