Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Содержание материала

Артём подъехал к дому Ани с тяжёлым чувством. Предстоящий разговор с её родителями не сулил ничего приятного. Если Аня ведёт себя так естественно, будто все её фантазии реальны, то как же он будет доказывать сейчас обратное. Артёма очень удручала эта ситуация, потому что больше всего на свете ему хотелось проводить каждую свободную минуту рядом с любимой женщиной.

Он не спешил выходить из машины. Открыл мобильный альбом и пролистал фотографии Олеси. Улыбка слегка коснулась его губ, а на сердце стало немного светлее. Он решил, что тянуть с разговором не стоит, и нужно поскорее поставить точку в этой гадкой истории и вернуться пораньше домой, где его любят и ждут.

Дверь открыл отец Ани. Он всегда был человеком веселым, любил пошутить всякий раз, выглядел всегда очень добродушным. Но не сегодня. Впервые в жизни Артём увидел дядю Васю серьёзным и напряженным. Он не очень приветливо встретил Артёма и молча указал рукой на зал. Именно там его уже ждали Аня и Галина Вячеславовна.

Артём молча прошёл и, не дожидаясь приглашения, присел на стул, стоящий возле двери. Следом вошел Василий Николаевич и расположился по-хозяйски в своем любимом кресле.

— Мне не хочется, чтобы наш разговор затянулся надолго, потому что я очень спешу. Искренно надеюсь, что нам удастся уладить недоразумение и мирно расстаться.

— Недоразумение? — Аня вскочила с дивана, но мать ухватила ее за руку и усадила обратно.

— Анечка, ты обещала… Давай подумаем о ребенке, ты и так сегодня на успокоительных сидишь. Успокойся, все выясним. Итак, — Галина Вячеславовна повернулась к Артёму, — ты утверждаешь, что никогда не ночевал у нас?

— Никогда! —Артём был невозмутим.

Аня снова вскочила на ноги. И тут не выдержал отец:

— Дочь, сядь! И успокойся! Раз уж каша заварилась, и у Артёма не хватает духу признаться в произошедшем, поступим иначе.

Он уставился Артёму в глаза и продолжил повышенным тоном:

— Мы всегда доверяли тебе, как родному, потому что хорошо знали твою мать, но ты пренебрег нашим доверием и так подло поступил с нашей дочерью. Вы ведь с детства росли с Анютой вместе. Как ты смог?

Артём опустил голову и обхватил ее руками, затем потер виски, взъерошил волосы и начал свою речь:

— Я сейчас клянусь перед вами, что у нас с Аней никогда ничего не было! Я ее не любил, она мне всегда была как сестра, не более того. Я бы никогда не поступил так с ней, поверьте!

Аня то и дело пыталась вскочить с дивана, но мать удерживала ее.

— Сволочь! Какая же ты сволочь! Да, я сама предложила никому не рассказывать о наших отношениях и при всех вести себя как обычно, но когда родители уезжали на дачу, ты приходил, и мы были счастливы вместе! Хватит уже розыгрыш устраивать, дело серьезное!

— Да уж, действительно серьезное! Я на самом деле не понимаю, как ты можешь, Аня, так яростно утверждать то, чего не было на самом деле? Между нами ничего не было! Может быть, я приходил к тебе во сне?

— Ты шутишь? Во сне беременность не наступает!

Родители молча переглянулись, Василий Николаевич поднялся с кресла и коротко сказал:

— Ну все! Значит так: раз признаваться отец ребенка не хочет, будем ждать. Как только малыш родится, мы сделаем анализ ДНК, и когда родство подтвердится, мы тебя засудим, подонок! А сейчас иди и да, про женитьбу свою забудь, пока ребенок не родится, иначе пожалеешь!

Аня разрыдалась, уткнувшись в подушку, а мать пыталась ее упокоить.

Артём пытался возразить, но ему не позволили больше и слова произнести и буквально выставили за дверь.

Он сел в машину, обхватил руками голову, оперся о руль и задумался. Слёзы давили от обиды и досады, а сердце сжималось от такой несправедливости. Он не мог ждать, пока родится этот ребенок. Хотелось доказать все прямо сейчас, но как это можно было бы сделать, он не знал.

***

Олеся приготовила ужин и зашла в комнату Ляны поболтать о том, как прошел ее день. Зазвонил домашний телефон.

— Слушаю, — ответила Олеся.

— Это Галина Вячеславовна, мама Ани. Сейчас у нас был Артём, но признаться он так и не захотел. Поэтому мы решили поступить разумно. Ждем рождения малыша и делаем анализ ДНК. Если его признают отцом, он будет обязан жениться на нашей дочери. Поэтому сейчас вам с ним о браке думать не советую. И поразмысли еще раз, Олеся, о том, что портишь парню жизнь. Взвесь все и пойми, наконец, ты слишком для него стара… Если любишь, отпусти, не калечь его судьбу…

Олеся продолжала стоять и слушать гудки… Она задумалась над только что услышанным, и шальная мысль закралась в ее голову: «а что если действительно, испортишь ему жизнь, а он, как человек ответственный, будет терпеть и мучиться рядом с тобой?»

— Мам, ты чего зависла? — поинтересовалась дочь.

Олеся встрепенулась и вернулась в комнату.

—Да, ничего, задумалась немного. Ну, рассказывай, что дальше было…

Ляна долго рассказывала о том, что произошло в школе, потом на тренировке, а Олеся ничего не понимала и даже, наверное, не слышала, потому что назойливые мысли так и сверлили, не давая шанса успокоиться.

Артём долго сидел в машине, не решаясь показаться Олесе на глаза в таком виде. Он был очень расстроен и не понимал, что будет дальше, и почему он должен зависеть от каких-то анализов и рождения ребенка, к которому он не имел никакого совершенно отношения.

Домой он вернулся поздно. Подарил Олесе крупную белую розу, а Ляне шоколадного медвежонка.

—Ты выглядишь расстроенным. Я все знаю — мама Ани звонила. Артем, ну не расстраивайся так. Ну подождем, несколько месяцев пролетят — не заметим, как раз будет время к свадьбе подготовиться… — пыталась успокоить Олеся, но и сама с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

Артём посмотрел ей в глаза и спросил:

— Скажи, ты веришь мне?

—Верю! — Олеся ответила искренно и нежно, затем обняла его, поцеловала и повела на кухню, нежно взяв за руку:

— Ужин остывает, а ты целый день не ел ничего.

Артём устало улыбнулся и покорно сел за стол.