Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Содержание материала

 

Вот и закончилась зима, весна вступила в полные права и уже скоро лето наступит незаметно. Аня сидела в своем любимом кресле и плакала, поддерживая рукой живот. Тянущая боль никак не унималась, а она уже начинала ненавидеть этого ребенка, которого должна рожать одиночкой.

—Анюта, ну что ты плачешь целыми днями, что не так? —который раз пыталась успокоить ее мать.

—Всё не так! Всё! Артём бросил меня и теперь я страдаю от боли, а он где?

—Анечка, ты ведь знаешь, где он. Нет его больше и в этом не его вина. Если бы он мог, то непременно женился бы на тебе, как только был бы готов результат ДНК. Но случилось то, что случилось. Не вини судьбу.

—Мама! Ты совсем ничего не знаешь! Артём жив! Я встретила его зимой. Он обещал вернуться и обманул меня снова. Он сказал, что поехал в командировку какую-то и как только приедет, мы поженимся, но он исчез. Снова попросил никому не говорить о нем и предал!!!

—Доченька, ты что такое говоришь?! Артема больше нет, ты ведь была на похоронах, не могла ты его видеть.

—Гроб ведь закрытый был! Значит, могла я видеть его!

—Анечка, есть документы у тети Риты, ты, возможно, сильно переволновалась и попутала что-то. Давай, я тебе соку налью?

—Мама, ты обещала, что поддержишь меня. Я хочу отказаться от этого ребенка. Не нужен он мне! —Хорошо, Анечка, только успокойся, пожалуйста, не плачь.

—А-а-а-й! — Аня схватилась за живот обеими руками и начала кричать, — я больше не могу, тянет, почему я должна так мучиться? Где его отец? Я не выдержу! Больно мне!

Мать начала звонить в «скорую».

—Сейчас, доченька, сейчас, они уже выехали, идем собираться. Скоро, скоро все закончится. Я поддержу тебя.

Несколько часов ожидания стали для родителей настоящей пыткой, пока наконец-то им не сообщили, что родилась девочка. Внучка!

Как только Аню перевели в палату, матери разрешили ненадолго зайти. Аня взволнованно кричала и требовала, чтобы ей принесли бумагу, чтобы написать отказ от ребенка. Никакие уговоры матери о том, чтобы подождать хотя бы до утра, не помогали. Врачи посоветовали Галине Вячеславовне выйти из палаты и сделали Ане успокоительный укол. Вскоре она уснула.

Галина Вячеславовна набрала номер матери Артема и сообщила о рождении внучки. Маргарита Евгеньевна не особо была рада этой новости.

—Я не уверена, что это и мой внук тоже, — холодно ответила она.

—Об этом я как раз и хотела поговорить. Рита, Анечка бредит идеей отказаться от ребенка, я не знаю, как ее отговорить. И к тебе у меня огромная просьба. Пройди, пожалуйста, тест ДНК, чтобы все же выяснить, чей это малыш. Если у тебя с ним определят родство, то мы все будем знать, что это дочь Артема.

Рита Евгеньевна ненадолго задумалась.

—Зачем мне это нужно? Мне все равно, чья это дочь. Разбирайтесь сами, как хотите, а  мне о себе подумать надо.  Я завтра улетаю в Париж.

Такое поведение немного удивило Анину мать, они были подругами с Ритой, и та всегда мечтала породниться, а тут такая вдруг реакция… Её, конечно, можно было понять, поэтому Галина Вячеславовна не рассердилась.

—Вась, найди, пожалуйста, отца Артема, возможно, он согласится пройти тест ДНК. Ну, должны мы же убедиться, что ребенок действительно Артема. Вдруг Анечка что-то путает, выдает желаемое за действительное… Возможно, отец ребенка некто другой и мы отыщем его.

—Да. Да. Надо что-то с этим делать. Сейчас ребятам позвоню. Напомни его имя, пожалуйста.

—Сидоров. Виталий Сидоров. Рита не хотела из-за этого его фамилию брать и Артема на свою записала. Говорила, не хочет, чтобы ее сын относился к разряду: Иванов, Петров, Сидоров…

—Рита, она такая…

Василий Николаевич принялся звонить своим знакомым, и уже через пару часов адрес был известен. Родители Ани с раннего утра отправились искать Виталия Сидорова и к счастью, он оказался дома. Внимательно выслушав своих давних знакомых, он опустился на стул, наклонившись,  обхватил руками голову, и просидел так долго молча. Затем поднялся на ноги.

—Поехали! Если это действительно моя внучка и Аня все же откажется от нее, я смогу о ней позаботиться, коль сына своего растить не довелось.

Анины родители переглянулись, но ничего не стали отвечать. Анализы были сданы, нужно было ждать два дня. И эти два дня тянулись, словно год, для всех, кто ожидал результата. И только Аня была уверена, что отец ребенка Артем.

Через два дня все собрались у кабинета врача. И нервно ожидали результата. Доктор не заставил себя долго ждать. Пригласил всех в кабинет, вскрыл конверт и огласил результат. Вероятность родства 99,7%.

Отец Артема прослезился и вышел в коридор первым. Он попросил показать ему внучку и даже смог подержать ее на руках.

—Ну что ж, давайте к нам проедем, отметим, так сказать, это дело, — радостно предложил Василий Николаевич.

—Да! Давайте, я не против. Значит, породнились все-таки… Помню, как Рита когда-то об этом мечтала. Жаль, не совсем, как хотелось, но породнились… — Виталий Сидоров смахнул скупую мужскую слезу и улыбнулся.

Когда подъехали к дому, Галина Вячеславовна открыла дверь и только попыталась выйти из машины, как громко охнула, захлопнула дверь и схватилась за грудь в области сердца. Мужчины в недоумении смотрели на нее, пытаясь понять, что случилось. А она не могла произнести ни слова, только махала неуклюже рукой в сторону подъезда.

Они посмотрели в сторону, куда она пыталась указать.

—Твою ж дивизию! — громко вскрикнул Василий Николаевич.

Виталий Павлович Сидоров смотрел на него, так ничего и не понимая.

—Ну, чего уставился? Сын твой! Живёхонек!

Виталий Павлович выскочил из машины и бросился к Артему, переминавшемуся с ноги на ногу, с букетом в руках. Он обнял его, и расплакался как ребенок. А молодой человек, в недоумении пытался от него отстраниться, не понимая, поглядывая на него, как на безумного.

—Сыночек мой! Живой! Как же я рад! Столько лет тебя не видел! Какой взрослый… Сынок!

Подошли родители Олеси и предложили всем пройти в квартиру.

—Ну, рассказывай, Артем, где пропадал и что вообще происходит?

Он и сам, похоже, не совсем понимал, что происходит, поэтому ответил не сразу, пытаясь побороть волнение.

—Прошу у всех прощения, но я не Артем… Меня зовут Максим… — он слегка поперхнулся, откашлялся, и замолчал.

—То есть, как это не Артем? Что значит этот цирк? — заволновалась Галина Вячеславовна.

А Василий Николаевич строго потребовал объяснений. И только отец Артема нервно наблюдал за событиями, ведь он даже не знал, как на самом деле должен выглядеть его сын, потому что не видел его с самого детства.

—Я… Я не знаю, как все случилось, то есть… — молодой человек заметно нервничал, то и дело потирая виски и взъерошивая волосы.

— Ну так расскажи нам все как есть, — потребовал снова Анин отец, — так продолжаться уже не может. Наша дочь на грани нервного срыва. Она готова отказаться от собственной дочери… Мы с матерью тоже места себе не находим. И хотим знать правду.

—Ладно… — он утер со лба пот и немного сбиваясь, продолжил, — однажды я гулял с друзьями в парке отдыха. На скамейке сидели девушки и смеялись. Вдруг одна из них вскочила и бросилась мне на шею. Она называла меня Артемом, и выглядело так естественно, будто она реально знает меня. Я тогда подумал, что это розыгрыш, умелая актёрская игра и решил ей подыграть. Мы продолжили прогулку вдвоем. А потом я ее проводил, и она предложила зайти в гости. Мы пили чай, смотрели фильм, и незаметно наступила ночь. Уехать в другой конец города для меня было не реально, а Аня предложила остаться. Это была наша первая ночь.

Все слушали молча и не могли поверить, что такое возможно. Каждый строил в мыслях свои предположения о том, что Артем потерял рассудок, что у него раздвоение личности, но вот одно не сходилось – кто же был в гробу?

— Утром я случайно заметил у Ани в ноутбуке фото парня, один в один похожего на меня и понял, что это не розыгрыш, что она меня просто попутала. Но она мне очень понравилась, и я побоялся признаться. Я попросил никому не рассказывать о нашей близости и не выдавать на людях отношений, она согласилась. Потом я еще несколько раз приезжал сюда и ждал у подъезда. Мы гуляли подолгу, а пару раз, когда родители уезжали на дачу, Аня снова приглашала меня переночевать.

Молодой человек опустил голову, попросил воды и после долгой паузы продолжил.

— Я долго думал, как такое сходство возможно и однажды решился вывести мать на откровенный разговор. Она призналась, что украла меня…  Она тогда работала акушеркой в родильном отделении. Мужа не было, детей иметь не могла. Однажды она принимала роды у моей настоящей матери, врача в это время куда-то вызвали и она осталась одна. Когда родился второй ребенок, никто не видел, а мать моя родная потеряла сознание, и она воспользовалась ситуацией, спрятала меня и забрала к себе….

Максим смахнул невольную слезу. Задумался, попил воды и продолжил:

—Я тогда сам не свой был. У меня были где-то родители, у меня был брат, а я ничего не знал… Я с детских лет должен был зарабатывать себе на жизнь. Нет, приемная мать одевала меня, кормила, но ее зарплаты не хватало, чтобы купить мне лишнюю игрушку или мороженое. Она твердила, что я мужчина, должен ей помогать! Я бегал продавал газеты на стоянках, позднее мыл машины. Учиться мне было некогда. Я всегда думал о том, как больше заработать, чтобы получить похвалу от матери, — он помолчал, потом сглотнул подступивший ком, — я тогда долго не появлялся в жизни Ани, пытался все принять… Я не мог позволить себе увести девушку у брата… Я сожалел, что все так вышло… А мать в это время продала квартиру и уехала с мужиком в другой город, оставив меня на произвол судьбы. Я снял комнату, устроился на вахту.

Никто не решался промолвить и слова. А мать Ани держала лицо руками и тихо плакала, иногда чуть слышно всхлипывая.

—Потом, в начале зимы я встретил Аню и узнал про Артема и про то, что Аня беременна. Мне нужно было уезжать, я не мог остаться. И вот, теперь, я вернулся, чтобы сделать Ане предложение и признать своего ребенка.

Повисла тишина. Каждый думал о чем-то своем. Наконец-то Виталий Павлович подошел к Максиму и крепко обнял его:

—Сыночек мой родной! Если бы я только знал… Переезжай ко мне, прямо сегодня! И Аню с дочкой заберем, у меня места всем хватит, куда мне одному такие площади!

Максим похлопал отца по плечу:

—Спасибо, папа! Я очень рад, что нашел тебя!

Через некоторое время все сидели за столом и наперебой болтали о всякий житейских мелочах. А Максим и его отец были самыми счастливыми в этот день.

Мать Ани попросила Максима пока не рассказывать ей правду, потому что ей итак пришлось столько всего пережить, и никто не знал, как Аня отнеслась бы к истине.

Максим оказался очень хорошим отцом и баловал Аню, как мог. Она была настолько счастлива, что когда он через месяц набрался смелости во всем признаться, она сильно не расстроилась. Подулась пару дней и все забыла, а через неделю после этого они сыграл свадьбу.