Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Степан Юрьевич – сорокалетний холостяк, который после предательства любимой девушки с головой был погружен в работу. Вернувшись из армии, много лет назад, он узнал, что Маша, милая скромница, которая обещала верно ждать и тихо плакала, признаваясь в вечной неземной любви, выскочила замуж за лучшего друга Степы и пара уже ждала своего первенца. Банальная история, которых превеликое множество по стране, но Степан с той поры не смог больше ни для кого открыть своего сердца. Он был уверен, что Маша не такая как все, она то точно будет верной, но ошибся… И теперь веры в женскую преданность в нем совсем не осталось. Степан встречался иногда с милыми девушками, приятными в общении, проводил с ними время, но дальше просто встреч без обязательств такие отношения не заходили. Он решил, что станет успешным, богатым, и пусть Маша видит, кого упустила, но когда дела пошли в гору и закружил водоворот важных дел, он про Машу и вовсе забыл. Теперь все его мысли занимали дела… сделки, деловые встречи и новые проекты.

Хотя, Маша, на самом деле, узнав об успехах Степана от общих знакомых,  как он и мечтал когда-то, пыталась искать с ним встреч и пару раз, когда встречи эти она устраивала, будто случайно, пыталась даже флиртовать и говорила, как глубоко сожалеет о том, что не смогла разглядеть его потенциала и упустила такого мужчину… Степана ее слова совсем не трогали, ему было, напротив, даже не приятно слышать их из уст той, которую считал когда-то скромной недотрогой. А она такая же, как многие другие…

Дела в фирме Степана Юрьевича шли довольно успешно и больше ничего ему не нужно было в этой жизни. Лишь иногда, глядя во двор из окна своей просторной квартиры, он завидовал по-белому отцам, гуляющим с малышами, а некоторые, и с внуками, гуляли уже в его возрасте, но тут же вспоминал, как было больно и говорил себе, что у него судьба совсем другая. Кто знает, смог ли он добиться бы таких высот, если бы с Машей жизнь связал. А то, может, работал бы сейчас слесарем или токарем на заводе, возвращался домой уставший, а там дети кричат, жена что-то требует… Нет, ему явно просто повезло… Так успокаивал себя Степан всякий раз, как только мысли о семье щемили душу.

СЛУШАТЬ АУДИО ВЕРСИЮ РАССКАЗА МОЖНО ЗДЕСЬ

Он занимался продажей строительных материалов, имел по всему городу сеть магазинов с товарами для ремонта квартир. И совсем недавно открыл небольшой завод по производству некоторых строй.материалов. Конечно, главное в этом деле —  наращивать клиентуру. И тут Степану повезло… Менеджером по работе с клиентами у него уже пять лет работала Марина Николаевна. Женщина пенсионного возраста, но очень грамотная, настоящий профессионал. К тому же, она отличалась завидной коммуникабельностью и могла найти общий язык буквально с каждым человеком.

Кто-то из знакомых Степана Юрьевича пытался переманить Марину к себе в компанию. А некоторые удивлялись, что бизнесмен держит у себя столь немолодую сотрудницу. Степан полагал, что эти люди ему просто завидовали. Сам он был уверен, что успех его фирмы во многом зависит как раз от усилий Марины Николаевны.

И конечно, он задумывался иногда – что будет, когда женщине исполнится лет семьдесят, и она захочет оставить работу. Но получилось так, что уволил он Марину сам – и гораздо раньше.

Его бывший одноклассник, а ныне – чиновник в мэрии, попросил устроить на место Марины его племянницу Оксану. Возможно, Степан бы сразу отказал, но Николай сумел подобающим образом обставить свою просьбу. Он пришёл в кабинет бывшего одноклассника с бутылкой дорогого коньяка и привёл с собой ту самую Оксану. Девушка словно сошла с обложки глянцевого журнала. Стройная, длинноногая, с пышной грудью и роскошной белокурой шевелюрой. Кроме того, у неё было несколько дипломов – она и бухгалтер, и менеджер по работе с клиентами, и этику делового общения изучала…

— К такой красотке клиенты сразу побегут, хотя бы для того, чтобы её лишний раз увидеть, — убеждал Николай.

И ему удалось склонить Степана на свою сторону. Тот твёрдо пообещал Оксане желанное место.

Удручало одно - впереди ждал неприятный разговор с Мариной Николаевной, но Степан не мог даже предположить, что это окажется настолько  тяжело. Женщина ничем не проштрафилась, не заслужила даже замечания, она всегда работала ну просто, безупречно. Поэтому, когда начальник вызвал её и без предисловий сообщил об увольнении, она никак не могла поверить в происходящее, и всё допытывалась  — что произошло, и в чём она виновата?

Марина сильно побледнела, попросила воды. Потом стала умолять оставить её в фирме хотя бы уборщицей, но Степан на это не согласился.

«Кто кого обидит, тот того и ненавидит», — гласит пословица. Степан не хотел видеть перед собой каждый день Марину — высокопрофессионального специалиста — с ведром и шваброй. Это лишний раз напоминало бы ему, что он поступил низко и не справедливо. К тому же, Марина Николаевна увидела бы новую сотрудницу и поняла, что её отправили в отставку лишь из-за того, что она проигрывала Оксане в части внешности.

Услышав отказ, Марина больше ничего не просила, ни на чём не настаивала. Степан косвенно опасался, что она обратится в суд, и постарался как-то смягчить своё решение – такое болезненное для женщины:

— Марина Николаевна, ну, вы же на заслуженном отдыхе уже, поживите, в конце концов, для себя. У вас пенсия, насколько я знаю, хорошая. А мы вам ещё премию выпишем – за долгие годы безупречной службы.

Женщина только рукой махнула. После этого она быстро собрала свои вещи и больше Степан её не видел. Произошло это в пятницу, а в понедельник кабинет заняла Оксана.

Степан видел, что новая сотрудница старается, но вот только далеко не всё у неё получалось. Очень многое ей приходилось объяснять. И к тому же оказалось, что она не привыкла работать так много. Марина без проблем могла задержаться и после рабочего дня, если клиенту было удобно приехать к ним в фирму вечером. Для Оксаны же подобная необходимость жертвовать своим личным временем оказалась неприятным сюрпризом. Каждую свободную минуту она норовила потратить на себя любимую. То ноготки начнёт красить лаком, то кофточку по интернету выбирает, то по телефону с кем-то щебечет... Продажи начали заметно падать.

Степан уже не раз сделал бы ей замечание, но когда он входил в кабинет, Оксана так чарующе улыбалась ему, а её декольте было таким откровенным, что он невольно прикусывал язык.

Прошло несколько месяцев. Как-то, Степан припозднился на работе. Он намеревался посидеть, разобраться с очень важными для него документами, но понял, что не успеет этого сделать, и решил взять их домой.

Когда он вышел утром из подъезда с портфелем, к нему неожиданно подбежали молодые парни и стали избивать. Их было двое, высоких, крепких. Куртки с капюшонами… Лиц он не успел рассмотреть, потому что сразу упал. В душе Степан надеялся, что отморозки отберут кошелёк с деньгами и поспешат ретироваться. Но парни не ограничились найденной у него пачкой купюр. Они выхватили ещё и портфель, и только тогда пустились наутёк.

Степан попытался подняться, нащупывая на асфальте очки. И вдруг услышал мужской вскрик:

— О, чёрт!

Затем последовал звук падения. Нацепив, наконец, очки, Степан увидел, что один из парней, видимо, на чём-то поскользнулся, пробегая под аркой, и теперь ему мешает подняться повреждённая нога. А другого парня женщина в платке и ватнике бьёт по голове бутылкой.

Степан глазам своим не поверил. А женщина поспешила к нему.

— Степан Юрьевич, вы как? Давайте я «скорую» вызову? — прозвучал знакомый голос, и он узнал Марину.

— Марина Николаевна, но… как вам удалось? — только и смог вымолвить он.

Марина усмехнулась.

— Да я как увидела, что они вас бить стали – растерялась сначала. Но сразу вызвала охрану -  (дом был элитный,  охранялся частным предприятием) - А потом гляжу – эти нехристи бегут в мою сторону. Ну, я и вывернула ведро им под ноги. А там банановая кожура… Один из них —  на ней, как на льду поскользнулся. Другому я уже  бутылкой дала,  по голове. Сама не знаю, как хватило духу.

— А вы теперь…— Степан оглядывал бывшую сотрудницу, видел, что она сильно похудела, и одежда на ней странноватая.

— Я теперь дворником работаю, — сказала Марина.

— Что же, пенсии не хватает? — Степан покраснел.

— Мне очень деньги нужны, — пояснила Марина Николаевна, не вдаваясь в подробности.

Тут подоспела и охрана.

Степан не пустил это дело на самотёк. Если бы грабители решили отобрать только бумажник – не было бы вопросов, но документы в портфеле им явно понадобились не просто так.

Степан нанял частного детектива, не жалея денег на расследование. Когда же познакомился с результатами – был ошеломлён. Оказалось, что за всей этой историей стоит тот самый старый приятель, являющийся правой рукой мэра. Вместе со своей родственницей, Николай хотел лишить друга его фирмы, которая приносила большие доходы.

Естественно, Степан тут же указал Оксане на дверь. Девушка пыталась оправдываться, делая вид, что она во всём этом никоим образом не замешана, и о планах своего дяди совсем не знала. Но Степан предупредил её — пусть радуется, что он решил не доводить дело до суда.

После этого он отправился к Марине домой. Хотел покаяться, попросить прощения и пригласить женщину обратно на работу. С собой Степан нёс бутылку хорошего вина, роскошный букет роз и «компенсацию морального ущерба» в конверте.

Жила Марина неподалёку, но её не оказалось дома. Степан долго нажимал кнопку звонка и, уже собрался уходить, когда услышал, как кто-то откликнулся:

— Подождите… Сейчас открою…

Ещё через несколько минут дверь распахнулась. Перед Степаном предстала девушка в инвалидном кресле. В полутьме прихожей он не сразу разглядел её лицо.

— Простите, пожалуйста, — извинилась она, — За то, что заставила вас ждать. Видите ли, мы не думали, что сегодня кто-то придёт, поэтому я была в постели. Пока оделась, пока вот добралась до двери…

— Это вы меня простите, — заикаясь, сказал Степан, — Нагрянул без приглашения. А Марины Николаевны нет?

— Мама уже скоро придёт. Она сейчас между двумя работами разрывается. Дворником, и ещё подъезды моет.

— Можно мне её подождать?

— Конечно, я и чайник включу. А вы проходите пока в комнату.

Пока девушка хозяйничала на кухне, Степан присел в кресло и огляделся. Он знал, что зарплату у него Марина получала хорошую, но обстановка у неё дома была бедная, если не сказать – нищенская. Мебели было, наверное, уже лет тридцать. Крашеные деревянные полы… Правда, в доме поддерживалась неукоснительная чистота – это сразу бросалось в глаза.

Степан спохватился —  как девушка сама справится с делами? Поспешил на кухню и предложил свою помощь. Они представились друг другу. Звали девушку Надей, и Степан разглядел, что она очень красива. Только была Надя худенькой и бледной.

Они только сели пить чай, как вернулась Марина. При виде бывшего шефа, она не смогла скрыть своего удивления:

— Степан Юрьевич, неужели вы? Первый раз вы у меня в гостях. С чего бы это?

Степан сбивчиво стал бормотать что-то невнятное. Но Марина поняла, что он просит прощения.

— Да ладно вам! —махнула она рукой, — Всё это очень даже понятно. Любой мужчина предпочтёт такой старухе, как я – красивую молодую женщину. И не было бы беды, если бы она оказалась хорошим специалистом, а не заурядной мошенницей.

Степан вздохнул:

— Видите, как судьба меня наказала. Запросто мог потерять всё. Да уже и потерял многое, когда уволил вас. Клиенты стали уходить, доходы падать. Я бы очень хотел, чтобы вы вернулись. Если, конечно, простите меня.

Марина посмотрела ему прямо в глаза:

— Право и не знаю, что ответить, Степан Юрьевич. У Наденьки моей серьёзные проблемы с позвоночником. Всё, что я зарабатывала, всегда уходило на лечение. Иногда не хватало, приходилось брать кредиты. Вот и сейчас выплачиваю один. Я знаю, что и дворником, и уборщицей могу работать столько – насколько сил хватит. Никто меня не уволит. А у вас, как я поняла – настоящие качели. Сегодня тобой дорожат, завтра – ни за что ни про что – гонят вон. Не могу я себе позволить такого.

Наверное, никогда в жизни Степану не было так стыдно.

— Пожалуйста, подумайте ещё, — попросил он Марину.

С тем и откланялся. В ближайшие дни он погасил кредит Марины перед банком, попросив не открывать женщине его имени – просто, мол, некий меценат, пожелавший сделать доброе дело. Также он нашёл клинику, в которой лечилась Надежда, поговорил с врачами. Девушке требовалась дорогостоящая операция — если бы она прошла благополучно, почти наверняка Надя бы снова стала ходить. Степан сказал, что квоты ждать не нужно, он всё оплатит. Узнал подробности и выписал чек на нужную сумму.

В тот же день ему позвонила Марина. Женщина не скрывала счастливых слёз. Она, конечно, поняла, кто сыграл роль того самого мецената. Марина сообщила, что побудет с Надей первое время после операции, а как только дочке станет легче, тут же приступит к работе.

Операция прошла успешно. Степан навещал девушку в клинике, привозил ей цветы и фрукты, радовался, что дело идёт на лад. Он и сам не заметил, что стал всё больше  и больше привязываться к Надежде и его сердце как-то до странности быстро раскрывалось перед этой милой, скромной и умной девушкой. Он подолгу задерживался в её палате, беседуя о всякой ерунде, словно влюбленный школьник. А когда Надя начала вставать и делать первые робкие шаги, Степан всегда был рядом, чтобы поддержать её.

В тот самый день, когда Надежду выписали из клиники, Степан сделал ей предложение. И девушка ответила согласием. Свадьбу сыграли скромную – невесте предстоял ещё длительный период реабилитации. Вместо свадебного путешествия молодые уехали в Германию, в хороший санаторий.

Теперь Марина больше не работала дворником. Она вернулась в фирму, которой уже отдала столько сил. Теперь она не только вела переговоры с самыми важными клиентами, но и обучала молодых менеджеров этому искусству. Получить знания в институте – это одно, а практика – совсем другое.

Степан сдержал слово, и в суд на Николая так и не обратился. Но через несколько месяцев чиновника сняли с должности и завели на него уголовное дело по другому поводу.

Слишком большие долги оказались у него, и деньги предстояло вернуть очень «серьёзным людям». Николай был заядлым игроком и спускал любые суммы, которые попадали ему в руки. Чтобы расплатиться, он был готов даже на преступление. Не вышло со Степаном —  залез в государственную казну, присвоил себе то, что ему не принадлежало. Вскоре Николая судили, дали срок, имущество конфисковали. Оксане пришлось теперь всерьёз искать работу. Хорошо, какой-то сердобольный знакомый пристроил её в бухгалтерию предприятия. Но в женском коллективе прелести девушки уже никого не интересовали.

Обо всём этом Степан рассказывал жене и тёще за ужином, а потом ещё раз попросил прощения у Марины Николаевны…