Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Никита очень любил своих девчонок. Жену Асю и дочку Анютку. Малышка была пухленькая, умилительно серьёзная — как взрослая, любила помогать маме по хозяйству. И, хотя она в свои четыре годика ещё могла не многое, но маленькие поручения исполняла старательно.

Перед тем, как семья собиралась за столом, Анечка раскладывала вокруг тарелок столовые приборы.

А ещё она подметала пол у себя в комнате, складывала в ящик игрушки.

В Асе же, наоборот, было что-то детское. Невысокого роста, худенькая, светлые волосы завязаны в хвостик. И характер очень лёгкий —  никогда она никого не ругала, часто смеялась, постоянно придумывала какие-то маленькие праздники для семьи.

Может, кто-то из ровесниц упрекнул бы её за то, что Ася – не самая лучшая хозяйка. Не стоит часами у плиты, не увлекается шитьём и вязанием. Но зато они все вместе — с мужем и дочкой —  бегали в кино. Для Анютки брали с собой бутерброды или печенье, чтобы девочке было чем заняться. Молодые супруги играли в бадминтон на пляже и ходили в туристические походы.

СЛУШАТЬ АУДИО ВЕРСИЮ РАССКАЗА МОЖНО ЗДЕСЬ

Дом Никиты и Аси всегда был открыт для гостей. В самой большой комнате стоял стол, на который хозяева водрузили электрический самовар. В вазочках  лежали печенье и пряники. Каждого, кто пришёл, обязательно усаживали, угощали чаем или кофе.

И гитара на стене висела. Играть любили оба – и Никита, и Ася. Ведь они и познакомились когда-то в археологической экспедиции.

Ася тогда окончила первый курс истфака, и у неё была обязательная практика. Никита перешёл на четвёртый и собирался специализироваться по археологии. Поэтому он был помощником преподавательницы, которая руководила экспедицией – Галины Ивановны.

Днём студенты работали на раскопе, а вечерами засиживались у костра, и гитара переходила из рук в руки.

Ася играла очень хорошо,  у неё за плечами была музыкальная школа. А Никита сам сочинял песни. Это их поначалу и сблизило. Но вскоре они уже не могли расстаться даже на несколько часов и к Новому году сыграли скромную студенческую свадьбу.

С той поры прошло восемь лет. Никита получил красный диплом, его назначили сначала заместителем, а потом директором крупного культурного центра. Ася о такой карьере не мечтала. Она работала научным сотрудником в краеведческом музее. Очень любила свой город, его окрестности. И когда девушка проводила экскурсии, ей всегда не хватало времени, чтобы рассказать обо всём, что она знала.

…Тем летом они всей семьёй ездили в Испанию, гуляли по старинным улицам, нежились под ярким солнцем.  А когда вернулись,  шёл затяжной холодный дождь, и деревья начала ронять пожелтевшие листья. Предстояла бесконечная серая осень...

Но невозможно было представить, что такая же серость и слякоть поселится еще и в сердцах.

Когда Никита прочел сообщение от жены, он посчитал, что это глупый розыгрыш, что никогда бы Ася так не поступила с ним, а дочка… Уж ее то точно она не смогла бы оставить.

В голове не укладывалось даже то, как Ася смогла пошутить таким образом, но когда жена не вернулась ближе к полуночи, Никита уже не на шутку начал волноваться. Он вновь и вновь перечитывал эти строки и разум отказывался строить предположения, все плыло словно в тумане, и только боль пульсировала в висках, и надежда на то, что сейчас раздастся звук поворота ключа в замочной скважине и на пороге он увидит любимую, которая будет весело смеяться и говорить: «Ну, неужели ты поверил? Как ты мог?»

Однако, вопреки надеждам, за дверью было тихо, а телефон у Аси оставался вне зоны действия.

Анютку с трудом удалось уложить, потому что засыпать без мамы было делом непривычным. Какие только сказки Никите не пришлось вспомнить. Что-то сочинял сам, что-то удавалось вытащить из памяти. Не потому, что он раньше никогда не рассказывал сказок дочурке, а потому, что сейчас все мысли были заняты женой, ее нелепым сообщением и ее отсутствием в такое позднее время.

Прошло несколько дней. Никита написал заявление в полицию о пропаже жены, но не смог умолчать о сообщении, полученном от нее. После проведенного допроса, иначе было не назвать беседу с полицейским, который деловито отложил в сторону бумагу с произведенными пометками, и, глядя Никите в глаза, сказал ледяным пугающим тоном: «Вам супруга ясно написала, что не хочет с вами больше иметь дел, какой тут розыск может быть?»

Никита понимал, что искать его жену никто не станет, хотя заявление и было принято.

Он не мог найти себе места, совершенно не представлял, что делать, пытался понять, где он чего-то упустил, если Ася на самом деле ушла так внезапно. Анечка удивлялась, почему папа долго молча сидит и смотрит в одну точку на полу, она дергала его за рукав и постоянно спрашивала: «А скоро мамочка вернется?».

Никита не знал, как можно успокоить дочь, и сказал ей, что маму заколдовала злая волшебница, и теперь они её, возможно,  долго не смогут увидеть.

«Потом, когда Анечка подрастёт, я ей всё расскажу», —  думал он, - «а пока рано делать какие-то выводы, да и дочка совсем мала, чтобы понять»…

Про себя Никита решил, что непременно выяснит, почему Ася так поступила, и если она на самом деле смогла променять их на чужого мужчину, он не простит ее и будет сам воспитывать дочь. Но поверить в бред о том, что жена могла притворяться и лгать, Никита не мог.

Пока Ася была дома, он сумел, конечно,  хоть немного  овладеть навыками ухода за маленьким ребёнком. Хотя, некоторые моменты решал по-мужски. Порвались колготки? Зашить всё равно не получится, значит, выход один – выбросить, и купить новые. Но вот когда в детском саду готовился праздник – Никита попал в тупик. Анютка заявила, что ей нужна причёска, а воспитательница укорила его за то, что у малышки нет белых гольфов. С последним ладно – разобрались, купили в ближайшем магазине детской одежды, но вот когда они вдвоём с Анечкой пришли в парикмахерскую и Никита растерянно попросил:

— Сделайте, пожалуйста, дочке причёску… вечернюю, наверное… У неё вечер в садике… - Парикмахерша рассмеялась…

Никита изводил себя, он все готов был отдать, лишь бы только встретиться с женой, посмотреть в ее глаза, задать один, всего один вопрос… Но она как будто в воду канула. Родственников у Аси не было, друзья ничего не знали. Она, как обычно, ушла с работы и исчезла… Только это сообщение, будь оно неладно!

Никита уже не мог слушать, как девочка постоянно просит его:

— Папа, давай скажем злой волшебнице, чтобы она отпустила к нам маму, хоть на денёчек, хоть на часок! Если мама заколдованная, я могу с ней даже не разговаривать. Только обниму её крепко-крепко.

Никита сам обнимал Анюту в такие минуты и вздыхал, всхлипывая, словно младенец.

Ближе к зиме всё стало ещё хуже. Никита подумал, что Анечка заболела. Малышка ничем не интересовалась, подолгу сидела и смотрела в окно. Она привыкла встречать маму и будто ждала, что та вновь покажется на дорожке, ведущей через двор.

Аппетит у Анечки тоже пропал. Она неохотно съедала даже лакомства – только, чтобы отец не расстраивался.

Никита испугался, что дочка заболела, и повёл девочку к врачу. Но физическое состояние было нормальным.

— До поры до времени, — предупредила врач, — У Ани самая настоящая депрессия, и рано или поздно она серьезно заболеет. Не ест, плохо спит, часто плачет — вам этого мало? Дожидаетесь беды?

Вернувшись вместе с дочкой домой, Никита долго думал, что же ему делать. В конце концов, проведя в размышлениях несколько бессонных ночей, он решил дать объявление «Срочно требуется мама». 

Никита надеялся, что за хорошую плату найдётся добрая женщина, хоть немножечко похожая на Асю, которая согласится в течение нескольких месяцев, а то и лет, играть роль самого близкого для Анютки человека.

Мужчина по-прежнему верил, что рано или поздно время расставит всё на свои места.

Поскольку зарплату потенциальной «маме» он предлагал очень хорошую, к нему быстро стали обращаться кандидатки. Но каждой приходилось отказывать. То приходила молоденькая девушка, которой было всё равно – подрабатывать в «Макдональдсе» или нянчиться с ребенком. Ясно, что если у девицы изменятся планы, она уйдёт в любой момент. А второго удара Анечка не вынесёт.

То, наоборот, являлась женщина, которая открыто говорила, что дома её ждут дети. Видимо, она считала свой опыт достаточным, чтобы сыграть роль матери. Но Никита понимал, что претендентка никогда не сможет привязаться к чужому ребёнку. Свои дети будут для неё на первом месте. Они станут звонить матери, та им ответит. Анечка поймёт, что её обманули.

К тому же, внешне все, кто являлся к нему на «собеседование», и близко не походили на Асю. Дочка же уже не младенец, она станет задавать вопросы. В конце концов, он сказал девочке, что если злая волшебница согласится расколдовать маму — она вернётся к ним немного другой, изменившейся. Но Анечка была согласна и на это.

Однажды Никита возвращался домой не на машине, как обычно. Поехал автобусом. И вот тогда ему показалось, что в начале салона, держась за поручень, стоит его Ася. Правда плащ на девушке был незнакомый, ярко-зелёный, но в остальном… Тот же рост, те же светлые волосы, которые незнакомка поправила совершенно Асиным движением.

На ближайшей остановке девушка сошла. Никита помедлил секунду, а потом решил, что это единственный шанс, один на миллион, который даёт ему судьба. И выскочил из автобуса следом.

Незнакомка уже успела отойти на несколько шагов, и ему пришлось её догонять.

— Ася! — он схватил её за локоть, - Ася, родная…

Девушка обернулась, сделала шаг назад и испуганно прошептала:

- Я… не Ася…

— Как не Ася… Простите…Ради Бога, не подумайте ничего дурного. Нет, я не просто, чтобы познакомиться… Вы очень сильно похожи на мою… Простите… Можно мне поговорить с вами… Насчёт работы. Нет-нет, это очень приличная работа. Я не сутенёр какой-нибудь, честно. Если вы не захотите помочь мне – то никаких претензий. На одну минуту… зайдёмте со мной в кафе. Я вам всё объясню.

К его великому разочарованию, девушка всерьез испугалась и попыталась убежать. Но мужчина слезно упросил остаться. Они прошли в ближайшую «стекляшку», Никита заказал кофе и пирожные.

— Ну, что же вы, рассказывайте, — взволнованно поторопила его девушка, озираясь по сторонам.

Никита сбивчиво начал объяснять ситуацию. Он хотел изложить всё в нескольких словах, без лишних эмоций, чтобы не отпугнуть до боли знакомую незнакомку. И в то же время он умолял. Ему казалось, что их с дочкой спасение заключается в том – согласится девушка на предложение или нет. Другой такой похожей на Асю он не найдёт.

Да и сейчас он просто был уверен, что это и есть его Ася, но она вела себя естественно, его любимая жена не сумела бы врать и притворяться, он это знал… Но надо же, бывают совпадения…

— Как вас зовут, кстати? — спохватился он.

— Юля, — девушка помешивала ложечкой кофе трясущейся рукой.

Никиту обрадовало уже то, что она не отказала сразу.

— Вы не подумайте, я зову вас не в домработницы, и уж конечно, не для того, чтобы вы были…как моя жена… Только для Анютки. Только девочкой заниматься, чтобы она поверила, что вы – мама … чтобы не плакала. Иначе мне бы и в голову не пришло бы…Временно… Можно ли надеяться, что вы не откажете?

— Видите ли,— медленно сказала Юля, — Мне на самом деле нужны деньги. Нет, вы не подумайте, что я — алчная особа, которая хочет заработать на девочке. Кроме того,  я очень сильно люблю детей, хотя, своих не дал Господь… Просто недавно я узнала, что у мужа долги. Он уехал в командировку, а меня достают коллекторы. Вчера даже машина возле дома стояла – приехали два таких амбала, чтобы со мной «поговорить». Так что, я не откажусь... Мы с мужем даже квартиру не успели купить – снимаем пока... Продать мне нечего…

Девушка с грустью вздохнула и посмотрела в глаза собеседнику с такой болью, отозвавшейся в сердце нервным стуком… Ася… Нет, нет, нет… Это просто совпадение, Ася не стала бы врать… Но сердце билось с такой бешеной силой, что хотелось схватить ее на руки, отнести домой и больше никуда не отпускать…

 

— Какая сумма? — коротко спросил Никита.

Как в последнее время заведено, Юля не стала называть цифры, а написала их на бумажной салфетке.

— Нет проблем, — сказал Никита, — Если вы сегодня вечером или завтра придёте, познакомитесь с Анюткой, и всё… срастётся, я сразу погашу ваши долги. И не в счёт зарплаты. Зарплату я вам тоже буду платить, не сомневайтесь.

— Хорошо, — Девушка взглянула на часы, — Тогда я через два часа буду у вас. Напишите адрес…

— Спасибо Вам огромное, Юля! А я пока подготовлю девочку,  —  Никита поднялся, — В восемь часов мы вас ждём.

Юля молча кивнула…

Домой Никита возвращался с некоторым страхом. С тех пор как Анечка заболела, она не ходила в садик. За девочкой присматривала приходящая няня. Работы было немного. Главная задача состояла в том, чтобы уговорить Анютку хоть что-то съесть. Всё остальное время малышка сидела возле окна. Не хотела ни играть, ни смотреть мультики, ни слушать, как ей читают. Личико ее оставалось безучастным.

Однажды Никита вернулся раньше обычного, и услышал, как няня сказала кому-то по телефону:

— Боязно мне тут работать. Девчонка не ест, сидит в одной позе, как кукла. Случится с ней что-нибудь, а мне отвечать придется.

«Какие слова найти, чтобы Анечка нам поверила?» — думал Никита по дороге и мысленно обращался к небесам… 

Дома он поспешил отпустить няню и подошёл к дочке, сидевшей на своём привычном месте – Забившись в уголок широкого подоконника.

— Доченька, — несмело начал он, — Сегодня может случиться очень важное событие... Чудо… Злая волшебница согласилась отпустить маму. Только наша мама всё-таки немного изменилась. Если ты её узнаешь, и поверишь, что это она – мама будет жить с нами. А если она тебе не понравится такой, какой стала – что ж, тогда она уйдёт.

Несколько минут Анютка молча, смотрела на отца большими серыми глазами.

— Папа, — сказала девочка после недолгой паузы, — Купи торт. И цветы. Ты же маме всегда покупал, когда она откуда-нибудь приезжала.

Никита хлопнул себя по лбу:

— Точно! Ты права! Мне это просто в голову не пришло. Если я спущусь ненадолго в кондитерскую – ты посидишь одна?

Анюта кивнула, и снова стала смотреть в окно. Никита так и не понял, поверила она его словам, или нет.

К восьми часам всё было готово. На столе стоял большой торт, украшенный кремовыми розами. Букет розовых лилий благоухал на всю комнату.

И вдруг Никита заметил, что Анечка уже не сидит на подоконнике, а стоит на коленях, прижалась ладошками к стеклу и рассматривает внизу что-то…кого-то.

А ещё через несколько минут в дверь позвонили.

— Она… потеряла ключ? — шёпотом спросила Анечка.

— Наверное. Ей сейчас многое нужно будет вспомнить. — Никита поспешил к двери, ругая себя за то, что не дал Юле ключи.

Девушка стояла на пороге, теребя пояс плаща в руках. Она вопросительно посмотрела на Никиту, а тот скосил глаза в глубину квартиры — мол, там.

— А где мой котёночек? — громко, нараспев, спросила Юля, и Никита остолбенел. Так всегда говорила Ася, но… Никита не предупреждал об этом Юлию....

Голос её тоже был один-в-один, как у Аси.

По коридору быстро-быстро затопали маленькие ножки. Анечка бросилась к ней, крепко обняла Юлю и стояла так… дооолго. Она даже не взглянула в лицо «мамы» — ей хватило этого голоса.

Они обе замерли. А потом, не обращая больше на Никиту внимания, не разжимая объятий, пошли в комнату Анечки, и долго сидели там. Юля догадалась привезти девочке подарок – синюю меховую кошку с длиннющими усами. Никита боялся войти, потревожить «маму и дочку», перебить их беседу. Он только слышал, как Анютка что-то восторженно рассказывала.

Про торт все вспомнили с большим опозданием.  Только перед сном спохватились, что его надо бы убрать в холодильник. И тогда Анечка попросила отрезать ей самый большой кусок с красной кремовой розой.

Конечно, в этот день спать Анютку укладывала Юля. Когда девушка вышла из детской, попросила:

— Уже очень поздно. Вызовите мне такси…

— Вы хотите ехать домой? Всё равно ж снимаете квартиру. Так лучше переселяйтесь к нам. Сейчас покажу вам комнату. Я всё равно целый день на работе. За домашние дела вам браться не придётся. Утром придёт женщина, она всё сделает – сходит в магазин, приготовит…

А иначе вам будет очень неудобно – Анечка просыпается рано. Она сразу позовёт маму. Вам нужно будет приезжать к этому часу…

— Тогда мне нужно съездить за вещами, — не стала спорить Юля.

— Я вас отвезу. Анечка точно не проснется пока.

Никита не только отправился с девушкой на квартиру, но и помог ей собрать сумки, загрузил их в багажник.

А утром сообщил Юле, что перевёл на нужную карточку необходимую сумму, чтобы погасить долг, а так же передал ей в конверте зарплату за месяц вперед.

— Только, пожалуйста, не бросайте нас, — просил он, уже стоя возле двери, готовясь уходить на работу, — Чувствуйте себя как дома, если что-то нужно будет – сразу звоните.

Юля не стала его тревожить. А вечером, когда он вернулся, его ждал не только ужин, приготовленный домработницей, но и пирог, который Юля и Анюта испекли сообща.

Малышка потянула отца за рукав:

— Папа, мне нужно тебе что-то сказать.

И оставшись наедине с отцом, прошептала:

— Ты, наверное, очень хорошо попросил злую волшебницу, потому что она совсем-совсем расколдовала маму. Она такая же, как и раньше, только не помнит кое-что.

Юля с Анечкой теперь были —  не разлей вода. Заплести косички, почитать книжку, просто поговорить — девочка хотела проводить с «мамой» каждую минутку.

Первое время Никита успокаивал себя, что они с дочкой судят о Юле пристрастно. Просто они так оба тосковали по Асе, что готовы были принять некое сходство за полное тождество. Но мнение переменилось, когда к ним в гости пришли общие знакомые.

После исчезновения Аси Никита закрыл перед всеми двери. Он не хотел, чтобы по вечерам или по выходным – в то время, когда он мог побыть с дочкой – им кто-то мешал. Не мог терпеть он и сочувствующие разговоры. Говоря об Асе, гости точно лишний раз прикасались к открытой ране. Но эту супружескую пару они с женой знали очень давно. Люди интеллигентные, воспитанные, Никита и Ася любили общаться с ними.

Никита предупредил, что у девочки теперь новая няня, которая внешне напоминает исчезнувшую супругу, и Анюта называет её «мамой». Он попросил поддержать «игру» ради девочки.

Но увидев Юлю, Олег и Раиса просто остолбенели. Правда, они постарались взять себя в руки и за столом поддерживали непринуждённый разговор. А когда гости уходили, Олег не выдержал:

— Знаешь, Никит, у меня такое впечатление, что в мире стали выпускать клонов. И тебе достался один из первых экземпляров.

После этого Никита окончательно потерял покой. Он попытался поговорить с Юлей, но девушка ничего не рассказывала о своём прошлом, а проявлять настойчивость он не мог, боялся, что она уйдет.

И тогда Никиту осенила мысль обратиться к услугам частного детектива. Он надеялся, что профессионал поможет пролить свет на эту загадочную историю. Молодой парень по имени Игорь ничем не напоминал Шерлока Холмса, но предоставить нужные сведения обязался в течение двух недель. А то и раньше.

И действительно, вскоре он позвонил Никите на работу и предложил назначить встречу. Никита просто не мог ждать и попросил Игоря приехать как можно скорее.

— Узнать, кто такая ваша Юля, мне никакого труда не составило. Ей особо скрывать нечего — Игорь положил перед Никитой красную папку, — Вас, как я понял, больше всего интересовало два момента.

— Даже один.

— Почему Юля так напоминает вашу сбежавшую жену, и нет ли в её прошлом какого-нибудь криминала, — невозмутимо продолжал Игорь, — Ничего плохого за ней не числится. Что касается вашей жены, тут ещё проще – они с Юлей сёстры.

— Как? – Никита оторопел.

— Вот свидетельства об их рождении, вернее – копии. Надежда Макаровна, мать вашей сбежавшей жены, была замужем за Ильёй Викторовичем, в этом браке родилась дочь Анастасия – ваша Ася. Почти сразу супруги развелись, потому что Илья Викторович изрядно выпивал. Мать забрала девочку и уехала. Она даже не подавала на алименты, потому что постоянной работы у Ильи не было, а если он где-то калымил, то сразу деньги пропивал.

Вскоре Илья женился второй раз. Его супруга, Кристина Васильевна, стала матерью Юли. И, хотя, у девочек был общим только отец, внешнее сходство, как видите, у них — невероятное. Видно, у Ильи сильные гены.

Второй раз семья у него тоже не сложилась, хотя Кристина должна была бы его понимать как никто – пили оба. Когда малышке исполнилось три года, отца с матерью лишили родительских прав, и девочку отдали в детский дом.

 

Вероятно, поэтому ей не хочется вам ничего рассказывать. Всё, что она знает о родителях – это то, что они были алкоголиками, променяли дочь на бутылку. Согласитесь, не лучшая рекомендация. Других своих родственников Юля искать не пыталась. В детдоме им старались побыстрее дать профессию, какое там высшее образование! Так что окончила Юля лицей, который раньше именовался ПТУ номер тридцать. Парикмехер-универсал, работала в мужском салоне на улице Мира. Вышла замуж за одного из своих постоянных клиентов. А он оказался не алкоголиком, но игроком, отсюда и долги. Вот и вся короткая биография вашей няни. Никаких плохих отзывов. Девушка честная, трудолюбивая — в салоне не прочь взять её обратно, если она вернётся.

— Это вряд  ли, — Никита поднялся, пожал Игорю руку, — Сейчас переведу вам вторую половину гонорара. И премию – за такие новости. А еще, хочу поручить вам поиски своей жены. Вижу ваш профессионализм и жаль, что раньше мне эта идея не пришла. Возьметесь?

Игорь с радостью согласился. Но это дело удалось распутать не настолько быстро, как первое. Однако, спустя пару недель Игорь с опаской сообщил, что есть подозрения, что Юля – это и есть Ася, а сама Юля в настоящее время находится в другой стране.

- Подробности будут позднее, а пока точно могу сказать – ваша жена никуда не уезжала… Почему она скрывается под именем Юли, буду выяснять…

С этого дня Никита места себе не находил, он хотел поговорить об этом с Асей, но она вела настолько естественно, считая себя другим человеком, что он не мог начать разговор… Не получалось, да и стоило дождаться результатов от Игоря.

Прошел целый месяц, прежде чем Никита услышал от детектива ошеломляющую новость.

У Юли в последнее время начались серьезные проблемы с мужем. Ей постоянно приходилось платить его кредиторам, а однажды один из них предложил ей бросить неудачника мужа и уехать вместе с ним из страны. Он пообещал ей золотые горы, дарил подарки, водил в рестораны, устраивал романтические встречи. Юля в жизни не видела подобного от мужа и со временем привязалась к этому мужчине и решилась уехать с ним... Ее муж, Антон, услышал от знакомых о таком предательстве и ушел в запой. Возвращаясь после очередной попойки из бара, он увидел на автобусной остановке Асю, естественно, он принял ее за свою сбежавшую жену и потащил домой. Ася пыталась кричать, но вокруг никого не оказалось, а мужчина ударил ее так, что при падении она ударилась головой о скамейку и  потеряла сознание. Он притащил ее домой, забрал сотовый и, отыскав в контактах «Любимый», отравил сообщение о том, что она безумно любит другого, ждать ее не стоит, а лучше забыть навсегда и, вытащив симку, уничтожил ее. Придя в себя, Ася ничего не могла вспомнить и Олег, естественно, помог ей восстановить в памяти прошлое Юли, работать он ей запретил, позволил выходить лишь в магазин. Измену он не мог простить, и не мог отпустить женщину. По несколько дней он не появлялся дома, а когда в очередной раз пришло время расплаты за долги, он решил развеяться – уехал к морю с любовницей, а Асе, которую он принял за Юлю, сказал что срочная командировка. Так Ася жила тем, что рассказал ей Юлин муж, и была вынуждена объясняться с его кредиторами, пока Никита не встретил ее…

- Антон уже находится в рай.отделе, - подытожил Игорь, - но вряд ли ему грозит серьезное наказание. Он ведь принял Асю за свою жену, а то, что его удар привел к потере памяти, это придется еще доказывать… Как и то, что вообще был удар…

Только когда всё выяснилось, Никита тут же начал предпринимать все меры для того, чтобы Ася все вспомнила. Он нашел лучших специалистов, возил ее в знакомые места, где они любили отдыхать.

Приближался Новый год. Никита принес из подвала елку, которую они с Асей купили в первый год совместной жизни, игрушки, мишуру.

- Завтра будем елку наряжать, - сказал Никита, улыбнулся Асе и открыл коробку с игрушками.

Женщина несмело подошла поближе, посмотрела на лежащего сверху стеклянного ангелочка со сверкающими блестками крыльями, которого они с Анюткой покупали в супермаркете прошлой зимой, осторожно взяла его в руки, словно держала в них свою судьбу и, подойдя к окну, задумалась.

Никита видел напряжение, выдававшее ее лицо. Ася то хмурила лоб,  то сощуривала глаза, то прижимала к себе ангелочка, а веки ее подрагивали в этот момент.

И вдруг, не выдержав переполняющих эмоций, Ася поставила игрушку на подоконник, обхватила себя дрожащими руками и слезы крупными каплями покатились по ее щекам. Очень быстро тихий плач перешел навзрыд.

Никита приблизился, несмело обнял женщину за плечи и тихо прошептал:

- Родная, я рядом, все позади…

Ася бросилась в объятья мужа и, дрожа, как осиновый лист на холодном ветру, тихо шептала, всхлипывая от слез:

- Прости меня, я ведь не знала ничего, не помнила… Как же вы жили без меня… Бедная моя девочка… Сколько ей пришлось пережить… Как же так… За что нам выпало такое?..

Никита крепко прижимал жену, обнимая ее за плечи, которые то и дело вздрагивали, и целовал ее лицо:

- Все будет хорошо теперь… Только ты не плачь, все позади, и ты ни в чем не виновата… Анечка всегда знала, что ты любишь ее… Не плачь, прошу тебя… Все позади…

Ася тихонечко зашла в комнату дочери, присела у ее кровати на мохнатый коврик и долго сидела так, не в силах все еще поверить, что нежданно обрушившаяся на их семью беда осталась позади… Она гладила волосы дочки, любовалась ее милым личиком и утирала не унимающиеся слезы…

Утром, когда Анечка проснулась, из кухни доносился запах свеже испеченных блинов. Девочка примчалась в кухню, обняла мать, прижалась к ней всем телом и взволнованно прошептала:

- Злая колдунья насовсем тебя расколдовала, ты вспомнила, что я люблю блинчики. Она больше никогда не заколдует тебя?

Голос девочки дрожал, нижняя губка подрагивала, а из глаз покатились слезы.

- Никогда! – Ася подняла девочку на руки и с замиранием сердца целуя ее пухлые щечки, сама с трудом сдержала слезы и дополнила, - Я обещаю!  

Через год у Аси и Никиты родился сын Алик. Анечка сразу привязалась к брату и старательно помогала маме в хлопотах о нем. А Никита чувствовал себя самым счастливым мужем и отцом, с любовью окружая свою семью трепетной заботой.

Вот так, случилось то, чего быть не могло, но что всё-таки произошло.