Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

У Варвары не было счастливого детства. Росла она без матери. Мама, красавица с необычным именем Снежана, умерла во время родов. В роддом ехали вдвоем — Михаил сопровождал жену, назад должны были приехать втроем. Но возвращаться пришлось тоже вдвоём. Осунувшийся от случившегося Михаил и малышка с синими глазами. Цвет был настолько яркий и чистый, что и с годами не изменился.

Порой Варя вглядывалась в зеркало с удивлением. Странно – и у отца, и у матери (судя по фотографиям) глаза были карие, от кого же ей достаться мог такой подарок?

Девочку все старались баловать. Отец готов был исполнить любое её желание, бабушки и дедушки заваливали игрушками. Но детства при этом не было. Варя жила вместе с отцом в хорошей квартире, в центре города. Старики навещали их регулярно, приносили новых кукол в нарядных платьицах, книжки…Однако во дворе, где Варя проводила свободное время, она остро ощущала своё особое положение.

Да, другие девочки восхищались её игрушками, завидовали, просили дать поиграть. Но приближался вечер, возвращались с работы мамы, и девчонки оставляли подружек, спеша домой. Из приоткрытых форточек доносились запахи жареной картошки и борща. И в этом был какой-то особенный уют. Михаил почти всегда задерживался на службе, а когда возвращался, нарезал ломтями колбасу с хлебом или варил магазинные пельмени. Зарабатывал он хорошо, но готовить никогда не умел, да и времени на это не хватало.

СЛУШАТЬ АУДИО ВЕРСИЮ РАССКАЗА

И маленькой хозяйкой в доме очень рано стала Варя. Бог весть, где она всему научилась! Что-то подсмотрела дома у подружек, о чём-то прочитала в интернете. Но в квартире теперь всегда был порядок, а к приходу отца с работы его ждал горячий ужин. 

— Жениться тебе надо, — говорила Михаилу его мать, — Девчонку уже совсем заездил. Ей бы в её возрасте бегать, да играть, а она стряпает и убирается.

Михаил лишь отрицательно качал головой. Своё нежелание искать новую подругу жизни он объяснял тем, что не хочет приводить Варе мачеху. Но мать знала, что дело тут в другом. Сын не мог забыть Надю, свою первую любовь. Мать очень не любила вспоминать эту историю и сразу старалась отогнать от себя подобные мысли. Вместо этого она принималась сватать Михаилу дочерей своих знакомых, время от времени подбрасывала ему телефоны «хороших порядочных женщин» из числа своего окружения, но это ни к чему не приводило.

У Михаила сохранилась одна-единственная фотография Надежды. Она была не наклеена, а просто вложена между последними страницами фотоальбома. Потому что время от времени Михаилу было необходимо брать снимок в руки, вглядываться в любимое лицо.

— За что ты со мной так? — каждый раз спрашивал он.

Но белокурая девушка с весёлыми синими глазами не отвечала. Она сидела на лавочке, под кустом сирени и мило улыбалась со снимка. Михаил так отчётливо помнил тот день! И платье Нади из лёгкого шёлка, и нагретые солнцем доски старой лавочки, и тяжёлые гроздья душистой сирени – всё это стояло перед глазами до сих пор.

А потом Надя неожиданно исчезла из его жизни, оставив ранящую душу записку. Михаил долго вчитывался в эти торопливые строчки, всё никак не мог поверить.

«Люблю другого, — писала Надя, — Жду от него ребёнка. Если можешь, прости».

Родители были тут как тут, и сразу стали сватать ему Снежану. Он ходил – внешне такой же как всегда, а внутри – полумёртвый от горя. Но самые близкие люди этого не видели или, скорее всего, старались делать вид,  что не замечают. Зато Снежана, по их словам, была настоящим совершенством. Высокая, статная умная, хорошая хозяйка, будет верной и покладистой женой, никогда не изменит, как это сделала Надежда... Уж очень им хотелось женить Михаила на дочке старых друзей.

И он попался на их удочку легко и быстро. Главным образом потому, что хотел доказать Наде: он не страдает по ней и тоже счастлив в браке.

Потом он много раз задавал себе вопрос – был ли он виноват перед Снежаной? Она действительно старалась, чтобы семья сложилась. Сразу забеременела. Но не капризничала, как это делают другие женщины, находящиеся в интересном положении. Старательно создавала уют, никогда не спорила с мужем, не возражала. Но вот чего не знал до свадьбы Михаил – это того, что у Снежки было больное сердце. В детстве она долго лечилась, даже вставал вопрос об операции. Но слишком большой риск – мать с отцом побоялись отдать единственную дочку на операционный стол.

Снежане постоянно нужно было принимать лекарства, не нервничать, не волноваться, больше отдыхать. Беременность тоже была нежелательной, но так уж получилось. Михаил жену не любил, но жалел. Да и ребенка он не очень то хотел. Для посторонних делал вид, что боится, переживает за Снежану. Но на самом деле — понимал: малыш привязал бы его к жене ещё сильнее.

Михаил надеялся в глубине души, что рано или поздно их брак распадётся и он снова будет свободен. В той самой глубине души он надеялся вернуть Надю, он готов был принять ее, не смотря ни на что, если только она решит к нему вернуться. А Снежка… может, она тоже найдёт себе кого-нибудь.

Хорошо бы в неё влюбился какой-нибудь врач-кардиолог, чтобы всегда присматривал за её хрупким здоровьем, - мечтал Михаил.

Всё кончилось в одночасье. Раньше времени, среди ночи начались стремительные роды, Снежану увезли на «скорой», а утром очень молодой врач, осунувшийся и усталый, сказал Михаилу, ожидающему в коридоре всю ночь, что его жена умерла.

— Обычно сердце не подводит даже при тяжёлом пороке, но в этот раз… Что ж поделаешь, мы не всесильны, сделали что могли, — он развёл руками, — Жалко – красивая, молодая. Может, дочка вырастет на неё похожей.

Первое время Михаил с маленькой Варварой жил у тестя с тёщей. Но когда пришла пора отдавать девочку в садик – он забрал Варю и вернулся вместе с ней в свою квартиру.

Зарплата у него была высокой, девочка ни в чём не нуждалась. Музыкальная школа, поездка на море каждое лето, породистая собачка – отец был рад выполнять все прихоти своей дочки. Но при этом он старался обезопасить её от малейшего риска. Он отдал её в ближайшую школу, которая находилась во дворе, чтобы девочке не нужно было переходить дорогу, всегда встречал, если она где-то задерживалась. Всякие турпоходы с одноклассниками Варе были строго запрещены, да и в кино на последний сеанс отец бы её не пустил.

В итоге Варя жила замкнутой жизнью, и когда она влюбилась в Славку, восприняла это как чудо. Со Славой Михайловым они с третьего класса сидели за одной партой. Общались дружески, всегда давали друг другу списывать по тем предметам, в которых были сильны.

Варе казалось, что Славка – свой, родной. Его всегда можно было попросить проводить её до подъезда, если во дворе бесчинствовала стая бродячих собак.

У Славки Варя спрашивала – подходит ли ей новая прическа? Во время дежурства по классу мальчик не давал ей носить тяжёлые вёдра с водой – таскал сам. Вроде бы мелочи… Но сначала Варя просто считала, что между ними что-то есть, а потом поняла, что влюблена в Славку по уши и это навсегда.

Но однажды Варя увидела его с одноклассницей Нинкой Матвеевой и… сразу поняла, каким может быть Славка, когда ему нравится девочка. С Варей он просто разговаривал по-дружески, легко и весело. А перед Нинкой едва ли не танцевал. Гордо нёс её сумку, но при этом забегал вперёд, заглядывал Нинке в лицо, что-то увлечённо рассказывал ей, и смеялся.

А у Вари на глазах появились слёзы. Она незаметно проследовала за парочкой до городского парка и окончательно убедилась, насколько Славка и Нина поглощены друг другом. Потом Варя присела на пенёк и расплакалась. Развесистый куст сирени надёжно скрывал её ото всех, как ей казалось.

— Милая девочка, что же такое страшное случилось у тебя? — услышала она незнакомый ласковый голос.

Варя медленно подняла взгляд. Перед ней стояла женщина средних лет, одетая очень бедно. Варя даже узнала её. В парке была небольшая часовня, и эта женщина иногда просила милостыню у входа. Стояла недолго. Однажды девушка видела, как незнакомка, пересчитав на ладони монетки, которые ей подали, направилась к ближайшему хлебному киоску. Купила буханку чёрного хлеба и маленькую бутылку дешёвого лимонада. Села на скамейку и стала есть. Значит, она не такая как многие нищие, о которых говорят, что это «артисты в лохмотьях». Приезжают к церкви на своих машинах, а потом вымаливают деньги у доверчивых людей. 

Варе очень хотелось с кем-нибудь поговорить. Подруг у неё практически не было, а с отцом тоже разговор на такую тему не заведёшь. Стоит спросить: «Почему я не нравлюсь Славке?», как брови у отца удивлённо поползут вверх. Он только и скажет что-то вроде: «Брось дурить, таких славок у тебя ещё будет миллион с тележкой». На том и всё.

А незнакомка смотрела так внимательно, участливо, что Варя расплакалась ещё сильнее. Она думала, что никогда больше не встретится с этой женщиной, поэтому безо всякого стеснения излила ей свою скорбь.

— Пойдём-ка, присядем на скамейку, — женщина приобняла её за плечи.

Варя про себя удивилась, что от незнакомки не пахнет немытым телом. Одежда женщины, хотя была старой и ветхой, но чистой. Волосы спрятаны под косынку.

— И что же, — спросила женщина, когда они с Варей устроились на одной из лавочек, — Если этот мальчик любит другую, то тебе и жить незачем?

— Ну а что ещё хорошего в этой жизни? — Варя подняла красное, заплаканное лицо, — Школа и дом, нудные уроки. У меня только и было радости, что Славка…

— Ты не права, — грустно усмехнулась женщина, — Как бы ни было тяжело на душе – всегда можно найти возле себя что-то прекрасное. Вот ты утром просыпаешься, а за окном птицы поют. Прислушайся! Например, в этом парке всю ночь заливаются соловьи. А потом пойдёт дождик, и так приятно будет шлёпать босиком по лужам. Радости в жизни много! И ещё нужно быть благодарной судьбе за то, что у тебя есть свой дом, родные люди, которые тебя любят… 

Но сейчас Варя была не в том настроении, чтобы всё это оценить. Она продолжала плакать и только качала головой на все увещевания.

— Ну что ж, — сказала женщина, — Тогда остаётся последнее средство. Есть у меня волшебное колечко. Пожалуй, надо бы тебе его примерить.

С этими словами она сняла с руки простенький перстенёк. Варе показалось, что кольцо самодельное, но выглядело очень мило. Вместо камня в оправу была вставлена крупная бусина «хамелеон». Под лучами солнца она переливалась всеми гранями.

— Если ты наденешь это кольцо и повернёшь его несколько раз на пальце – тоска уйдёт, и на душе станет легко и радостно. Не веришь? Вот попробуй – и настроение сразу изменится к лучшему.

Женщина взяла руку Вари и надела ей на палец колечко, которое, на удивление, оказалось как раз впору. Варя повернула перстенёк несколько раз. Ситуация была неожиданной – казалось, Варя вернулась в беззаботное детство — и девушка рассмеялась.

— Вот видишь, — убеждающе сказала женщина, — Это колечко помогло. Раз так –оставь его у себя. Оно тебе ещё пригодится.

— Но как же, — удивилась Варя, — Вы же его носили, берегли, а теперь так запросто отдаёте мне.

— Бери, бери, — засмеялась незнакомка, а потом поднялась и пошла по дорожке.

Весь этот день у Вари было приподнятое настроение. Перстенёк обнимал её палец, сверкая гранями. А если на него падал луч солнца, то на стенах комнаты и на потолке начинали прыгать разноцветные зайчики. Мысли о 

Славке отступили, на сердце стало приятно легко. К приходу отца Варя приготовила вкусный ужин, а за чаем не утерпела – похвасталась колечком.

— Смотри, что мне сегодня подарили, — она протянула руку и слегка покачала ею, чтобы в кольце заиграли огоньки.

Она была уверена, что отец лишь скользнёт по нему взглядом, но он прямо-таки впился глазами в кольцо.

— Откуда оно у тебя? — спросил он, заметно побледнев.

Варя сняла колечко и протянула его, чтобы отец мог его подробнее рассмотреть. Попутно она рассказала о встрече с женщиной, которая сама подошла к ней и завела разговор. Внешность незнакомки она описала в нескольких словах, а слова её процитировала так, как они прозвучали.

— Она мне сказала: «Повернёшь кольцо на пальце, и твоё настроение изменится к лучшему».

— Ты говоришь, что прежде уже встречала её в том парке? – переспросил Михаил.

Варвара никогда не слышала, чтобы голос отца был таким взволнованным.

— Да, она иногда просит там подаяния. И видно, что не обманывает людей, прикидываясь попрошайкой. Наберёт денег на хлеб – и уходит.

— Мне нужно уехать срочно… к дедушке с бабушкой, — бросил Михаил, вскакивая, — Не жди меня. Запри дверь – и ложись спать.

Теперь ему предстояло выяснить всё. Когда-то именно родители, которые терпеть не могли Надю, называя её «сиротой беспризорной», передали ему роковую записку. 

Только теперь он начал понимать - все это было довольно странно, что Надежда решила не объясниться с ним сама, а попросила это сделать несостоявшуюся свекровь. И как же сразу он об этом не подумал?

Олег Семёнович и Галина Васильевна, родители Михаила, были весьма благополучной семьёй. На них равнялись, ставили в пример. Это был случай, подтверждающий поговорку: «Чтобы быть женой генерала – надо выйти за лейтенанта». В своё время Галина не побоялась отдать руку и сердце выпускнику военного училища, а потом объездила вместе с ним полстраны. Порой бытовые условия были немыслимые, приходилось устраиваться на ночь на полу, на матрасе. Но молодая жена не роптала. Родила сына, как могла, старалась создать уют членам своей маленькой семьи.

Со временем всё наладилось. Олег Семёнович дослужился до звания полковника, ведал снабжением. И теперь у супругов была отличная большая квартира, машина и дача над Волгой. В шкафу Галины Васильевны рядами висели платья, костюмы, жакеты. А золотых украшений у неё набралась целая коробка.

Семья была общительной, хлебосольной – сами ходили в гости и любили принимать у себя друзей. На этот случай у Галины Васильевны стояли необычные бутылки с настоящими домашними винами. Да и холодильник всегда забит —  было, что на стол поставить. Пели песни, вспоминали прошлое. И по праву могли сказать, что хлебнули лиха, но не испугались трудностей. От этого семья только стала крепче.

В последние годы Олег Семёнович занялся бизнесом. И вот на дочери своего друга и компаньона он и решил женить сына. Родители воспитывали Михаила в строгости, не терпели неподчинения, и в этом случае не сомневались – парень поступит так, как они ему скажут.

Но оказалось, что парень влюблён в эту самую Надю. Настоящая катастрофа для родителей. Девушка из неблагополучной семьи. И, хотя Надя хорошо училась в школе, её матери – беспробудной алкоголичке — это совсем не было нужно. За пятёрки девочку дома не хвалили. Об отце Надя имела и вовсе смутное представление.

— Эх, красивый парень был, — вздыхала мать, наливая себе очередной стакан водки. И добавляла, — Ты на него похожа, кстати.

Надя стала подрабатывать лет с двенадцати. Соседи могли отправить её в магазин, попросить выгулять собаку, посидеть с ребёнком. Платили копейки, но и эти гроши нужно было сразу потратить, чтобы мать не нашла их и не пропила.

Девочке приходилось решать такие задачи, о которых, как правило, не задумываются её сверстники. На какие деньги приобрести всё нужное для школы – те же учебники и тетради?  Как скопить сумму, чтобы починить сапоги, которые начали течь? Порой подходящие вещи отдавали сердобольные знакомые или родители одноклассниц, но такое случалось не всегда.

С Михаилом они познакомились совершенно случайно. В холодный ноябрьский день Надя раздавала флаеры возле торгового центра. Михаил шёл туда за покупками и обратил внимание на худенькую девушку в курточке «на рыбьем меху», которая, наверное, уже долго мёрзла здесь, на леденящем ветру. Он взял флаер, и зашёл внутрь – в тёплое сверкающее царство больших и маленьких магазинов, цветочных киосков, ювелирных лавок, кофеен.  

Пока Михаил делал покупки – образ девушки выветрился из памяти. Но, выходя, он вновь увидел её.

Она будто ещё больше съёжилась, подняла воротник курточки, постукивала ногой об ногу. Тогда он, не задумываясь больше, подошёл к ней и пригласил выпить кофе.

И сразу заметил, как сильно девушка испугалась. Наверное, подумала, что он рассчитывает на интимные услуги. Михаил поспешил разуверить её:

— Ты же ещё, наверное, долго будешь тут стоять. Сделай перерыв на четверть часа. Потом вернёшься и раздашь остальные свои листовки.

В кафе он купил не только кофе, но и пару больших гамбургеров – заметил, что девушка выглядит очень истощённой.

Так началась их дружба, которая быстро переросла в любовь. И вот в день рождения Нади он подарил ей первый в жизни букет и это самое кольцо. Идея пришла, когда дома, в материнской шкатулке он увидел никому не нужные рассыпавшиеся чешские бусы. Выбрал бусину самую крупную, сияющую разноцветными гранями. А потом «дело техники» — проволока, несколько часов кропотливой работы и подарок готов…

Надевая колечко на палец Нади, он сказал ей ту самую фразу:

— Оно волшебное, вот увидишь. Стоит надеть его и повернуть несколько раз, как настроение изменится к лучшему.

Надины глаза засияли, хотя она ещё даже не успела повернуть кольцо.

Михаил бывал у родителей часто, и его появление не должно было их удивить. Но, всё же, увидев его лицо, мать вскрикнула:

— Что случилось? Что-то с Варей?

Михаил молча покачал головой. Потом попросил отца и мать собраться в большой комнате, за столом.

— Я хочу, наконец, узнать правду, что случилось, — сказал он, — Больше я не поверю сказочкам о том, что Надя в кого-то внезапно влюбилась и уехала с ним  на Сахалин. Варя недавно видела её, собирающей милостыню. И я пришёл за тем, чтобы вы мне всё рассказали.

— Варя говорила с ней? Ты всё открыл дочке? — ахнула мать.

— А что я мог рассказать? Что у меня была первая любовь? Любовь на всю жизнь? Что я не испытывал никаких чувств к её матери? Нет, ничего этого я дочке не поведал. Но теперь я буду искать Надю, пока не найду. И ты, отец, можешь не смотреть на меня таким грозным взглядом. Прошёл тот возраст, когда меня можно было отлупцевать ремнём или поставить в угол. Теперь я сам стал хозяином своей судьбы. Через вас или нет – я всё узнаю. Пойду к родителям Снежаны…

— Только этого не делай, — вскрикинулась мать, — Они и так столько пережили, не надо усугублять их боль!

— Тогда говорите вы, — предложил сын.

Отец молчал, потупил голову, а мать начала рассказывать. С трудом, подбирая слова, подыскивая оправдания тому, что они сделали много лет назад.

— Понимаешь, нам было очень страшно. Ты – воспитанный мальчик, послушный – и сойдёшься с дочерью алкоголички. Увязнешь в этой компании, сам начнёшь пить…

— Надя никогда не пила, — перебил Михаил, — Она по матери видела, насколько это отвратительно. 

Мать покивала:

— Ну что ж, а мы тогда по-другому считали. Отец решил с Надей поговорить, чтобы она тебя оставила. И в этот же день друг признался ему, что не знает, что делать со своей дочкой —  Снежаной. Она была беременна, а парень оказался трусом и просто сбежал. Девочке переживать нельзя, у неё больное сердце.

Отец сначала просто посочувствовал другу, а потом пошёл к Наде. Предлагал ей денег, обещал, что оплатит учёбу на каких-нибудь курсах, чтобы она получила специальность и начала свою жизнь, без тебя. Но девушка оказалась тверда и повторяла, что тебя любит. Тогда отец сказал, что ты женишься на другой, она ждёт ребёнка.

Женишься на красивой, воспитанной, из хорошей семьи, словом, на своей ровне. И если Надя тебя любит, то молча уйдёт в сторону, не станет мешать. А если решит чинить препятствия, то что ж…Очень скоро у неё дома найдут наркотики,  и тогда она уж точно не сможет помешать свадьбе, потому что вместе с матерью окажется в тюрьме.

Предложив плачущей Наде хорошенько подумать, отец отправился к другу домой, прихватив с собой бутылку коньяка. Там они и решили, что «детей нужно спасать». Надо быстро поженить тебя и Снежану. Снежку убедили, что только в этом случае её ребёнок будет расти в полноценной семье. А тебе  сказали, что это твой ребёнок. Надеялись, время пройдёт – и другие дети появятся.

Постепенно перед Михаилом раскрывался весь этот чудовищный обман.

— Так, значит,  Варя не моя, выходит,  дочь? — с ужасом спросил он. 

— Погоди, — мать вытерла слёзы, катившиеся по щекам, — Там дальше всё и того хуже было. Состряпали ту записку, которая якобы от Нади. Ты же к её почерку не приглядывался, вы всё больше смс-ками теперь переписываетесь. Отец помог Наде и её матери быстренько продать квартиру и купить домик в селе. Ветхий – зато подальше от города, чтобы вы случайно не встретились.

Ты помнишь, как Снежана тяжело носила ребёнка. Мы все уже думали — какие там другие дети, пусть хоть этого малыша благополучно родит! А когда привезли её в роддом, выяснилось, что там же рожает и Надя. В сёлах-то родильные дома давно позакрывали, теперь всех в город отправляют.

И тут произошла эта трагедия. Умерла Снежка, и её ребёнка врачи тоже не смогли спасти. А Надя родила здоровую девочку. У отца везде связи, ему показали малышку. Ну, копия ты в детстве, да никто из нас и не сомневался, что это твоя дочка. Что нам было делать? Мы решили всё прежде, чем Снежкины родители узнали правду. Заберём малышку, скажем, что это – дочь Снежаны. А Наде врачи признаются, что её ребёнок умер. Кто такая эта Надя? Практически сирота. Никто не станет за неё заступаться, вести расследование. Так мы считали…

Да и ведь всем хорошо. Снежкины родители будут считать, что хотя бы внучка у них уцелела, ты станешь воспитывать родного ребёнка, мы все тебе поможем.

— А Надя? — тихо спросил Михаил.

— Так и Наде будет легче! Ну, зачем ей ребёнок в восемнадцать лет, только обуза. Начнёт всё заново. Так мы и поступили. Пришлось, правда, денег много заплатить, но оно того стоило. Только вот Надя повела себя не совсем так, как мы хотели. Она явилась к нам однажды, в надежде встретиться с тобой. Видимо, хотела, горем поделиться... И тогда отец…

Михаил потрясенно смотрел на родителей…. Он не мог поверить, что самые близкие для него люди оказались столь хладнокровными и жестокими. Что ещё мог сделать отец? Что могло быть хуже того, что они уже натворили?

— В общем, отец поговорил с врачами – и Надю признали психически больной, чтобы ты не поверил ей, в случае чего… На работу её больше никто не брал. Тяжёлый диагноз ей написали. Слышала я, что она где-то уборщицей подрабатывала, а теперь, видно, до края дошла, раз милостыню просит.

Михаил рывком поднялся, отшвырнул стул, посмотрел на родителей непередаваемым взглядом и выбежал из квартиры.

Поиски он начал с раннего утра. Спросил у женщин в часовне, не знают ли они, где живёт нищенка, которая приходит сюда просить подаяния? Получив отрицательный ответ, начал обходить другие городские храмы, и снова возвращался в парк, ходил по дорожкам, вглядывался в каждую встречную…

Лишь через несколько недель поиски увенчались успехом. Михаил напрасно боялся, что годы изменили Надежду, и он может её не узнать. Надя осталась почти такой же. Только морщинки появились возле глаз.

Казалось, она совсем не удивилась, когда он внезапно вырос перед ней. А Михаил жадно вглядывался в её лицо, но боялся обнять, прижать к себе. Ведь его семья была так страшно виновата перед ней, причинив ей такое горе.

Но Надя так же пристально всматривалась в него, точно искала ответ на вопрос – счастлив ли он? Помогло ли её самоотречение Михаилу устроить свою судьбу? И видно она что-то поняла, потому что сказала, вздохнув:

— Обидели нас с тобой…

И только тогда он смог подхватить её на руки. Наверное, это странно выглядело со стороны. Высокий красивый мужчина в дорогом костюме прижимает к себе, как самое дорогое, отнюдь уже не юную нищую женщину.

— Наш ребёнок не умер, — первое, что сказал он ей, — Это Варя, та девочка, которой ты отдала своё кольцо — мой подарок.

Надя закрыла лицо руками и горько заплакала.

В тот же вечер все трое – Михаил, Надя и Варя сидели за столом, и пытались переосмыслить всё, что с ними случилось за эти несколько дней. Варе предстояло понять, что у неё теперь есть мать. Наде — что она в одночасье обрела и ребёнка, которого давно уже похоронила, и любимого мужчину. А Михаилу, кроме того, нужно было решать, как теперь жить их семье дальше.

— Мы немедленно уедем отсюда, — сказал он, — Куда-нибудь в тёплые края, к морю. Нет, я говорю не об отпуске. Продадим эту квартиру и купим жильё там. Дело в том, что я больше не смогу общаться с родителями. После того, что они сделали с нами – обездолили всех троих — не могу их видеть. Пенсии у родителей хорошие, если что, я не отказываюсь помогать им деньгами. Но смотреть им в глаза  — больше не смогу. Они не пощадили самого дорогого мне человека, заставили нашу дочку чувствовать себя сиротой. Такому не может быть прощенья.

— Когда терзаешься ненавистью, очень тяжело жить, — тихо возразила Надя, — если бы я все эти годы ненавидела вашу семью, я бы действительно сошла с ума. Спасалась  я тем, что любила тебя. Не смотря ни на что. И сейчас мы гораздо счастливее других, потому что любим друг друга. А твои родители, что ж… Простим им. Но ты прав – давай лучше уедем из этого города, где на нашу долю выпало столько боли и бед.

А Варя держала маму и папу за руки, и никак не могла разжать пальцы.