Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Содержание материала

8-martaУтро этого дня для Марьяны началось довольно рано. Будильник она вечером не завела, в надежде подольше поспать в выходной, но телефон зазвонил в шесть утра: кто-то ошибся номером, и после этого уснуть уже не удалось.
Марьяна сварила любимый кофе, уселась поудобнее в кресле, открыла ноутбук и наслаждаясь утренним напитком, принялась перечитывать сообщения в соц.сети. С аватарки собеседника ей мило улыбался мужчина лет сорока, довольно привлекательный, но с очень грустными глазами.

Уже несколько лет Марьяна переписывалась с ним и успела привыкнуть к тому, что в каждый праздник, с самого утра, на ее странице появлялись очень милые поздравительные сообщения и виртуальные подарки от этого мужчины. А сегодня не было ни подарка, ни поздравления, ничего... Марьяна понимала, что это было всего лишь общение в сети и ничего лишнего. И хотя Евгений, так звали собеседника, часто присылал ей стихи, он явно не писал, что посвящал их именно ей. Марьяна никогда и не надеялась, что эта переписка сможет перейти к отношениям более серьезным, в реальности. Так она всегда думала, так говорил ей разум, но в глубине души какая-то искорка надежды всегда теплилась, и вот сегодня, эта самая искорка возгорелась вдруг пламенем какой-то неведомой грусти, наполненной горечью от несбывшихся затаенных иллюзий.
Марьяна просидела так несколько часов, перечитывая переписку и поглядывая на фото Евгения. Она читала уже который раз самый первый стих, который прислал ей Женя через несколько дней их общения: «Твои глаза среди других ну просто трудно не заметить...», когда раздался резкий звонок в дверь.
Марьяна ни секунды не сомневалась, что это был курьер с букетом цветов. Уже несколько лет подряд, восьмого марта, ей доставляли цветы от неизвестного отправителя. Женщина открыла дверь и была крайне удивлена тому, что на пороге стоял не курьер. Это была бригада скорой помощи.
— Вы к кому? — не скрывая удивления, спросила Марьяна.
— Мы по вызову, к Агапенко Алексею Кирилловичу.
— Вы, вероятно, адресом ошиблись. Алексей Кириллович живет в 96 квартире, а у меня 69.
Марьяна прошла на кухню, достала из холодильника еще с вечера приготовленные продукты для салата и принялась готовить праздничный обед. В гости должна была прийти ее подруга, и это утешало, потому что одиночество и тоска давили на нее сегодня с особой силой.
Зазвонил телефон.
— Мань, доброе утро! С праздником тебя нашим, женским! И как женщина женщине, желаю тебе самого настоящего, женского счастья, любви, и еще много счастья!!! Вот!
— Спасибо, дорогая, спасибо... и тебя тоже с праздником! Море счастья тебе, радости и позитива... Ты в котором часу подъедешь? Я твой любимый салат готовлю...
— Маня, а я как раз хотела сказать, что не получится у меня приехать. А-а-а, салатик оставь, оставь, завтра попробую. И подарочек у меня для тебя есть, тебе понравится!
Марьяна еще больше опечалилась...
— Почему не приедешь? — спросила она с нескрываемой грустью.
— Да, Олеська как всегда на смену не вышла, опять мужик ей фингал поставил... к празднику в аккурат... вот меня и подпрягли. А кого еще? Кто везет, того и подпрягают... так что, праздник для меня нынче тут, на рабочем месте. Ой, да не привыкать уже. Может, ты ко мне, а?
— Да нет, нет, ты же знаешь, как меня гнетет эта больничная обстановка, не смогу...
— Ну да, ну да... ну да ладно, не будем о грустном.
— Ты как вообще? Бодрячком? Дети-то поздравили?
— Да, Витюшка с самого утра звонил в скайпе, и Милочка с Никитой только что поздравляли.
— Скучно без них?
— Ну конечно, я же привыкла, что все дома, рядом. А теперь одна... все разбрелись по своим дорожкам. Придется как-то привыкать к новой жизни.
— А Ванечка как, съехал или еще праздник с тобой решил провести?
— Да он еще вчера уехал. Ну и к лучшему, а то уж думала, что никогда не купит он своей квартиры. Знаешь, думала, буду переживать, а нет – даже легче дышать стало, правда.
— Ну да, чем вместе жить и не иметь ничего общего, уж лучше вовремя расстаться. Может быть, еще и он и ты найдете своих половинок...
— Может быть..., - задумчиво и протяжно произнесла Марьяна.
— Ой, ну ладно, Мань, я на выезд, давай, держись, созвонимся...