Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Содержание материала

Приближался Новый год. Но новогоднего настроения не прибавлялось. Артём больше не приходил во сне. Скиталец не написал ни одного сообщения, как и обещал. На душе, как и на улице, мели метели.

Но один приятный момент все же был. Да и то, эта радость была исключительно ради детей.  Олеся присмотрела дом и хотела купить его к Новому году. Съездили на просмотр с детьми, и они были в восторге. С продавцом уже договорилась, даже оставила задаток. Продавцу оставалось оформить некоторые детали с документами, и можно будет совершать сделку. Олеся мечтала о том, как они с детьми встретят Новый год в новом доме. Но смущало, что владелец не снимал с публикации объявление, на что он ответил, что как только основной договор будет подписан, объявление сразу снимет. А пока сделка не завершена, дом не продан. Олеся с нетерпением ждала того дня, когда документы уже будут готовы. И вот это день наступил. Она проснулась раньше времени. Ночь была какой-то неспокойной. Леся уже почти собралась выходить, чтобы успеть к назначенному времени, но в это время позвонил владелец дома и сообщил, что дом продал другим людям.

Олеся попыталась отстоять свои права, но продавец уверил, что ничего не нарушает. По условиям предварительного договора, который она внимательно читала и подписывала, он обязуется вернуть ей задаток в двойном размере, и он это сделал – перевел нужную сумму на ее счет.

—Да что мне ваши деньги, где я теперь дом найду? Мы планировали Новый год встречать в новом доме! Я детей, выходит, подвела.

Продавец извинился и предложил снять какой-нибудь дом на праздники, а после уже поискать другой вариант.

Олеся сильно волновалась. Она боялась, что Ляна тоже расстроится, ведь они так мечтали об этом доме, но Ляна, узнав такую новость, попыталась сделать вид, что все в порядке. Она понимала, что важнее всего не позволить матери снова уйти в себя, хотя обидно, конечно же, было.

—Мама, ну ничего, следующий Новый год обязательно в своем доме встретим. А пока можно к бабушке с дедушкой поехать на праздники. У них ведь тоже дом большой.

—Моя ты славная, какая взрослая. И сколько тебе всего пережить пришлось, с моими проблемами. Так мало времени тебе уделяю. Прости меня, Ляночка.

—Да все нормально, мам. Скоро Тёма подрастет, будет у тебя двое помощников!

Тёма, услышал свое имя, прибежал и уселся рядом с сестрой:

—Ляля!

—Это точно! — Олеся обняла детей, — ну что, будем елку доставать?

Вскоре елка была наряжена и сверкала разноцветными огоньками гирлянды. Тема усадил крольчонка в машинку и принялся катать его вокруг елки, Ляна сидела рядом, перебирая вещички в своей шкатулке, а Олеся решила навести порядок  в своем гардеробе, чтобы избавиться от ненужного. Открыв шкаф, взгляд задержался на сумке Артёма. Она никогда не решалась этого сделать, но сейчас, переборов всякий страх, подавив все эмоции, приняла решение, что это нужно сделать. Она открыла сумку и вытащила все вещи. В основном это была одежда, несколько книг и небольшой полиэтиленовый пакет. Олеся развернула пакет и вытащила из него бумаги. Это были документы об окончании автошколы, какие-то квитанции и медицинское заключение, на котором сразу же Леся заметила штамп – группа крови первая, резус отрицательный… В голове помутнело, перед глазами все начало плыть, Леся присела на кровать,  и начала просматривать «фильм» из воспоминаний, быстро мелькающих, как ускоренные кадры.

«Срочно необходимо переливание одногруппной крови… Где отец ребенка… У ребенка первая группа резус фактор отрицательный, у Вашего мужа вторая положительная, а у Вас третья...» - прозвучали слова врача. «Есть у меня один пациент с нужной группой, я его недавно буквально с того света вытащил…» Затем перед глаза промелькнуло сообщение Скитальца: «Кровь первая отрицательная?»… Все складывалось в общий пазл. «Артём вернется… Скоро… Только верь!» и вот они, слова гадалки: «Вижу, что он жив, но не здоров»…

Олеся растегнула верхние пуговицы на халате, дотянулась до тумбочки взяла стакан с водой. Она налила воды в руку и протерла лицо, шею, грудь. Дышать становилось все труднее, веки тяжело опускались, виски обжигала давящая боль. Она теряла сознание и в  этот момент в ушах прозвучали слова Артёма: «Олеся! Я вернусь к тебе!», эти слова словно вырвали оттуда, куда она могла уйти, и откуда не было бы уже пути обратно. Олесе показалось, что несколько мгновений она была вне тела и сейчас вернулась обратно. Она допила оставшуюся воду, сделала несколько вдохов, постаралась выровнять дыхание и сомнений больше не оставалось. Артём жив! Артём – донор! Артём – Скиталец! И ему сейчас нужна ее помощь. Но только где его искать, если в больнице его больше нет, а врач не собирается сообщать его адрес.

Олеся взмолилась о том, чтобы пришло решение. «Ведь я должна его найти! Даже если Артём не здоров, даже если ему требуется уход, я никогда не оставлю его. Буду сиделкой, если надо, буду кем угодно, только бы рядом с ним, только видеть его большие карие глаза, его милую улыбку, только бы знать, что он жив!»

Зазвонил телефон. Олеся бросилась к нему, будто это был звонок с небес. Она схватила трубку и взволнованно ответила.

— Олеся, здравствуй! Это Маргарита Евгеньевна. С наступающим Новым годом тебя и деток поздравляем!  Виталий Павлович вот рядом, тоже вам привет передает.

—Спасибо! И вас с праздником! Маргарита Евгеньевна…

Олеся подумала, что это шанс задать сейчас прямой вопрос, но она не дала продолжить, перебив:

—Олеся… Я должна тебе сказать… Мне очень трудно далось это решение…. — Олеся слышала, как сердце взволнованно стучало, пытаясь вырваться наружу. Она ждала тех слов, которые были сейчас нужнее всего. —Леся… Артём жив! Я сама узнала вот совсем недавно. Но он в инвалидном кресле. Поэтому запретил сообщать тебе. Не хочет становиться обузой.

Слезы покатились из глаз, обжигая щеки, спина похолодела от проступившего пота, ноги перестали слушаться, в ушах звенело: «ЖИВ!!!»

—Но я не смогла молчать. Если даже он не простит меня за это, я считаю, что поступаю правильно, возможно даже, впервые в жизни. Виталий Павлович тоже меня поддерживает.  Поезжай к нему, дочка, у деда он.

Олеся бросила трубку, даже не поблагодарив. Счастье, радость, печаль, волнение, страх, стыд, вина… Казалось, что все существующие чувства сейчас перемешались в одно целое и заполнили её всю без остатка. Олеся забыла обо всем на свете. Она лишь позвонила подруге и попросила срочно приехать к детям, а сама завела машину, и наплевав на все правила, помчалась к любимому.

Приехала в деревню уже поздно. Легонько постучала в дверь, дрожа как осиновый листок от холода и от страха, что он прогонит, не примет, не простит.

Дверь открыл Евгений Иванович. Он посмотрел на Олесю  без капли удивления и молча указал рукой на дверь в комнату Артёма. Олеся бесшумно вошла. В комнате было темно. Он сидел в своем кресле, спиной к двери, в руках держал  планшет с открытым Лесиным каналом. Она интуитивно нашарила на стене выключатель и включила свет. Артём развернул кресло, и увидев Олесю, от неожиданности, вскочил на ноги и бросился к ней навстречу.

Они сплелись в крепких объятьях,  слезы катились по щекам обоих. Он целовал ее лицо, прижимая к себе все сильнее,  будто боялся, что если отпустит, она исчезнет снова, навсегда.