Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Плохо, когда отпуск у тебя выпадает на декабрь. Нет, конечно, если у тебя есть возможность уехать куда-нибудь на Мальдивы, например, то ты и в начале зимы будешь прыгать от счастья. Но если ты работаешь в библиотеке, где зарплата всего на несколько рублей превышает прожиточный минимум, да к тому же начало отпуска совпадает с жестоким разочарованием в личной жизни, то… сами понимаете.

Оксана надеялась, что Денис, с которым она встречалась уже несколько лет, в конце концов, сделает ей предложение. Денис окончил театральный факультет, работал художественным руководителем во Дворце культуры, с ним было весело и интересно. Спектакли, концерты, конкурсы… Оксана любила смотреть его новые постановки, даже шутила, что «прописалась в зрительном зале». Она поддерживала все начинания Дениса, они никогда не ссорились. Проходя мимо свадебных салонов, Оксана уже невольно приглядывалась к пышным белым платьям.

Но как раз перед её отпуском, который, как она надеялась, завершится романтической свадьбой под Новый год, Денис заговорил о том, что хочет переехать в Москву. Причины были банальные – там перспективы, зарплаты другого уровня… Разговор этот был мучительным для Оксаны. По тону Дениса она поняла,  что в душе он для себя уже всё решил, причём собирается поехать в столицу один, без неё,  начать всё с чистого листа. При этом он ещё ждал от почти невесты одобряющих слов, потому что она всегда ему их говорила. Но когда Оксана на этот раз промолчала, сглатывая слёзы, Денис этого даже не заметил. Через несколько дней он уехал.

АУДИО ВЕРСИЮ РАССКАЗА МОЖНО СЛУШАТЬ ЗДЕСЬ

Оксана не пошла его провожать на маленький городской вокзал, и отправила телефон Дениса в «чёрный список».

Ей очень хотелось уехать из города, но куда и на что?

И всё же, женщина решила сменить обстановку. От родителей ей осталась скромная дача. Зато место было шикарное – в национальном парке, на берегу реки. Отец в своё время позаботился о том, чтобы жить в домике можно было и зимой. Ну а летом тут был настоящий рай. И хотя добираться до дачи приходилось автобусом, машины у Оксаны не имелось, она с огромным удовольствием приезжала сюда на выходные, начиная с весны —  и до поздней осени. Возилась с цветами, варила зелёный борщ и наслаждалась потрясающими закатами, когда солнце опускалось за Волгу.

Правда, зимой она тут надолго не оставалась, впервые решилась провести здесь весь отпуск. До села, с его магазинами, идти не более четверти часа. Всё необходимое там можно купить. Можно гулять в зимнем лесу, сходить на святой источник... Правда, Оксана была уверена, что большую часть отпуска пролежит лицом к стене, оплакивая свою судьбу.

Однако всё вышло иначе. Приехав на дачу, она, к своему изумлению, увидела на снегу свежие следы, ведущие к бане. Кинулась проверять дом – дверь была заперта, но, лишь только когда Оксана отперла её и заглянула внутрь, убедилась, что везде порядок, вещи на своих местах, ничего не пропало.

Оксана перехватила лопату, которой обычно чистила снег, и осторожно двинулась к деревянному строению, соображая попутно, что если вызвать полицию, она сюда нескоро приедет.

В бане, которая закрывалась обычно чисто символически – на крючок — дверь была полуоткрыта, а на лавке лежал человек. Больше всего Оксана боялась увидеть кровь или какие-нибудь следы преступления.

Но от мужчины даже не пахло спиртным, не почувствовала женщина и особого, неприятного запаха, присущего бомжам. Это был человек средних лет, очень легко одетый и, по всей вероятности, замерзающий. Когда  Оксана прикоснулась к нему, он показался ей холоднее льда, но при этом мужчина слегка шевельнулся – значит, был жив.

Оксана побежала в домик, принесла обогреватель, включила электрический чайник. Наверное, правильнее было бы позвонить в «скорую», но молодая женщина знала, что обычно медики добираются до их Богом забытого уголка за несколько часов, если вообще согласятся выехать, и боялась, что за это время мужчина замёрзнет окончательно.

Она укрыла незнакомца старым шубняком, а немного позже налила ему большую кружку очень крепкого сладкого чая.

— Ну-ка, давайте, просыпайтесь, — затормошила она его, — Кто вы, откуда, как вас зовут?

Не сразу мужчина смог сфокусировать на Оксане  взгляд, а когда обрёл способность разговаривать, вспомнил только, что его зовут Никита. Всё остальное было точно стёрто из памяти. При этом мужчина вёл себя прямо таки робко. Грел руки о чашку с чаем, наслаждался теплом и смотрел на Оксану с какой-то собачьей благодарностью.

Меж тем, на улице уже темнело, и Оксана решилась:

— Что ж делать, коль вам некуда пойти? Оставайтесь ночевать тут, в баньке. Я принесу вам одежду брата – старенькая, правда, он в неё переодевается, когда приезжает помочь мне огород копать. Но всё чистое. И одеяло с подушкой принесу. Да, заодно, и бутербродов каких-нибудь соберу. 

В ту ночь у себя в домике она засыпала со страхом. Дверь Оксана заперла, но её всё же пугала мысль, что тут, в двадцати метрах, расположился на ночлег совсем незнакомый ей человек. А вокруг – ни души, соседи, вряд ли, приедут до весны…

Нет, она всё-таки сошла с ума, когда предложила Никите остаться.

Оксана крепко уснула только к утру, сморённая усталостью и проснулась при свете зимнего дня. Выглянув в окно из домика, она увидела, что Никита – в тёплом свитере её брата — чистит снег той самой лопатой, с которой она вечером пришла в баню.

— Сейчас завтракать будем, — пообещала Оксана, выйдя на крыльцо и перехватив взгляд Никиты.

Так и потекли дни. Никита не задал ей ни одного вопроса, хотя естественно было поинтересоваться – почему молодая женщина приехала среди зимы пожить в не слишком комфортных дачных условиях?

Зато он каждый день находил возможность быть ей полезным. Колол дрова, чистил снег, поправил покосившийся забор… Оксана стала звать его и в магазин. Она ходила туда раз в несколько дней, и помощь Никиты была кстати – ему не составляло труда донести до дома тяжёлые сумки.

Как то раз, увидев, что на маленькой сельской площади наряжают для детворы ёлку, Никита удивился:

— Что, Новый год скоро?

После этого он принёс из леса пушистую сосенку.

— Что вы наделали! — напустилась на него Оксана, — Национальный парк же, оштрафуют… Нельзя без разрешения.

Никита только рукой махнул

— Они там густо росли… Теперь остальным будет просторнее…

Он установил ёлку в комнате, а потом  они с Оксаной ещё раз сходили в магазин – за немудрёными игрушками.

И после того, как они нарядили деревце в четыре руки, а потом пили чай с пряниками и яблочной пастилой, Оксане стало неудобно отправлять нового знакомого в тесную, полутёмную баньку.

— А устраивайтесь-ка в другой комнате, — предложила она, — Там вам будет удобнее, да и теплее.

В последующие дни Оксана и Никита всё больше сближались друг с другом. Ему было нечего рассказать о себе, но он с удовольствием слушал, когда женщина вспомнила своё детство и родителей, какие-то смешные случаи, связанные с работой в библиотеке, рассказывала о путешествиях, которые могла себе позволить – автобусных турах к морю, поездках к родственнице в Москву.

А иногда они и вовсе ни о чём не говорили. Тихо работал маленький телевизор, Оксана вязала, устроившись в старом уютном кресле, и ей было приятно ощущать присутствие рядом Никиты.

Она стала даже ловить себя на мыслях о том, что всё к лучшему, и пусть Денис уехал покорять столицу, но она встретила человека, который ей гораздо ближе душевно, чем прежний возлюбленный.

Однако за несколько дней до Нового года произошло то, что вмиг разрушило ее представление о будущем рядом с Никитой. 

Проходя по двору туда-сюда, Оксана и Никита невольно раскатали ледяную дорожку, и когда мужчина в очередной раз шёл с охапкой дров, он поскользнулся на ней и упал, ударившись головой. Оксана увидела это в окно и выбежала, как была – в одних тапочках. Никита и так ничего не помнил о себе – Бог весть как отзовётся на нём этот неожиданный удар затылком…

Но мужчина сидел на льду с потрясённым видом.

— Холмогоров, — сказал он подбежавшей женщине.

— Что? — не поняла Оксана.

— Моя фамилия Холмогоров, — объяснил он, — У меня свой бизнес — несколько магазинов. Помню, я задержался в офисе, вышел на улицу – уже был даже не поздний вечер, а совсем ночь. Кто-то сзади подбежал, ударил меня по голове… Очнулся я на окраине города, на теплотрассе, почти раздетый… Побрёл – сам не знаю куда. Потом машина рядом затормозила – видно, я выглядел очень колоритно, снег – а я бреду почти нагишом. Мужик спросил «Куда тебе? Я подвезу…» Я просто махнул рукой – вперёд, по трассе. Он и довёз меня до села…А потом я искал укрытия от метели, и так и забрёл в эту незапертую баньку…

В эту ночь Никита не спал, ворочался с боку на бок. Память постепенно возвращалась к нему.

— Мне ведь надо ехать, — сказал он на другой день, виновато глядя на Оксану, — У меня есть жена Соня и сын Саша. Я теперь знаю, где живу… Мои, наверное, с ума там сходят.

Оксану прямо в сердце укололо это слово «мои». За три недели, которые они провели вместе, Никита успел стать для неё почти родным.

Но теперь он поедет к «своим», а она – для него чужая. Она останется одна.

Однако, как и раньше, когда об отъезде объявил Денис, Оксане удалось скрыть свои чувства. Она вынесла Никите деньги на дорогу, и пожелала удачи. Мужчина некоторое время смотрел ей в глаза:

— Оксана, ты не представляешь, как жаль, что я не встретил тебя раньше, — сказал он, после чего круто повернулся и вышел.

Оставшиеся до Нового года три дня Оксана провела именно так, как изначально собиралась провести весь отпуск. Она лежала в постели, укрывшись пледом. Изредка вставая, чтобы затопить печь. Смотрела на никому не нужную теперь ёлку… и так хотела встать и выбросить её, может быть, даже топтать её ногами. Но не было на это сил…

Когда Оксана почувствовала голод, с трудом встала с дивана доплелась до сельского магазина, купила хлеба, колбасы и бутылку вина. Выпив, принялась неудержимо плакать. Словом, всё было плохо, отчаянно плохо, и изменить ничего нельзя.

Оксана решила, что в новогоднюю ночь будет спать. Отпуск уже был на исходе, скоро она вернётся в город, сотрудницы в библиотеке уже ждут с нетерпением ее выхода на работу…

Вечером 31 декабря Оксана уже постелила постель и переоделась в ночную рубашку, когда услышала звук подъезжающего автомобиля. Она решила, что это приехал кто-то из соседей – отметить Новый год на природе. Сама она не ждала гостей. Поэтому сильно вздрогнула, когда в дверь постучали. Наскоро накинула тёплый халат, сунула ноги в тапочки.

— Кто там? — женщина не спешила открывать.

— Оксана, это я,  — услышала она знакомый голос.

— С семьёй? — не выдержав, с иронией спросила она, и распахнула дверь.

 Никиту трудно было узнать. Явно за эти дни он побывал в парикмахерской. Стрижка, дорогая куртка – весь внешний облик его изменился. В руках он держал тяжёлые сумки.

— Позволь,  я войду и всё объясню. И поставь, пожалуйста, чайник, — попросил Никита.

Через несколько минут, широко открыв глаза, Оксана уже слушала его невероятный рассказ. Оказалось, что именно жена Соня наняла несколько недель назад тех отморозков, которые  напали  на Никиту, избили, а потом раздели его и бросили на морозе, в надежде, что мужчина замёрзнет до смерти. Но Соня не одна была инициатором этой идеи. Ее давний любовник (от которого она и родила в своё время Сашу, выдав его за сына Никиты), навёл её на эту мысль. Парочке удавалось обманывать Никиту много лет – любовник был его помощником в бизнесе, считался добрым другом.

Соня уже готова была считать себя «безутешной вдовой» и потихоньку переоформлять на себя имущество, когда Никита появился на пороге дома. Разобравшись в ситуации, он решил не заводить уголовного дела, но немедленно подал на развод. Соне вместе с сыном, несолоно хлебавши, пришлось переехать к любовнику.

Никита, не смотря на все открытия последних дней, не казался сломленным судьбой. Он доставал из пакетов шампанское, икру, пластиковые контейнеры с горячими блюдами и салатами.

— Я ведь не помешал? Мы сможем встретить Новый год вместе? — вдруг спросил он.

— Конечно, — с иронией ответила Оксана, — Я неумытая, непричёсанная, даже не помню, привезла ли с собой что-нибудь нарядное – словом, «дама готова к празднику».

Никита взглянул на часы:

— У тебя ещё есть время.

— Хорошо, что я не выкинула ёлку, — пробормотала Оксана и ушла приводить себя в порядок.

Через час они сидели за столом. Волосы у Оксаны ещё были влажными, платье так и не отыскалось, его заменил джемпер, расшитый бусинами. Женщина успела даже немного подкраситься – хотя веки так и остались отёкшими, слишком много Оксана плакала за последние дни.

Когда начали бить куранты, Оксана и Никита — оба поднялись.

— Ну, что бы ты хотел загадать себе на этот год? — спросила женщина, подняв бокал с шампанским.

Никита потянулся к карману пиджака, и Оксана заметила, что у него дрожат руки. Он достал маленькую коробочку, открыл её:

— Чтобы ты ответила «да» на моё предложение руки и сердца, — тихо сказал он.

На  шёлковой ткани мягко сияло обручальное кольцо. За окном, в приятном лунном свете искрились новогодние снежинки, где-то вдалеке начали взлетать вверх  яркие разноцветные огни салютов, а сердце трепетно билось в груди, встревоженное долгожданным счастьем.

Оксана заглянула в глазе мужчине, замершему в волнительном ожидании и   не отводя взгляда, также тихо ответила:  - ДА!