Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Содержание материала

Артём не смог уснуть до утра. Его шокировала выдумка с беременностью Ани. Он пытался понять, что может побудить людей врать, и для чего пытаться заставить человека быть рядом с тем, кто ему совершенно не нужен. Ясно ведь как божий день, что ни к чему хорошему это не может привести. Что-то здесь было не так. Поведение матери тоже настораживало. Артём слишком хорошо её знал и боялся за Олесю и Ляну. Он начал думать о том, что оставаться в этом городе просто нельзя, иначе спокойной жизни у них никогда не будет. Мать никогда ни перед чем не останавливалась, чтобы добиться своей цели. И сейчас надежды не было, что она изменит своё мнение и примет новую жизнь сына.

 Когда зазвонил будильник, Артём уже принёс завтрак. Он был одет, и  Олесю это насторожило. Сегодня ему не нужно было никуда ехать. Он прочёл вопрос в её глазах и не заставил долго ждать ответа.

 — Я сейчас поеду к Ане домой, хочу поговорить с тётей Галей, мне важно понять, почему она так поступила и важно расставить всё по местам. Они не должны строить иллюзий и не имеют права вмешиваться в мою личную жизнь.

 — Артём, мне очень беспокойно. Пожалуйста, возьми меня с собой, я подожду в машине, только бы быть поближе к тебе. Я же не смогу спокойно сидеть одна дома.

 — Ну, поехали! Ты пока собирайся, а я Ляне завтрак приготовлю! — Артём поцеловал Олесю и, подмигнув ей, вышел из комнаты.

 Олеся встала с кровати, потянулась и заметила в зеркале довольное выражение своего лица. Она была счастлива: это выдавали её мимика, жесты, и даже голос её в последнее время заметно изменился.

 Заставить Артёма долго ждать Леся не могла, поэтому старалась собираться очень быстро. В это время проснулась Ляна и, потирая глаза, пошла на кухню.

 — Артём! — она обняла его и чмокнула в щеку, — Как дела? Давно приехал? Мама места себе не находила, но я поняла, что у тебя телефон, скорее всего, разрядился.

 — Да! Ты права, телефон действительно подвёл, но я спешил, как на крыльях, и уже ночью был здесь. Всё хорошо! Умывайся и… Завтрак готов!

 — Ух ты, мои любимые гренки! Спасибочки!

 — А вот и я! — Олеся стояла уже одетая, с легким макияжем и с сумкой в руке.

 — Мигом ты, я оглянуться не успел! Ну что ж, идем!

 До дома Ани ехали молча. Движение было слишком активным в это время, и Олеся не хотела отвлекать Артёма. Ей и молча было приятно находиться рядом с ним, чувствовать его тепло и слышать его внутренний голос.

 Он тоже был рад, что Олеся рядом, так он чувствовал себя гораздо спокойнее.

 Остановив машину у подъезда Ани, Артём не спешил выходить.

 — Немного постоим, вдруг мама Ани куда-нибудь пойдёт, она раньше гуляла с собакой в это время.

 Через некоторое время Галина Вячеславовна вышла из подъезда, держа на руках рыжего терьерчика, одетого в курточку с капюшоном. На лапах пёсика было надето что-то, издалека напоминающее обувь.

 Артём вышел из машины и направился навстречу. Галина Вячеславовна смотрела на него очень гневно.

 — Как ты посмел, Артём, приехать сюда с этой, — она кивнула в сторону Олеси, сидящей в машине. Тебе не кажется, что вам с Анютой стоит пообщаться без свидетелей? А ЭТА здесь лишняя!

 — Тёть Галя, я вас знаю с детства, так как Вы подруга мамы, и я всегда считал Вас женщиной справедливой и мудрой. И сейчас мне не совсем понятно Ваше поведение! Объясните, пожалуйста, почему Вы слепо верите своей дочери, не выслушав даже меня.

 — Артём, ты, вообще, сам себя слышишь? Это я объясняться должна? Ты оставил мою дочь беременную, поддался чарам какой-то… старушки, а я должна перед тобой объясняться? Не ожидала от тебя такого хамства!

 — Во-первых, сразу, хочу заметить, тетя Галя, что Олеся моя будущая жена, она достаточно молода и никакими чарами не обладает, кроме душевной теплоты и нежности. Прошу Вас уважительно говорить о ней, иначе, разговор будет окончен. Во-вторых, Аня не может быть беременна! От меня, по крайней мере!

 — Да как ты можешь смотреть мне в глаза и врать? Для чего ты с Анютой ночевать у нас оставался, когда мы на дачу с отцом уезжали?

 — Я??? Ночевал у вас??? Бред какой-то!

 — Да что ты говоришь! Думал, Анечка скрывала от нас? Да сколько раз мы с дачи звонили по вечерам, и она говорила, что с тобой, что ты остаешься ночевать!

 — Да не было такого!

 — Ну да, конечно же, давай, девочку теперь во всем и обвиним. Ответственности побоялся? Как ночевать у нас, так ты горазд, а как теперь с ребенком по ночам не спать, так это нам достанется?

 — Тёть Галь, послушайте себя! И меня послушайте! Я Вам уже объяснил, что между мной и Аней никогда не было никаких отношений! Для чего Вы меня пытаетесь убедить в том, чего быть не может?

 — Анечка никогда не врет!

 — Идемте, вместе спросим у нее, для чего она все это выдумала? Идемте!

 В это время Аня вышла из подъезда, скорее всего, увидела в окно машину Артёма и поспешила вмешаться.

 Первым делом она подбежала к машине,  открыла дверь, схватила Олесю за рукав и попыталась вытащить на улицу.

 — Я тебе предупреждала, тупая мразь, чтобы ты оставила моего жениха в покое!

 Артём схватил Аню в охапку и оттащил подальше от машины. Мать Ани подбежала к Артёму:

 — Не смей так обращаться с моей дочерью!

 — Пожалуйста, успокойте свою дочь! Я никогда не давал ей повода считать меня своим женихом и никогда не стал бы женихом такой истеричной и лживой особы.

 Аня накинулась на Артёма с кулаками:

 — Гад! Какой же ты гад!

 Он перехватил её руку.

 — Напомни, Анечка, когда я у тебя ночевать оставался? — Артём смотрел ей в глаза, но Аню его взгляд ничуть не трогал. Она тоже не сводила с него взгляда и кричала:

 — Как ты можешь так поступать? Ставишь из себя мистера Благородство, а со мной вот так! Делаешь вид, что не помнишь ничего или в тебе совести совсем нет? Ты же сам просил никому не рассказывать пока о нашей связи!

 Артём был растерян: настолько естественно Аня себя вела, будто между ними на самом деле была связь, о которой сам Артём по какой-то причине не знал.

 — Анюта, давай ты успокоишься и мы потом, ещё раз попытаемся поговорить.

 — Я должна успокоиться, когда ты собираешься жениться на старухе, а меня с ребёнком бросаешь вот так?

 — Да не может быть никакого ребёнка, ты бредишь! Между нами ничего не было и не могло быть, признайся уже, наконец. Твой талант актрисы мог бы сделать для тебя карьеру! Подумай.

 — Это ты актёр! Сволочь! — Анна снова попыталась наброситься на Артёма, но мать её остановила.

 Со стороны уже сложно было понять, кто из них говорит правду. Оба выглядели естественно и были взволнованы не на шутку.

 Галина Вячеславовна попыталась убедить дочь отложить разговор, но та ничего не хотела слушать.

 — Я люблю его! Он должен быть моим! И ты будешь моим, чего бы это ни стоило, — посмотрела она на Артёма, — Слышишь?! Я уничтожу эту дрянь!

 Аня была на грани срыва, и мать попросила Артёма приехать вечером к ним одному, чтобы поговорить в спокойной обстановке. Только так Аня согласилась пойти домой и отдохнуть. Она пошла с матерью к подъезду, но продолжала кричать.

 Артём вернулся в машину, чувствуя себя мишенью для обстрела.

 — Наверное, не нужно было тебе сюда ехать. Прости, что пришлось стать свидетелем этой сцены. Аня всегда такой была, мне стоило предусмотреть. — Артём взглянул виновато на Олесю.

 — Это ты меня прости, я тоже не подумала… Просто не хотелось расставаться с тобой.

 — Давай, забудем о том, что только что произошло, ну или хотя бы постараемся забыть, и поедем в ЗАГС!

 Глаза Олеси округлились от неожиданности:

 — Подожди, как в ЗАГС? Я не готова… У  меня нет паспорта с собой… Давай пока отложим…

 — Ну, хорошо, только на несколько дней, не больше! А сейчас поехали куда-нибудь подальше отсюда!

 — А давай, заедем к Вере, моей подруге, а то она уже три раза звонила, всё спрашивает, когда я вас с ней познакомлю.

 — Давай! Что-то к чаю будем покупать?

 — Вера на диетах постоянно, поэтому купим для неё фруктовый ассорти, а для нас пирожные!

 — Отлично!

 По пути из магазина Олеся позвонила подруге и предупредила, что скоро будут. Вера заволновалась:

 — Ну что же ты заранее-то не предупредила? Я же совсем без прически, и макияж уже не успею.  Ну вот как мне с твоим женихом знакомиться?

 — С моим, Верусечка, с моим! Незачем тебе красоваться, — засмеялась Олеся.

 — Да с твоим, с твоим,  кто спорит-то, ну ты же знаешь, не могу  я так!

 — Знаю, знаю! Ты и мусор выкидывать не пойдешь без макияжа и прически, но не вышло заранее позвонить, спонтанно получилось, так что встречай как есть!

 — Ладно, вы только помедленнее чуток добирайтесь, я хоть немного примарафечусь!

 — Хорошо! — Олеся довольно улыбнулась и нажала на кнопку сброса.

 — Ну, Верка, ну неугомонная! — она повернулась к Артёму, — ты не обращай на нее внимания, она шебутная, но добродушная и веселая.

 Артём кивнул и повернул на перекрестке.

 — А куда мы? Нам же прямо?

 — Ну, раз подруга твоя попросила дополнительное время, проедем более длинной дорогой для разнообразия.

 Вера бегала из угла в угол, примеряя платья, снимая бигуди, включая и выключая фен, и подкрашивая нервно то глаза, то губы. Через сорок минут она была в полной готовности встречать гостей, но их пока не было. Вера начала волноваться. Подошла к окну и увидела подъезжающую машину Артёма. Она открыла дверь и встала в коридоре.

 Артём пропустил Лесю вперёд, а Вера выглядывала из-за плеча подруги, пытаясь разглядеть Артёма, как будто больше времени на это не будет. И вот, наконец, Артём вошёл в коридор и протянул Вере руку:

 — Артём!

 — Вера! Очень приятно познакомиться с таким… с таким… в общем, с симпатичным молодым человеком, который произвёл на меня неизгладимое впечатление! — Вера немного помолчала, а потом добавила, — ну вот почему все красавцы Леське всегда достаются? В школе самый красивый мальчик бегал за ней, теперь вот… снова!

 Артём улыбнулся и спросил, куда отнести пакет.

 За чаем Вера без умолку рассказывала о своих приключениях, о том, как познакомилась с очередным потенциальным женихом, но в сердце так и не ёкнуло, а значит, не пришло ещё её время, но она не собирается сдаваться…

 За непринужденной беседой время пролетело незаметно. Артём все время держал Олесю за руку, наслаждаясь её близостью.

 Зазвонил телефон, и Артём с грустью взглянул на Олесю, увидев имя звонящего.

 — Да, Галина Вячеславовна. Не забыл. Буду, как и обещал. Всего доброго.

 Олеся вспомнила, что Артёму предстоит  ещё одна встреча с Аней, и глаза слегка затуманили слезы.

 — Что произошло? — поинтересовалась подруга.

 — Всё нормально, просто Артёму нужно ехать по делам, а мне без него всегда грустно! Да ещё за Ляной по пути заехать надо, поэтому мы уходим!

 — Ой, время пролетело так быстро! Но я безумно рада была пообщаться, заезжайте, как время будет!

 — Хорошо, — пообещал Артём, — непременно буду привозить Олесю при возможности, потому что не могу лишить её общения с подругой!

 На улице Олеся остановилась, положила руки Артёму на плечи и заглянула в его глаза, наполненные грустью:

 — Как же мне не хочется, чтобы ты туда ехал.

 — И мне не хочется, но я должен решить эту проблему, чтобы Аня навсегда исчезла из нашей жизни. Я не могу находиться в неопределённости, когда родители Ани слепо ей верят. А знаешь, я давно хотел тебе сказать. Давай уедем отсюда подальше, как только узаконим наши отношения?

 — Куда? Куда мы уедем?

 — А об этом пока будем думать!

 Артём завёз Лесю с Ляной домой, а сам отправился к Ане, совершенно не понимая, почему он должен решать проблему, которую Аня создала на пустом месте. Он даже не знал,  как доказывать свою правоту, когда Аня смотрит прямо  в глаза, беспощадно врёт и выглядит при этом настолько естественно, как будто он на самом деле такой гад, каким она пытается его выставить.

Глава 10

Артём подъехал к дому Ани с тяжёлым чувством. Предстоящий разговор с её родителями не сулил ничего приятного. Если Аня ведёт себя так естественно, будто все её фантазии реальны, то как же он будет доказывать сейчас обратное. Артёма очень удручала эта ситуация, потому что больше всего на свете ему хотелось проводить каждую свободную минуту рядом с любимой женщиной.

Он не спешил выходить из машины. Открыл мобильный альбом и пролистал фотографии Олеси. Улыбка слегка коснулась его губ, а на сердце стало немного светлее. Он решил, что тянуть с разговором не стоит, и нужно поскорее поставить точку в этой гадкой истории и вернуться пораньше домой, где его любят и ждут.

Дверь открыл отец Ани. Он всегда был человеком веселым, любил пошутить всякий раз, выглядел всегда очень добродушным. Но не сегодня. Впервые в жизни Артём увидел дядю Васю серьёзным и напряженным. Он не очень приветливо встретил Артёма и молча указал рукой на зал. Именно там его уже ждали Аня и Галина Вячеславовна.

Артём молча прошёл и, не дожидаясь приглашения, присел на стул, стоящий возле двери. Следом вошел Василий Николаевич и расположился по-хозяйски в своем любимом кресле.

— Мне не хочется, чтобы наш разговор затянулся надолго, потому что я очень спешу. Искренно надеюсь, что нам удастся уладить недоразумение и мирно расстаться.

— Недоразумение? — Аня вскочила с дивана, но мать ухватила ее за руку и усадила обратно.

— Анечка, ты обещала… Давай подумаем о ребенке, ты и так сегодня на успокоительных сидишь. Успокойся, все выясним. Итак, — Галина Вячеславовна повернулась к Артёму, — ты утверждаешь, что никогда не ночевал у нас?

— Никогда! —Артём был невозмутим.

Аня снова вскочила на ноги. И тут не выдержал отец:

— Дочь, сядь! И успокойся! Раз уж каша заварилась, и у Артёма не хватает духу признаться в произошедшем, поступим иначе.

Он уставился Артёму в глаза и продолжил повышенным тоном:

— Мы всегда доверяли тебе, как родному, потому что хорошо знали твою мать, но ты пренебрег нашим доверием и так подло поступил с нашей дочерью. Вы ведь с детства росли с Анютой вместе. Как ты смог?

Артём опустил голову и обхватил ее руками, затем потер виски, взъерошил волосы и начал свою речь:

— Я сейчас клянусь перед вами, что у нас с Аней никогда ничего не было! Я ее не любил, она мне всегда была как сестра, не более того. Я бы никогда не поступил так с ней, поверьте!

Аня то и дело пыталась вскочить с дивана, но мать удерживала ее.

— Сволочь! Какая же ты сволочь! Да, я сама предложила никому не рассказывать о наших отношениях и при всех вести себя как обычно, но когда родители уезжали на дачу, ты приходил, и мы были счастливы вместе! Хватит уже розыгрыш устраивать, дело серьезное!

— Да уж, действительно серьезное! Я на самом деле не понимаю, как ты можешь, Аня, так яростно утверждать то, чего не было на самом деле? Между нами ничего не было! Может быть, я приходил к тебе во сне?

— Ты шутишь? Во сне беременность не наступает!

Родители молча переглянулись, Василий Николаевич поднялся с кресла и коротко сказал:

— Ну все! Значит так: раз признаваться отец ребенка не хочет, будем ждать. Как только малыш родится, мы сделаем анализ ДНК, и когда родство подтвердится, мы тебя засудим, подонок! А сейчас иди и да, про женитьбу свою забудь, пока ребенок не родится, иначе пожалеешь!

Аня разрыдалась, уткнувшись в подушку, а мать пыталась ее упокоить.

Артём пытался возразить, но ему не позволили больше и слова произнести и буквально выставили за дверь.

Он сел в машину, обхватил руками голову, оперся о руль и задумался. Слёзы давили от обиды и досады, а сердце сжималось от такой несправедливости. Он не мог ждать, пока родится этот ребенок. Хотелось доказать все прямо сейчас, но как это можно было бы сделать, он не знал.

***

Олеся приготовила ужин и зашла в комнату Ляны поболтать о том, как прошел ее день. Зазвонил домашний телефон.

— Слушаю, — ответила Олеся.

— Это Галина Вячеславовна, мама Ани. Сейчас у нас был Артём, но признаться он так и не захотел. Поэтому мы решили поступить разумно. Ждем рождения малыша и делаем анализ ДНК. Если его признают отцом, он будет обязан жениться на нашей дочери. Поэтому сейчас вам с ним о браке думать не советую. И поразмысли еще раз, Олеся, о том, что портишь парню жизнь. Взвесь все и пойми, наконец, ты слишком для него стара… Если любишь, отпусти, не калечь его судьбу…

Олеся продолжала стоять и слушать гудки… Она задумалась над только что услышанным, и шальная мысль закралась в ее голову: «а что если действительно, испортишь ему жизнь, а он, как человек ответственный, будет терпеть и мучиться рядом с тобой?»

— Мам, ты чего зависла? — поинтересовалась дочь.

Олеся встрепенулась и вернулась в комнату.

—Да, ничего, задумалась немного. Ну, рассказывай, что дальше было…

Ляна долго рассказывала о том, что произошло в школе, потом на тренировке, а Олеся ничего не понимала и даже, наверное, не слышала, потому что назойливые мысли так и сверлили, не давая шанса успокоиться.

Артём долго сидел в машине, не решаясь показаться Олесе на глаза в таком виде. Он был очень расстроен и не понимал, что будет дальше, и почему он должен зависеть от каких-то анализов и рождения ребенка, к которому он не имел никакого совершенно отношения.

Домой он вернулся поздно. Подарил Олесе крупную белую розу, а Ляне шоколадного медвежонка.

—Ты выглядишь расстроенным. Я все знаю — мама Ани звонила. Артем, ну не расстраивайся так. Ну подождем, несколько месяцев пролетят — не заметим, как раз будет время к свадьбе подготовиться… — пыталась успокоить Олеся, но и сама с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

Артём посмотрел ей в глаза и спросил:

— Скажи, ты веришь мне?

—Верю! — Олеся ответила искренно и нежно, затем обняла его, поцеловала и повела на кухню, нежно взяв за руку:

— Ужин остывает, а ты целый день не ел ничего.

Артём устало улыбнулся и покорно сел за стол.