Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Эльвира Александровна с раннего утра хлопотала на кухне. Она включила гирлянду на елке, которую вечером наряжали с единственной дочерью Сонечкой и, заканчивая приготовление салатов, улыбалась чему-то и мурлыкала себе под нос любимую мелодию из самого новогоднего фильма.

Настроение было приподнятым, потому что этот праздник женщина любила больше всех остальных, не смотря на то, что когда-то ей его сильно испортили. Она не помнила зла и всегда старалась держаться строго на волне позитива.

Ну вот! Салаты готовы! Эльвира Александровна убрала все в холодильник, помыла посуду и, оглядев нарядную гостиную, совмещенную с кухней, удовлетворенно выдохнула. Все было готово к празднику и теперь, когда оставалось еще более десяти часов до застолья, можно было удобно разместиться на любимом диване и посмотреть несколько фильмов.

Это была традиция. Каждый год, тридцать первого декабря Эльвира с дочерью смотрели новогодние фильмы. Даже была определенная очередность. Сначала «Джентльмены удачи», затем «Чародеи», потом один-два современных фильма, конечно же, про Новый год и его чудеса, а уже после двенадцати, после радостного застолья, тостов, пожеланий, подарков и фейерверков, как говорится, на десерт, оставался фильм «Ирония судьбы».

АУДИО ВЕРСИЯ РОМАНА ЗДЕСЬ

Вот так! В будние дни у женщины не было возможности даже просто телевизор включить, потому что работа поглощала все ее время. А иначе не добилась бы она того, что имела на этот момент. Шикарный особняк в престижном пригородном районе, двадцать соток земли с зимним садом, беседкой, баней… Два внедорожника в огромном гараже… Все, о чем когда-то мечтала женщина с любимым человеком, ей удалось добиться самостоятельно. А он… Как сложилась его судьба, ей было не известно и… Не интересно… Хотя, в последнем она только себя убеждала, а подвернись ей случай узнать о нем хоть что-нибудь, ни за что не отказалась бы.

Вспомнив об этом единственном и по–прежнему любимом, что уж тут греха таить, Эльвира Александровна смахнула слезу, невольно покатившуюся по щеке, и решила поскорее перейти к просмотру фильмов, чем грустить и портить настроение.

В этом году приходилось нарушить традицию. Дочка вышла замуж полгода назад,  и было непривычно смотреть фильмы в одиночестве, но зять, Никита не любил такие посиделки и их традицию, когда о ней узнал, невольно высмеял. Эльвира понимала парня, у него совсем другие интересы, поэтому старалась привыкать к новой жизни втроем, где третий часто бывает лишним.

Поправив на обеденном столе новую скатерть цвета новогоднего снега в Тайге, Эльвира еще раз посмотрела по сторонам, чтобы ничего не оставить без внимания и уже направилась к двери, когда та распахнулась и в кухню вошел Никита.

- Доброе утро, Никита. Уже выспались? – спросила приветливо женщина, потому что обычно в такое время зять еще спал.

- Да нет, воды попить зашел. Собаки соседские разбудили.

Никита кашлянул в кулак, стараясь прочистить горло, затем слегка сощурил глаза и задержал на теще взгляд.

Эльвира Александровна насторожилась и тоже посмотрела на него, пытаясь понять, не ошибается ли она в своих подозрениях, что парень хочет что-то ей сказать. «Возможно, хочет обсудить, как сделать Сонечке новогодний сюрприз или как лучше преподнести ей подарок» - мелькнула мысль. Но Никита быстро все расставил по местам.

- Эльвира Александровна, я хотел у Вас спросить…

И женщина улыбнулась, что не ошиблась в своих догадках.

- Да, Никита, конечно.

- Эльвира Александровна, Вы… Не могли бы сегодня оставить нас с Соней одних. Все-таки, Новый год – семейный праздник. А мы с ней совсем недавно создали семью и… Разве Вы не считаете, что было бы правильным нам остаться наедине? Так сказать, начать создавать свои семейные традиции…

Улыбка мгновенно сползла с лица Эльвиры Александровны, и она совершенно не знала, что можно ответить на этот вопрос, как поступить. А самым страшным было то, что ей четко дали понять, что она теперь не относится к семье собственной дочери. Она стала лишней… Когда Эльвира жила с родителями, такого не было никогда. Всегда все праздники они отмечали большой дружной семьей. Бабушка с дедушкой, мама с папой, старший брат с женой и ребятишками. Потом, когда Сонечка была маленькой, она тоже любила эти веселые семейные компании, дружные застолья. А потом все изменилось. Семья распалась за короткий срок. Родители решили переехать за границу ради здоровья отца, только там были хорошие специалисты по его заболеванию и он живет уже пятнадцать лет вместо отмеренных на Родине трех месяцев. Бабушки с дедушкой не стало пять лет назад. Эльвира с Сонечкой переехали в соседний город и у них сложились собственные традиции. А теперь… Эльвире предлагают остаться одной… Совсем одной…

Ей, конечно же, хотелось первым делом напомнить, что это ее дом, в который они с дочерью приняли Никиту с любовью и уважением. Еще ей хотелось сказать, что ей некуда пойти, ведь Никита сам сказал, что Новый год  - семейный праздник и все друзья и коллеги Эльвиры отмечали его в тесных семейных кругах. В третьих, ей хотелось напомнить, что зять, в конце концов, сидит уже полгода не ее шее и не старается найти работу. Соня училась в университете, а он и не учился и не работал нигде. И хотя Эльвира предлагала ему найти какую-нибудь должность в своей компании, он объявил, что должен сам всего добиться, однако не спешил и палец о палец ударить. Целыми днями пропадал на «собеседованиях», но ничего стоящего за эти месяцы ему так и не предложили. Свадьбу тоже Эльвира полностью организовала. Да что там говорить, старалась, чтобы дочь счастливой была, хотя изначально выбор ее матери не нравился, пришлось мириться, раз дочь влюблена.

Многое хотелось сказать, но Эльвира Александровна, с трудом сглотнув тугой соленый ком, подняла повыше подбородок, чтобы не расплакаться и ответила спокойным тоном:

- А я разве не говорила, что уезжаю сегодня? Конечно, наверное, забыла в суете. И дом остается полностью в вашем распоряжении. Я салатики приготовила, так что, празднуйте, веселитесь, создавайте традиции… Надеюсь, дочь моя останется довольна праздником…

Она натянуто улыбнулась и вышла из кухни, а Никита, не сумев сдержать широкую улыбку, даже не поблагодарив, повернулся к кулеру с водой.

Поднявшись на второй этаж, Эльвира медленно прошла к своей комнате, переоделась и, открыв дверь, встретилась с дочерью, которая направлялась к ней.

Соня зевала, прикрывая рот рукой, и куталась в теплый махровый халат.

- Мамочка, а что случилось? Ник сказал, что ты куда-то собралась. А как же Новый год?

- Да, родная, я ведь совсем сказать вчера забыла, что меня пригласила тетя Света. Она не поехала в этот раз к ребятишкам, а в одиночестве встречать Новый год, это ж совсем не дело, верно?! А вы с Никитой время проведете вдвоем. Салатики я приготовила, поставишь только курочку в духовку, ну ты знаешь. Сможете придумать какие-то свои традиции… - Эльвира немного помолчала и добавила, - Семейные…

- Но, мама, какая же семья без тебя? - Дочка обняла мать и положила голову ей на плечо. – Я не привыкла без тебя встречать Новый год. Может, останешься?

- У тебя теперь есть муж, моя золотая… Сонечка, мне тоже будет плохо без тебя, но я очень хочу, чтобы у вас с Никитой все было хорошо. Да и, он, наверное, стесняется меня пока…

- Ну, а почему ты так рано уходишь? – Соня не отпускала мать, прижимаясь к ней все сильнее, - Мне правда, плохо будет без тебя.

- Все будет хорошо, Сонечка, все будет хорошо, - Она погладила дочь по голове и поцеловала в макушку, хотя у самой щемило сердце так, словно разлука эта ничего хорошего не предвещала.

Выйдя за ворота, Эльвира с грустью посмотрела на окна дома, пригласила молча Ангела-Хранителя для дочери и, выдохнув, отправилась по направлению к стоянке такси. Садиться за руль в том состоянии, в котором сейчас находилась, Эльвира Александровна не решилась. Да и куда податься, совершенно не могла понять.

Снежинки тихо опускались, кружась в ажурном хороводе, мела метель и точно такая же метель мела в душе, покрывая холодом воспоминания о том далеком дне. Снова сердце больно кольнуло острой льдинкой, и Эльвира поняла, куда ей следует поехать. Да, именно туда, где ей когда-то, много лет назад причинили боль, страшную боль, и испортили любимый праздник.

Отбросив все сомнения, она отправилась на автовокзал. Купила билет и, усевшись в полупустом автобусе у окна, погрузилась вновь в воспоминания.

 Заканчивался год, далекий девяносто пятый. Она готовилась провести новогоднюю ночь в компании с любимым и единственным. Выпить символически шампанское под бой курантов, принять поздравления и подарить подарки, приготовленные своими руками, она, конечно же, собиралась в кругу семьи, а после двенадцати, в час тридцать они договорились встретиться у калитки и пойти к нему. Его звали Матвей. Родители Эльвиры разрешили ей провести с парнем эту праздничную ночь, тем более, его родители были дома, и у Матвея была своя отдельная комната, где они планировали вместе смотреть новогодние фильмы.

Все давно уже знали, что эта парочка с первого класса влюблена друг в друга и наверняка, дело близилось к свадьбе. Хотя, о свадьбе думать пока было рано. Ребятам следовало доучиться в институтах, так родители считали, да и сами они не спешили. С нетерпением дождавшись заветного часа, даже раньше на десять минут, Эльвира поцеловала всех родных и, пожелав счастливого Нового года, надела наспех полушубок, обула валенки, и на ходу повязывая шаль на голове, побежала к калитке. В кармане лежал подарок для Матвея. Совсем недавно дядя научил Эльвиру вырезать фигурки и она вырезала из большого куска банного мыла зайчонка, держащего лапками сердечко, в центре которого были написаны цифры наступившего года, а по краям два слова - Моя любовь.

Матвея пока еще не было. На другом конце улицы слышались песни. Люди вышли из домов поздравлять друг друга. Эльвира решила пойти навстречу Матвею, жили они всего через пару домов, но повернув за угол своего забора, она замерла на месте.

Ее Матвей стоял немного поодаль, в объятьях Любаши из двенадцатого дома и целовал ее… Заметив Элю, Люба помахала ей рукой и рассмеялась, а Эльвира бросилась бежать, не раздеваясь завалилась на свою кровать и уткнувшись в подушку, чтобы не разбудить племянников, разрыдалась от горечи, обиды и жестокого предательства.

Расспросы родители устраивать не стали. Без слов было ясно, кто стал причиной ее слез. Утешать пытались, но скоро поняли, что это бесполезно и решили дать возможность Эле успокоиться самой. А когда через пятнадцать минут в дверь ворвался взволнованный Матвей, родители попросили его уйти и подождать как минимум до завтра.

- Но я должен с Вирой поговорить, она должна знать правду, это не я…

- Иди домой, Матвей, Элечка сейчас в любом случае разговаривать не станет. Если желаешь ей добра, то потерпи… До завтра хотя бы, - убедила мама Эли парня успокоиться и уйти.

Но и на следующее утро Эльвира отказалась к нему выйти. Как ни старался парень с ней поговорить, она была неприступна. Тем более после того, как позвонила Люба и сходу выпалила: «Ты не нужна ему, он меня любит, а к тебе даже прикоснуться ему противно, он сказал, что между вами не было ничего, потому что ты мерзкая и он не знает, как избавиться от тебя!»

Но Матвей сдаваться не собирался. Он караулил  свою Виру, как любил он называть ее и молил о пощаде. Просил выслушать, объяснялся, что она его попутала с другим, но Эля не верила не единому слову. Как бы она могла попутать тулуп, который привез ему отец с далекого Севера и больше ни у кого во всем городе даже такого быть не могло. Ей было больно и досадно от слов Любы. Ведь Матвей на самом деле даже прикоснуться не решался к ней. Они держались за руки, и даже не целовались по-настоящему ни разу. Он говорил, что будет беречь ее и близость будет только после свадьбы. За это Эльвира ценила его, любила, мечтала о свадьбе. А он… Целовал другую, крепко обнимал и не стеснялся даже. Значит, Люба не врала. Значит, он не знает, как избавиться от Эли… Это было точкой. Концом всего…

Однажды утром Эльвиру отправили за молоком в магазин. Выйдя из калитки, она лицом к лицу столкнулась с Матвеем. Он перегородил ей путь и посмотрел в глаза:

- Вира, послушай меня! Я не могу без тебя жить. Мы не должны вот так просто ломать свою жизнь ради чьей-то глупой забавы. Давай прекратим вести себя как дети… Ну мы ведь даже в детстве всегда мирились очень быстро. Что теперь?

- Теперь мы взрослые! – ответила Эльвира.

- Вот именно! Мы взрослые! Давай по-взрослому решать проблемы. Я тебя люблю. Понимаешь, мне только ты нужна.

- А ты мне нет! – Крикнула Эля и эти слова резанули слух, заставили опустить руки.

- Скажи честно. Это правда? – настойчиво спросил Матвей.

- Правда, - ответила девушка, стараясь причинить ему такую же боль, какую испытывала сама.

Он молча развернулся и ушел. А через пару дней Эльвира узнала, что Матвей бросил институт и уехал на Север. Больше ничего известно не было. Люба тоже исчезла и Эля была уверена, что они уехали вместе.

Забыть его никак не удавалось, боль разъедала душу, а страдания мешали полноценно жить и учиться. Наверное, поэтому, когда Иван, с которым они общались по учебе и который постоянно оказывал знаки внимания, предложил выйти за него замуж, Эльвира согласилась. В надежде забыть любимого и свыкнуться с новой долей. Она знала, что не сможет разлюбить его никогда и посчитала честным предупредить об этом Ваню, но парня это не остановило: «Со временем ты полюбишь меня», - говорил он, - «Потому что я сделаю для этого все… И даже больше!»

Он на самом деле оказался заботливым верным мужем, и когда через год после свадьбы Эльвира родила Сонечку, он стал и примерным отцом. Во всем помогал жене, поддерживал, никогда не сказал и слова обидного. И Эле начинало казаться, что она и в самом деле сможет полюбить его. Но случилась беда. Иван погиб, когда однажды утром ехал на работу. В их автобус врезался Камаз, с отказавшими тормозами. Почти все пассажиры пострадали, несколько человек погибли.

Эту трагедию Эльвира с трудом пережила и решила больше никогда ни с кем не строить отношения. Постепенно боль потери утихла, и память снова возвращала в воспоминаниях к тому, кого по-прежнему любило сердце, и к кому рвалась душа. Но и с этим жить она привыкла. Сохраняя то тепло, которое было еще до предательства. Она слышала иногда от соседей, что Матвей неплохо устроился на Севере, зарабатывает хорошо, женат, растит сына. И это кололо всякий раз, оставляя новые шрамы. А когда пошли слухи о том, что он собирается возвращаться домой, Эльвира не могла этого выдержать. Видеть его счастливым, семейным… Видеть рядом с Ним Любашу, которая станет гордым видом показывать, как же она была права, было выше ее сил. Тогда-то она и решила уехать из города и начать жить с чистого листа.

К тому времени у нее уже был опыт работы в юридической конторе, и она решила на новом месте организовать свою фирму. У Эльвиры была определенная финансовая подушка и, сняв небольшую квартирку на окраине города, чтобы не сильно затратно, она не откладывая, занялась оформлением необходимых документов, получением лицензии и поиском подходящего помещения.

Так, начался новый виток в жизни Эльвиры, к которому нужно было постепенно привыкать. Но новые заботы и дела увлекли ее и на самосожаление времени теперь не оставалось. Постепенно услуги Эльвиры стали пользоваться все большим спросом. Ее ответственное отношение и серьезный подход к любому делу, за которое она бралась, приносили плоды. И очень скоро сама она уже не справлялась со всеми обращениями, что привело в итоге к расширению компании и привлечению наемных сотрудников. Теперь, когда люди работали, Эльвира лично отслеживала каждое дело, чтобы репутация компании оставалась на должном уровне. Персонал подбирала тщательно и команда сложилась достойная, что не могло не радовать владелицу теперь уже самого популярного юридического центра.

Жизнь налаживалась, и Эльвира Александровна потихоньку обустраивалась на новом месте. Купила земельный участок, начала строительство и казалось, что прошлое осталось далеко, куда возврата уже никогда не будет.

И лишь память возвращала иногда в те далекие события, заставляя то плакать от холода, то улыбаться теплым чувствам, внезапно нахлынувшим и вновь растворившимся как утренний туман…

Услышав шорох в салоне, женщина встрепенулась и повернула голову. Люди суетились, доставали свои сумки и выставляли их на проход, стоял гул голосов, и она взглянула на часы. Два часа пронеслись словно миг. Эльвира решила не спешить и пропустить всех вперед. Люди явно торопились по своим делам, и только ее одну никто нигде не ждал. Она снова повернулась к окну, любуясь ярким освещением на улице и медленно кружащими снежинками, сияющими в свете иллюминаций и создающими волшебное предчувствие сказочно нереальных событий. Вот только в сказку Эля перестала верить.

Автобус повернул направо, въехал под поднявшийся шлагбаум, который тут же опустился вниз, и медленно подъехав к своей стоянке, остановился. Встречающие на улице начали подходить к автобусу, и вдруг… Сердце отбило громкий удар, остановилось и лишь после глубокого вдоха продолжило стучать и ускоряться.

Эльвира встала на ноги, снова опустилась, вновь вскочила, пристально вцепившись взглядом в мужчину, стоящего у двери и заглядывающего за плечи каждого выходящего пассажира. Это был Матвей, она не могла ошибиться. Не смотря на долгие годы разлуки, она узнала бы его среди тысячи, миллиона похожих.

Смутное чувство сковало грудь. Он явно кого-то искал. Эльвира вновь присела, и когда он принялся заглядывать в окна, отвернулась и попыталась спрятаться за спинку переднего сиденья.

В салоне никого не осталось, а Матвей не собирался уходить, все еще поглядывая на открытую дверь автобуса и набирая в  телефоне чей-то номер.

- Женщина, поспешите, пожалуйста, - обратился громко водитель к Эльвире и, услышав его голос, Матвей подошел ближе, пытаясь заглянуть в салон.

Эльвира боялась шелохнуться, но водитель повторил свои слова. Понимая, что глупо прятаться и убегать от судьбы, которая приготовила такую неожиданную встречу, она вдохнула полной грудью и, выпрямившись, прошла по салону и поспешно спустилась по ступенькам, стараясь не поворачиваться в сторону Матвея, которому в это время уже ответили по телефону и он отвернулся. Хотя, в глубине души горело острое желание, чтобы он заметил ее, узнал, остановил. Она слышала его голос, такой знакомый и родной, возмужавший, с хрипотцой, делающей его более привлекательным.

« А ты раньше не могла предупредить, что опоздала? Я больше часа проторчал здесь».

Он разговаривал явно с женщиной, и чувство необъяснимой ревности всколыхнулось внутри.

«А ты надеялась, что он одинок, как и ты» - промелькнула мысль, больно ударившая по старым шрамам.

«Мама, я не собирался обвинять тебя, но ты тоже должна понять. Хорошо. И тебя с наступающим!»

Мама… Это слегка утешало и давало слабую надежду. Но на что?

Эльвира медленно шагала, не зная как быть. Он ее не узнал… Не заметил… Но это было так глупо, упускать шанс, о котором она мечтала столько длинных ночей… Просто так такие совпадения не происходят. «Остановись!» - шептал внутренний голос, но разум вторил: «Поспеши уйти подальше»…

Шаг за шагом, Эля медленно приблизилась к калитке у шлагбаума, и в этот же момент ее догнал Матвей. Он открыл калитку и пропустил женщину вперед:

- Прошу!

- Спасибо, - тихо ответила Эльвира, и он машинально схватил ее за локоть.

- Простите!

Он развернул ее на себя и заглянул в глаза.

- Это ты… Я не ошибся. Твой голос… Совсем не изменился. Это ты…

От его проникновенного взгляда цвета морской волны она не сумела больше сдерживать слезу, покатившуюся по щеке. А Матвей обнял ее и крепко прижал к себе.

Они стояли так долго и молча, не решаясь пошевелиться и заговорить. Каждому казалось, что это лишь сон, очередной сон, который исчезнет, стоит открыть глаза.

- Ты сильно торопишься? – Неожиданно спросил Матвей, ослабив немного объятья.

- Нет, совсем не тороплюсь, - ответила Эльвира, смущенно опустив взгляд.

- А давай, зайдем в кофейню. Ты не против? Поговорим, согреемся, - предложил мужчина и добавил, немного тише, - Не отказывайся, прошу!

- Не откажусь, - женщина улыбнулась, и они пошли к дверям, светящимся синими огоньками.

В уютном небольшом помещении пахло хвоей и мандаринами. В углу стояла невысокая живая ель, украшенная желтыми шарами и мишурой. По телевизору шел новогодний фильм, а двум сердцам пока еще не верилось, что случилось то, о чем они мечтали оба более двадцати лет. Все по-прежнему казалось сном.

Матвей помог Эльвире снять дубленку и,  отодвинув стул, пропустил ее вперед. Сам присел напротив и постарался заглянуть не в глаза, а прямо в душу.

- Как ты? – спросил несмело он, - Ты замужем?

Казалось, что только этот вопрос волновал его, не давал покоя, и он с нетерпением ждал ответ.

- Добрый вечер! Вы уже определились с выбором? – незаметно подошел официант и заставил вздрогнуть от неожиданности.

- Два кофе, пожалуйста, капучино. И… - Матвей обратился к спутнице, - Вирочка, ты не против капучино и штруделя?

- Я не против, - улыбнулась Эльвира и посмотрела на него с таким теплом, что он тут же забыл про официанта, ожидающего подтверждение заказа.

- Так, значит, два капучино и два штруделя. Верно? – Попытался напомнить о себе молодой паренек в фирменном головном уборе и переднике.

- Да, все правильно, - ответил Матвей, продолжая смотреть на Эльвиру и протянув руки к ее ладоням, которые она растирала друг о дружку.

Она забыла надеть перчатки, выходя из автобуса, а на улице совсем не обращала внимания на мороз, покусывающий кожу. Она положила руки в его ладонь и он как прежде, когда давно-давно, накрыл их сверху второй ладонью и моментально тепло начало разливаться по всему телу, заставляя вздрагивать от мурашков, пробегающих временами по коже.

Заказ уже стоял на столе, а пара, не сводящая друг с друга глаз, не услышали даже пожелания приятного вечера, произнесенного официантом.

- Ну так что, ты не ответишь мне? – спросил Матвей, продолжая согревать ее озябшие ладони.

- Я вдова, - ответила Эльвира, - Замужем была всего три года. Больше не решалась заводить отношения, потому что…

- Потому что.. что? – Тут же задал следующий вопрос Матвей, пронизывающе глядя в ее печальные глаза.

Эльвира молчала. Она пожалела о последней фразе, ведь чуть было не призналась в том, что не могла она строить отношения с другими, потому что продолжала всегда любить его одного. Но нельзя ему об этом знать, не правильно это…

- А ты как? – задала она встречный вопрос. Как Люба? Как сын?

Матвей расслабил руки и его нежный взгляд сменился на весьма удивленный:

- Какая Люба? И… Какой сын? Чей?

- Твоя жена и твой сын, - спокойно пояснила Эльвира.

- Моя жена? Мою жену звали Лидией, но я уже и забыл об этом браке. Мы прожили вместе всего-то несколько месяцев. У нее был сын от первого брака. Но это было так давно… Я не знаю, как они теперь живут. Женился-то я тогда назло тебе, но вскоре понял, что так нельзя. Без любви нельзя создавать семью. И Лида это вскоре поняла. Ей тоже хотелось отомстить отцу ее сына.

Эльвира широко распахнула глаза и попыталась уложить в голове все услышанное.

- А Люба как же? – вновь повторила она это имя, - она ведь тогда вместе с тобой уехала?

- А-а, ты о той самой Любе, - только сейчас Матвей понял, о ком речь. – Да нет, я ничего о ней не знаю. Она пыталась за мной увязаться, но я ей четко дал понять, что нам не по пути.

- А как же…

Эльвира опустила голову и замолчала, а ее щеки залил густой румянец.

- Ты снова вспомнила тот случай? Вира-а-а! Я ведь еще тогда пытался объяснить тебе, что все не так. Меня подставили. Ну почему ты сразу не поверила тогда? Это же Пашка Семенов тогда Любке подыграл. Он прибежал ко мне в ту ночь, весь мокрый, сказал, что в прорубь упал. Попросил вещи, чтоб до дома добежать. Надел все мое – и ватники и валенки, и тулуп, и шапку. Пообещал сразу вернуть. Но долго не возвращался и мне пришлось надевать вещи отца и бежать за тобой, я ведь знал, что ты ждешь.

Но меня к тебе не пустили, а когда я понял, что произошло, старался тебе объяснить, но ты и слова сказать не давала. Я письма писал, а ты обратно в мой почтовый ящик их закидывала. Я их храню до сих пор…

Эльвира не могла поверить своим ушам, не могла поверить, что была настолько глупа, слепа и глуха, чтобы слушать других и не дать ни малейшего шанса тому, кто был дороже всех на свете… Она ведь не видела тогда лица Матвея, только по вещам признала…

Невольная слеза защекотала веко, и Эльвира приглушенно прошептала:

- Прости…

Матвей тяжело вздохнул и, выдержав паузу, тихо спросил:

- Может, все сначала начнем?

Эльвира взяла его ладони в свои, и крепко сжала, слегка кивнув.

В это время в ее сумочке зазвонил телефон.

- Это дочь, - пояснила Эля и тут же ответила.

- Да, Сонечка, как дела? Что случилось? - Она подняла на Матвея взволнованный взгляд, услышав в трубке плач любимой девочки. – Сонечка, не молчи, родная, что произошло?

- Мамочка, он… Я… Никиту увезли по скорой, была полиция, а тут она… Мамочка, пожалуйста, скорее приезжай, мне так плохо, мне так… Больно…

- Тебя ударили? И кто она? И почему по скорой?

- Мамочка, приезжай, прошу тебя, скорее…

Услышав длинные гудки, Эльвира мгновенно вскочила на ноги и извинилась.

- Прости, Матвей, мне нужно срочно возвращаться. Нужно такси…

- Я на машине, не нужно такси. Идем!

Матвей помог ей одеться, взял под руку и они поспешили к выходу. На столе остался нетронутый кофе и штрудели…

Шло начало одиннадцатого, трасса была почти пустой, поэтому Матвей старался ехать как можно скорее.

А Эльвира всю дорогу молчала и старалась незаметно смахивать слезы со щеки.

А когда автомобиль подъехал к ее дому, она нажала на пульт и пока ворота медленно открывались, поспешно вышла из машины и побежала в дом.

- Мамочка, - Заплаканная Соня бросилась к матери в объятья.

- Что случилось, родная? Что произошло?

Она помогла дочери присесть на стул и, бросив на пол дубленку, села напротив.

- Никита предложил мне выпить шампанское, в восемь вечера. – Начала рассказывать Соня, нервно всхлипывая. – Он наполнил фужеры и уже успел отпить из своего, когда наверху зазвонил его телефон. Он ушел, а я решила взять его фужер, потому что там было шампанского уже меньше. Мне вообще не хотелось раньше времени начинать праздник. Вот… - Она немного помолчала, смахнув слезу и продолжила, - Он вернулся странный, взял фужер, даже не заметив, что я его поменяла, и залпом осушил его. И…

Девушка разрыдалась, сотрясаясь от эмоций. Эльвира подбежала к небольшому навесному шкафчику в углу и, взяв успокоительное, накапала на кусочек сахара и подала дочери. Соня всеми силами старалась успокоиться, но это ей совсем не удавалось. Мать обняла ее и тогда она продолжила:

- Он выпил и сразу упал на пол. Потерял сознание. Я поливала водой, подносила к носу ношатырный спирт, натирала им виски, но ничего не помогало. Я вызвала «Скорую помощь» и врачи очень быстро приехали. Померили давление Никите и сразу же забрали его. А через полчаса приехали полицейские и забрали фужеры, меня обо всем расспросили и сказали, что будут приглашать в участок. Они так себя вели, как будто я виновата в чем то… Мамочка… если бы не Сеня…

Она посмотрела в сторону паренька, сидевшего тихонько в углу, присутствие которого Эльвира заметила только сейчас. Это был друг сына их соседей, который часто к нему приезжал. Очень внимательный молодой человек, всегда приветливый. Однажды помогал Эльвире менять колесо, так не кстати лопнувшее, когда она спешила на важную встречу.

Семен встал на ноги и, кивнув, поприветствовал Эльвиру Александровну.

- Я к Мише шел, - начал он, - Мы собирались в клубе Новый год встречать. От вашего дома отъезжала полицейская машина, Соня проводила их и стала заходить в калитку, когда  к ней подбежала молодая женщина беременная и набросилась на нее. Я подумал, что женщина не в себе и, увидев, насколько напугана Соня, подошел помочь. Но та ненормальная кричала, чтобы ее впустили к отцу ее ребенка, что она с ним должна встречать Новый год в этом доме. Мне с трудом удалось ее убедить, что это чужой дом и оставить за воротами. А Соню оставить одну в таком состоянии я не смог. Вот так все было…

- Боже мой, что за ерунда, - Эльвира только сейчас вспомнила, что в машине во дворе ждет Матвей и обратилась к парню, протягивая пульт от ворот. – Семен, закрой, пожалуйста, ворота и пригласи в дом мужчину, он меня привез, ждет в машине.

Сеня мигом выполнил просьбу, и Матвей несмело вошел вслед за ним.

Эльвира вкратце рассказала ему о случившемся.

- Я заметил, что по дому установлены камеры видео наблюдения. Можно взглянуть?

- Да, конечно, но только, когда кто-то дома, мы обычно их отключаем - Эльвира проводила мужчину в кабинет, где стоял монитор и система хранения файлов.

Матвей присел за стол и сосредоточился. Спустя немного времени он довольно улыбнулся.

- Вира, а твой зять знал о том, как и когда ты включаешь камеры?

- Нет, я его не посвящала, если только Соня.

- Просто, по всей вероятности, он пытался отключить систему наблюдения, но не разбираясь, наоборот, включил ее. Как раз запись шла с восьми часов. Вот, посмотри.

Эльвира подошла ближе и схватилась за лицо руками, глядя в монитор. Озираясь по сторонам, Никита налил шампанское в фужеры, затем вытащил из кармана брюк какой-то пузырек, вылил содержимое в один из фужеров, и в это время вошла Соня. Растерявшись, он бросил пузырек и мусорное ведро и, натянув улыбку, направился к ней, отпивая на ходу шампанское из фужера без добавлений…

Матвей встал из-за стола и направился в кухню. Попросил у хозяйки чистый пакетик и, вытащив мусорное ведро из тумбочки под раковиной, осторожно извлек из него пузырек и завязал пакетик:

- Ну все, теперь, он точно не отвертится! А телефон его где?

Соня непонимающе смотрела то на мать, но на Матвея и Эльвира опомнилась:

- Это Матвей, Сонечка, мой лучший друг… Из детства… Мы сегодня случайно встретились…

- А это моя Сонечка, Матвей.

- Очень приятно, - кивнул мужчина и протянул Соне руку.

- И мне приятно, - она положила в его руку свою ладонь, а он поднес ее к губам и улыбнулся.

- Так, где его телефон?

Соня сбегала наверх  и принесла смартфон, подаренный Эльвирой в день рожденья зятя, пару месяцев назад.

- Так, так… - Несколькими ловкими движениями Матвей открыл нужную папку в телефоне, - Видимо, парень совсем ничего не настраивал и нам повезло.

Он нажал на кнопку и все услышали запись телефонного разговора:

«Да, моя хорошая!» - говорил Никита

«Я уже соскучилась» - в этом голосе Соня и Семен узнали ту самую беременную женщину, и молча переглянулись.

«Я тоже соскучился. Как наш бэбик?»

«Хочет к папочке… Ты скоро все решишь?

«Конечно, как и обещал! Сейчас эта дура выпьет шампанского и отнесу ее в кладовку, чтоб не мешала. Потом продолжу поиски сейефа ее такой же дуры мамаши и через часик я полностью твой!»

«Ладно. Час подожду. Зато мы всю Новогоднюю ночь будем вместе!»

«Точно! Повеселимся от души. А скоро станем богатыми, и уже не будем расставаться, очень скоро... Ну а сейчас я пойду. Люблю тебя. До встречи».

«Пока!»

Все присутствующие еще долго стояли в позе замерших фигур.

Не в силах поверить в только что услышанное, Соня снова бросилась в объятья матери:

- Мама, как он мог? Ну, разве можно так поступать с живыми людьми?

Эльвире было страшно представить, что могло бы произойти, если бы Соня не подменила фужеры. Ей стало жутко от того, что целых полгода они жили под одной крышей с таким чудовищем. Она не знала, что ответить дочери, потому что сама находилась в шоке от происходящего.

- Скоро Новый год! – Постарался смягчить обстановку Семен.

Эльвира посмотрела на часы:

- Пятнадцать минут! А у нас и стол не накрыт… Все будет хорошо, моя родная, обещаю тебе. Иди, умойся, а мы пока на стол накроем.

Эльвира мигом включила духовку и принялась доставать из холодильника салаты, подавая их Матвею, он в свою очередь расставлял вазы по столу, а Семену Эля поручила заняться посудой.

- Горячее придется подождать, - как бы извиняясь, сказала Эльвира, - Но, думаю, это не страшно.

Соня вышла к столу, когда началась поздравительная речь Президента.

Матвей открыл шампанское и ловко разлил его по фужерам.

- С Новым годом всех! С Новым счастьем! – сказал он первым.

А под звон курантов, когда все традиционно пригубили из своих фужеров содержимое, Эльвира несмело произнесла:

- Говорят, с кем встретишь Новый год, с тем и проведешь… Я желаю всем нам, мои дорогие, чтобы каждый Новый год мы встречали с теми, с кем вместе нам будет тепло и уютно не только в наступающем году, но и в целой жизни…

- УРА! – крикнули все в один голос, - С Новым годом!

- Я прошу прощения, - Эльвира ненадолго отлучилась, а вернувшись, обратилась сначала к дочери, - Сонечка, твой подарок, как всегда под елкой!

Пока дочь отвлеклась, Эльвира протянула небольшую коробочку с зайчонком из мыла Матвею:

- Этот подарок я приготовила тебе уже давно… А это тебе, Семен, - она протянула парню пакет с мужским парфюмом, который лежал в ее шкафу среди других сувениров, вот как раз для таких непредвиденных случаев.

Семен поблагодарил Эльвиру Александровну, немного смутившись от неожиданности.

А Матвей долго смотрел на зайчонка:

- Девяносто шестой год! – Он даже прослезился, но тут же взял себя в руки и поцеловал Эльвиру, - Спасибо! Огромное!

То, что она хранила этот подарок столько лет, было для него хорошим знаком.

А счастливая Соня поцеловала мать, подарила ей свой подарок и заглянула в искрящиеся глаза:

- Мамочка, ну вот как тебе удается всегда делать так, что я не замечаю, когда ты прячешь под елку подарки?

- Ты не видишь, потому что их прячет дед Мороз, - улыбнулась Эльвира.

А потом были салюты, Новогодние фильмы и много веселья. Семену удалось отвлечь Соню от грустных мыслей, и мать заметила, что уже давно не видела, чтобы дочь так искренно улыбалась.

На следующий день Матвей отвез в полицию все улики, которые обеспечили Никите приличный срок.

Прошел год… Соня получила развод, когда Никита уже отбывал свое наказание. Матвей переехал к Эльвире и открыл филиал своего охранного агентства. Они с Эльвирой уже одиннадцать месяцев были мужем и женой и совсем недавно узнали, что скоро станут родителями и у взрослой Сони появится сестренка или братик.

Соня с Матвеем очень быстро нашли общий язык, и он стал для нее самым настоящим отцом, не смотря на возраст. Соня часто просила у Матвея советы, и он даже помогал ей с курсовой. С Семеном Соня весь этот год встречались как хорошие друзья.

И вот, снова наступал Новый год. Суета началась в доме с утра. Эльвира готовила маринад для курицы, Соня нарезала овощи для салата, а Матвей настраивал гирлянду.

Эльвира заметила, что Соня какая-то загадочная вот уже который день, и осторожно поинтересовалась:

- А ты не хочешь что-то нам сказать, родная?

- Что? – Соня вздрогнула от неожиданности и рассмеялась, - Хочу, конечно, хочу! Мы с Семеном поняли, что больше не можем жить друг без друга, и сегодня он будет с нами встречать Новый год. Вы не против?

Матвей подошел и обнял Эльвиру:

- Мы не против?

- Нет, мы не против…

А вечером, когда Семен за пару часов до Нового года пришел с подарками для всех и зимним букетом для Сонечки, не мешкая, обратился к Эльвире и Матвею:

- Я не знаю, как это красиво говорят обычно, но я хочу просить у вас руки Сонечки. Обещаю быть любящим, заботливым мужем и отцом для наших детей. И… Мне очень хочется стать частью вашей замечательной семьи.

Эльвира обняла будущего зятя и улыбнулась:

- Мы будем очень рады, если ты станешь частью нашей семьи!

Новогодняя ночь пролетела незаметно.

А впереди у них было еще много счастливых моментов, теплых вечеров и Новогодних праздников в большом и дружном семейном кругу…