Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Светлана с трудом приоткрыла глаза и огляделась вокруг. Она увидела перед собой белые, неприглядные больничные стены и услышала скрипучий звук, издаваемый аппаратами, к которым была подключена. Перед глазами все плыло, словно в тумане. Света ощущала необычайную слабость, во рту пересохло. Вдруг, она обратила внимание на силуэт человека, который стоял у подоконника и смотрел в окно. Светлана не сразу, но все же узнала свою мать, задумчиво и грустно глядевшую куда-то вдаль. Неожиданно воспоминания молнией промелькнули у нее в голове, и женщина мгновенно осознала, что не  так давно произошло.

- Мама, - еле слышно прошептала Света.

Евгения Ивановна, услышав сиплый голос дочери, поспешила к ней и начала со слезами на глазах покрывать ее бледное, изможденное лицо поцелуями.

- Доченька, слава Богу, что ты жива! Как же ты нас напугала, Светочка! – воскликнула Евгения Ивановна, возводя глаза к небесам с благодарностью за чудесное спасение дочери.

- Где мой муж? Он жив? С ним все в порядке? – первым делом поинтересовалась Света.

СЛУШАТЬ АУДИО ВЕРСИЮ РАССКАЗА МОЖНО ЗДЕСЬ

Евгения Ивановна поджала губы и замолчала. Лицо женщины быстро помрачнело, а в глазах появился безмолвный страх. Евгения Ивановна была не в силах что-то ответить дочери. Она лишь молча, покачала головой и зарыдала. В этот момент Светлана всем сердцем пожалела о том, что осталась жива после той страшной автокатастрофы, в которую они с мужем попали. Женщине хотелось закричать, чтобы ее отчаянный крик услышал весь мир, но она была настолько слаба, что не смогла этого сделать. Она лишь посмотрела вверх и полным отчаянной боли и скорби голосом сказала:

- За что?

Евгении Ивановне пришлось позвать врача, чтобы попросить его дать Светлане какое-нибудь успокоительное средство. После укола Света  провалилась в глубокий сон, где события прошлого снова предстали перед ее глазами.

В тот роковой вечер муж Светы приехал за ней на работу, чтобы забрать ее домой. Игорь работал в соседнем районе и частенько заезжал за женой. Они вместе заходили в ближайший супермаркет, покупали там продукты и отправлялись домой. Но в тот вечер все пошло не так. Игорь и Света серьезно поругались. Супруги были женаты шесть лет, и за это время почти никогда не устраивали друг другу скандалов, жили в мире и любви, но в этот раз камнем преткновения стала десятилетняя дочь Игоря от первого брака, Алина. Света изначально знала о том, что у Игоря есть дочь от бывшей жены, и он регулярно ее навещает. Она спокойно относилась к этому и даже иногда Алина вместе с ними проводила выходные. Но когда Игорь сообщил жене о том, что мать Алины умерла, и он собирается забрать дочь, Света пришла в негодование. Слепая ярость охватила все ее существо. Светлана в свои тридцать пять лет еще не думала о детях и была настроена на самореализацию в карьере. Детей женщина любила, но считала, что думать о них ей пока рано. Света не была готова заменить десятилетнему ребенку, почти подростку, умершую мать и посвятить этому свою жизнь. На этой почве супруги поссорились, и прямо в салоне автомобиля разразился грандиозный скандал. Светлана не собиралась отступать, считая, что Игорь поступает по отношению к ней несправедливо.

- Что ты мне предлагаешь, Света? – воскликнул побагровевший мужчина, яростно сжимая руль, - Я должен отказаться от собственного ребенка из-за тебя? У нее, кроме меня, теперь никого нет. Ты хочешь, чтобы Алина оказалась в детском доме?

- Почему же сразу в детском доме? Отправь ее в интернат, а по выходным навещай. Я ведь не запрещаю тебе с ней видеться.

- Я сказал, что Алина будет жить со мной и точка! – закричал во весь голос Игорь и изо всех сил ударил кулаком по рулевому колесу.

Не успЕла Светлана ответить мужу. Она только смогла заметить мчавшуюся прямо на них огромную грузовую машину и, судорожно вскрикнув, закрыла глаза...

Светлана пролежала в больнице месяц, где за ней заботливо ухаживала ее мать и не отходила от нее ни на минуту. Все это время она молчала, и только сама знала о том, что скрывается за этим молчанием. В душе у нее царствовал пожар, в котором все превращалось в пепел. Женщина ненавидела себя и проклинала за то, что в тот вечер устроила мужу скандал, довела его до нервного срыва прямо за рулем.

Светлана никогда себе не простит того, что случилось. Бессонными ночами она думала о том, что в этой жизни для нее нет больше места. Но однажды у женщины в голове промелькнула мысль, изменившая ее мышление в одночасье. Она вдруг вспомнила о десятилетнем ребенке, который сейчас находится неизвестно где и неизвестно с кем. Ведь Алина теперь осталась без обоих родителей. Неужели ее отправили в детский дом? Светлана подумала, что Игорь никогда ей не простит, если Алина окажется в детском доме.

Вскоре мысль об Алине стала навязчивой. Она наполняла ослабшую, убитую горем женщину неведомой силой, которая помогала Свете быстрее восстановиться. Перед возвращением Светланы из больницы, Евгения Ивановна освободила квартиру дочери от всего, что могло бы ей напомнить о погибшем муже. Она наполнила квартиру комнатными растениями и цветами, чтобы создать в ней уютную атмосферу. Светлана не стала долго ждать, и первым же вечером после выписки, села напротив матери и сообщила ей о том, что собирается оформить опекунство над дочерью Игоря и ищет хорошего юриста.

Евгения Ивановна была против затеи дочери и долго пыталась ее отговорить, но Света оказалась непреступна и непреклонна. Она уже давно все для себя решила.

- Мама, я не прошу у тебя разрешения или совета. Я ставлю тебя перед фактом. Алина скоро будет жить здесь… с нами. Я никогда не прощу себя за то, что погубила Игоря. Единственный способ вымолить у его души прощение – позаботиться о его дочери и принять ее, что я должна была сделать сразу, как только Игорь сказал... Мы больше не будем это обсуждать. Тебе придется с этим смириться и тепло принять ставшего сиротой ребенка, который нуждается в нашей заботе и любви.

Подруга нашла для Светланы одного из лучших юристов в регионе, благодаря чему женщине удалось за рекордно короткие сроки оформить все документы и стать официальным опекуном Алины.

- Вот, Алиночка, это твоя комната, - ласково сказала Света, включив свет в детской, которую долго и старательно обустраивала для дочери погибшего мужа.

Свалившееся на голову девочки горе, сломило ее. Из улыбчивой, общительной и приветливой девочки Алина превратилась в угрюмого, замкнутого, молчаливого ребенка, который всегда стремился оставаться в одиночестве. Но Света понимала, что на адаптацию понадобится время и ей, и Алине. Она нежно погладила девочку по голове и покинула детскую, чтобы Алина могла осмотреться и освоиться на новом месте. В коридоре ее ждала мать, которая смотрела на Свету с недовольным, раздосадованным видом.

- Скажи мне, доченька, кто внушил тебе всю эту чушь про долг перед бЫвшим мужем и опекунство? Что ты творишь со своей жизнью?

- Мама, я прошу тебя, не начинай. День был тяжелый. Я очень устала и хочу отдохнуть, - ответила Света, жалобно застонав и взмахнув руками.

- Ты сознательно хочешь сгубить свою жизнь, приютив в доме чужого ребенка? Светочка, как ты не понимаешь, ты еще молодая, красивая, встретишь новую любовь и родишь своих родных детей. А этот ребенок всегда будет тебе чужим и никогда не скажет тебе «спасибо».

- Мама, если ты еще раз скажешь мне что-то подобное, я тебе этого никогда не прощу. Ты хочешь испортить со мной отношения?

Евгения Ивановна ничего не ответила, она лишь фыркнула и ушла к себе в комнату. Вопреки опасениям Светланы, Алина оказалась спокойной, рассудительной, не по годам развитой девочкой и не стала проявлять агрессию. Она отчаянно нуждалась в любви, поэтому Света старалась проводить с ней как можно больше времени. С каждым днем Алина все больше раскрывалась перед Светланой, и женщина чувствовала, что приняла единственно правильное решение.

Неприступной, холодной и резкой в доме оставалась только Евгения Ивановна, которая не подпускала к себе Алину и при любой удобной возможности старалась показать ей ее место. Как только Алина заходила в кухню, Евгения Ивановна покидала ее и совсем не разговаривала с девочкой. Но однажды она закричала:

- Что ты сделала, несчастная?! Ты разбила мою любимую кружку. Она у меня была десять лет! Откуда только руки у тебя растут! Не ребенок, а катастрофа  ходячая. Чтоб глаза мои тебя не видели! – кричала Евгения Ивановна на Алину, когда она, наливая себе чай, нечаянно разбила кружку женщины.

Алина заплакала и убежала в свою комнату. В этот момент домой вернулась Светлана, которая услышала слова матери. Она влетела в кухню и принялась отчитывать пожилую женщину.

- Мама, что ты творишь?

- Твоя сирота мою кружку разбила!

- Господи, мама! Каждый день в мире умирают миллионы, а ты говоришь про несчастную кружку! Это стоило слез ребенка? Когда ты перестанешь ее ненавидеть и примешь в семью?

- Эта сиротка никогда не станет частью моей семьи. Она мне никто. Мне интересно, а когда ты перестанешь играть роль заботливой мамочки и выставишь ее за дверь? Ты, таким образом, совесть свою утешаешь, да? А что скажет эта девочка, когда узнает о том, что в смерти ее отца виновата ты?

Неожиданно дверь кухни заскрипела, на пороге стояла Алина. Она услышала слова Евгении Ивановны и выскочила из квартиры, захлебываясь в слезах.

На улице стоял дикий мороз, а Алина выбежала из дома в домашнем костюме и тапочках. Светлана бросилась вслед за ней. Девочка, заметив, что Света ее догоняет, выскочила на проезжую часть. Светлане за считанные секунды удалось догнать ее и судорожно вытолкнуть с дороги, чтобы спасти ее от мчавшегося на них автомобиля…

И снова Светлана пришла в себя в безликих стенах больницы, которую покинула не так давно. Только теперь она находилась в палате, расположенной в другом конце коридора. Услышала слова доктора о том, что она в рубашке родилась, не иначе…  Открыла глаза, и сразу позвала девочку.

- Алина! Что с Алиной? Где она? – кричала в отчаянии женщина, ища глазами ребенка.

- Успокойтесь, с ребенком все хорошо. Она сейчас с медсестрой.

Услышав эти слова от доктора, Светлана расслабилась. Адская боль пронизывала все ее тело, но она ее ничуть не пугала. «Главное, что с Алиной все в порядке», - думала Света, лежа на кровати. Когда спустя пять минут, медсестра завела в палату ребенка с опухшими, заплаканными глазами, Света, не удержавшись, зарыдала сама.

- Тетя Света, - прошептала Алина, подойдя к плачущей женщине.

Девочка легонько коснулась руки Светланы и всхлипнула.

- Как ты? – спросила тихо Света, немного успокоившись.

- Все хорошо, я в порядке. Прости меня, тетя Света. Я не хотела, чтобы ты из-за меня пострадала. Ты спасла мне жизнь.

- Ну что ты, милая, не плачь,  ты  совсем ни в чем не виновата. Просить прощения должна я. Поверь, я не хотела причинить тебе боль. Я так виновата перед тобой. Но я обещаю, что сделаю все от меня зависящее, чтобы ты была счастлива. Я не смогу заменить тебе родителей, но я искренне хочу подарить тебе столько любви и ласки, сколько я могу дать. И чуточку больше. Дай мне еще один шанс, - взмолилась женщина, сжимая хрупкие пальчики девочки.

- Когда поправишься, ты отвезешь меня на море? – улыбаясь, спросила Алина, своими огромными синими глазами глядя на Свету.

- Конечно! Я покажу тебе не только море, но и весь мир, - прошептала женщина, сияя от счастья.

Алина прижалась к Свете и поцеловала ее в щеку. Светлана позвонила подруге и попросила забрать на время Алину к себе.

Ночью, в полудреме, Света услышала голос мужа. Он звал ее… Вскочив, она села, съежившись на кровати, и обхватив дрожащими руками колени, стала прислушиваться. Показалось… Но вдруг раздался громкий стон из мужской палаты, и Света, с трудом поднявшись на ноги, накинув на ходу халат, медленно поплелась в коридор. Дверь, в палату напротив, была открыта и мужской стон вновь повторился.

Света с трудом дошла до поста и разбудила медсестру, которая подскочила, словно солдат, и вопросительно посмотрела на Свету сонным взглядом, щуря глаза:

- Что такое?

- Там мужчина сильно стонет, может быть, помощь нужна, или лекарство какое…

- Ох уж этот мне мужчина! – недовольно пробурчала медсестра, отправляясь в указанную сторону.

Когда Света доковыляла до палаты, в ней загорелся свет, и женщина в белом халате склонилась над кроватью больного.

- Давай, давай, принимай таблетку, а то сам не спишь и другим покою нету от тебя…

Света подошла к двери, хотела тоже попросить у медсестры успокоительное, чтобы уснуть поскорее, но застыла на пороге.

- Игорь… - дрожащими губами прошептала она и почувствовала, как начала сползать по стенке вниз.

Очнулась Света от едкого запаха ношатыря. Вокруг суетились мед.работники, жутко пахло хлоркой, а в вену капала прозрачная жидкость.

- Я видела там своего мужа. Я хочу к нему, - закричала женщина, пытаясь подняться.

Доктора переглянулись, а потом осторожно начали задавать какие-то странные вопросы.

- Я не сошла с ума, - ответила Светлана, - там Игорь, мой муж, я не могла его спутать… Позвольте мне к нему пойти.

- Вам еще полчаса здесь побыть придется, лекарство все должно прокапать, - сказала строго медсестра, которой Света нарушила сон некоторое время назад.

- Но я должна увидеть мужа, я должна понять… Игорь… Как же так..., - не унималась женщина, пока лекарство продолжало капать.

Но как только медсестра извлекла иглу из вены и приклеила к коже пластырь, Света мигом вскочила, забыв про боль, и хромая, направилась в мужскую палату.

- Там все спят, - догнала ее медсестра. Дождитесь хотя бы утра…

Но Света уговорила женщину, чтобы ей позволили войти в палату, не включая свет.

Она долго стояла у кровати исхудавшего мужчины, с лицом, густо покрытым щетиной и, сжимая рот рукой, тихо плакала.

Дождаться утра было самым тяжким испытанием, и когда медсестры стали разносить по палатам градусники, сообщая о том, что пора пробуждаться, Света сунула ноги в тапочки и вышла в коридор.

Войти в палату к мужчинам ей было страшно. Что, если ей почудилось, бывает… Но желание увидеть Игоря живым и невредимым перевесило все «против». Женщина мелкими шажками приблизилась к кровати мужчины, который показался ей ночью похожим на мужа, и остановилась, словно вкопанная, как только он посмотрел ей прямо в глаза.

- Игорь?! – Светлана присела на край кровати и дрожащими пальцами отодвинула волосы на его виске. – Родинка… Игорь?! Я не ошиблась! Родной!

Она бросилась на грудь мужчины и принялась целовать его лицо, обливаясь слезами.

Мужчина заметно нервничал, затем аккуратно отстранил от себя Свету и прошептал охрипшим голосом:

- Извините, женщина, я вас впервые вижу…

- Как? Игорь? Как? - Света схватила лицо руками, - Я не могу ошибаться. Твоя родинка на виске, твой голос, твои глаза…

В палату вошла медсестра и попросила Свету пройти в ординаторскую.

Двое мужчин и женщина в белых халатах сидели на диване, а Свете предложили присесть в кресло у стола.

- Светлана Николаевна, - начал мужчина, поправляя очки, - скажите, как произошло, что вы только сейчас узнали своего мужа? Если он, конечно, ваш муж… Сам-то он сказать наверняка не может, у него амнезия. Он поступил сюда вместе с вами, еще в прошлый раз, в день аварии. Но ваша мать сказала, что это таксист - частник, который иногда довозил вас с работы… И фамилия у него другая… Что происходит?

Нижняя губа Светланы нервно задергалась, она принялась быстро-быстро моргать, но не в силах сдержать новый поток, хлынувший из глаз, опустила голову и закрыла лицо руками.

Приняв успокоительное, предложенное женщиной в белом халате, она покачала головой.

- Это мой муж… Мама всегда была против нашего брака… Я и фамилию мужа не взяла при регистрации, чтобы ее не раздражать хотя бы этим… Она сказала мне, что мужа не спасли… Но это Игорь…

Светлана немного подумала и сказала:

- Позвольте его дочери навестить его. Может, тогда он что-то вспомнит…

Врачи недолго посовещались и разрешили Алине зайти в палату ненадолго. Наташа, подруга Светланы уже через час привезла девочку в больницу.

Света завела Алину в палату и подвела к кровати Игоря.

- Папочка, - девочка бросилась к мужчине, обняла его и не хотела отпускать, - я так боялась, что ты умер, папочка….

Девочка плакала навзрыд и на глазах мужчины проступили слезы.

Он посмотрел на Свету, затем погладил дочь по голове, потом закрыл глаза и, сжав виски, от дикой боли, застонал.

- Все, выходите из палаты, на сегодня хватит ему посетителей, - строго сказал подоспевший врач и дал указания медсестре.

Спустя неделю, Светлану выписали из больницы. Дома ее ждала Евгения Ивановна, которая испекла любимый пирог дочери. Света зашла на кухню и молча, присела. Она собиралась сказать матери то, о чем долго думала в больнице.

- Мама, - начала робко женщина, - Я думаю, тебе пора вернуться домой. Я помогу тебе собрать вещи.

- Что? Ты меня прогоняешь? Родную мать решила выгнать из-за сиротки этой?

- Мама, мама, - покачала Света головой… - Ты неисправима. Почему? За что ты так ненавидишь людей?

- Я о тебе забочусь, дурочка, тебе судьбу свою устроить нужно… Мужа путного, детей… своих…

- У меня есть муж, и он самый лучший! – гордо вскинула голову Света, - К Игорю вернулась память, чтоб ты знала. Больше нет необходимости оставлять его в больнице. Мы с дочерью позаботимся о нем дома…

Мать огорошенно смотрела на Светлану, не в силах слова произнести, а та позвонила в такси и принялась складывать вещи матери в сумку.

- Как ты могла, ма-ма? Неужели ты не понимаешь, что не только серьезный грех на душу взяла, но и совершила уголовное преступление, подделав документы о смерти Игоря.

- Я все делала ради тебя, - непоколебимо заявила Евгения Ивановна, - не такой тебе муж нужен и ребенок чужой это ноша непосильная, не увидишь благодарности от нее…

Света пристально посмотрела на мать таким взглядом, от которого та замолкла на полуслове.

- Такси ждет, тебе пора…

Света протянула матери сумку и, взглянув на прощанье, с сожалением, прошептала тихо:

- Прощай, мама… Прости…