Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Весна давно вступила в свои права, за окнами вовсю цвели деревья, газоны украшал свежий зеленой ковер, а на душе почему-то было тоскливо и мрачно, словно набежали осенние тучи, и вот-вот хлынет дождь.

Майя стояла у открытого окна и с грустью наблюдала за озорными ребятишками, бегающими по двору. Кто-то тихонько играл в песочнице, кто-то катался с горки, которую не так давно установили на площадке спонсоры, кто-то увлеченно раскладывал игрушки, а кто-то оспаривал занятую территорию для рисования мелками.

Молодые мамочки сидели на скамейках, обсуждая свои дела и лишь иногда мельком поглядывая на неугомонных чад.

Один мальчонка не смог объяснить второму, что он раньше занял качель, и будет качаться теперь, сколько захочет, потому второй схватил горсть песка и бросил в него, еще и плюнул вдобавок. Ребенок спрыгнул с качели и с громким криком бросился колотить обидчика. Мамаши неохотно повернулись в сторону происходящего и пока разобрались, чьи это дети и попытались уладить конфликт, мальчишки уже изрядно успели надавать друг другу тумаков.

Майя покачала головой и, закрыв окно, включила чайник и задумалась, присев у стола.

СЛУШАТЬ АУДИО ВЕРСИЮ РОМАНА МОЖНО ЗДЕСЬ

Почему не справедлива так судьба, ну вот почему, - думала женщина, - Те, кто мечтает о детишках, не могут их иметь, а кому дано, не ценят этого… Совсем не ценят…

Майя уже три года работала в детском доме и насмотрелась столько историй, когда родные родители отказываются от своих кровинок только потому, что не успели пожить для себя или не знали, что ребенок требует заботы и внимания. Понять таких людей Майя никогда не могла и не хотела. Бесчеловечность, может быть заразной, - была уверена Майя, и если постоянно думать о том, почему люди так поступают и пытаться понять их, можно, и самой ведь, оказаться в этой шкуре. Никто не застрахован. Майя благодарила Бога и судьбу за то, что пройдя тяжелые испытания в свое время, не сдалась, не обозлилась на весь мир и даже на тех людей, которые разрушили ее мечты и поломали жизнь ее на части. Она простила их в своей душе и отпустила. Хотя обида часто пыталась напомнить о себе, Майя гнала дурные мысли и, не переставая, твердила себе, что все равно будет приносить людям пользу. Не все ведь такие, хороших людей больше и они заслуживают счастья.

Закипающий чайник вырвал из мыслей протяжным гудком, и женщина постаралась улыбнуться тому, что уже завтра ей выходить на работу, а там ждет совсем другой мир. Маленькие чудные создания, которым она могла дарить любовь и нежность, с которыми было легко и просто, которые всегда были рады ей, доверяли и ждали. Особенно ждал ее малыш по имени Дениска. Его привезли к ним совсем недавно. Худенький сероглазый мальчуган с волнистыми русыми волосами много плакал и никак не хотел успокаиваться, но Майя терпеливо была рядом при каждой возможности, и ей всегда удавалось малыша успокоить. Теперь он только рядом с ней мог чувствовать себя хорошо, а в выходные Майи, как ей рассказывали коллеги, плакал, стоя весь день у окна. И от этого сердце рвалось на части. Майя места себе не находила во время выходных и не отказывалась от подработок и подмен. Она настолько привязалась к этому мальчугану, что с огромной радостью забрала бы его, усыновила, сделала бы все, чтобы его жизнь была счастливой и комфортной, но… Было одно НО, которое пока препятствовало ее мечтам и задумкам. Это был отец Дениски. Его пытались найти, потому что официально у мальчика был отец, который не отказался пока от сына и родительских прав не был лишен. После развода с матерью малыша мужчина исчез в неизвестном направлении. А молодая мать, не в силах бороться с недугом сына, который оказался немым, предпочла отказаться от него, чтобы устроить личную жизнь.

Майя налила себе крепкий чай, положила в него лимон и, обхватив руками горячую кружку, снова окунулась в воспоминания.

Интересно, каким бы был сейчас ее ребенок. Её сын… На кого он был бы похож?.. Сейчас ему уже бы было десять лет. Женщина глубоко вдохнула и отпила немного чая. По-че-му, - снова возник вопрос, - почему судьба так жесток с ней обошлась?

Она мечтала стать мамой, еще будучи подростком. Воспитываясь в большой дружной семье, Майя всегда помогала родителям поднимать малышей и любила проводить с младшими целые дни напролет. Всегда придумывала для них забавные игры и мечтала, что у нее тоже будет большая дружная семья. По приезду в город Майя сразу поступила в педагогический, и на третьем курсе познакомилась однажды в парке с ним… высоким, привлекательным и веселым.

А еще через пару месяцев он познакомил ее с мамой и заявил, что это его будущая жена! Майя была на седьмом небе от счастья. Она была уверена, что просто так маме он вряд ли сказал бы такое, с такими вещами не шутят, а это значит, что Альберт, так звали парня, по-настоящему влюблен в нее, Майю.

А потому, когда он предложил ей остаться на ночь, когда мама уезжала в выходные на дачу, Майя смущенно кивнула.

Утром, проснувшись в объятьях любимого, она заглянула в его глаза и тихо спросила:

- А когда мы в ЗАГС пойдем?

- В ЗАГС? – Удивленно и растерянно задал парень встречный вопрос.

- Ну да, ты ведь и маме уже сказал, что мы поженимся, и… - девушка покраснела и опустила взгляд, - После того, что между нами… Мы ведь поженимся?

- Ну, конечно, поженимся. А как же?! Непременно! Но, не сейчас! Немного позднее. Мне нужно будет скоро ехать на практику, а как вернусь, так и поженимся!

Он натянул улыбку на лицо и встал с кровати. А Майя, оставаясь в постели, уже витала в мыслях о том, какой будет их свадьба.

С этого дня она стала чаще бывать в гостях у Альберта, а однажды он даже предложил переехать к нему на время до его отъезда на практику.  Фаина Кирилловна была не против и Майя, счастливая до неприличия, в тот же день перевезла в их дом свои вещи, которые уместились в одну небольшую сумочку.

Время пролетело незаметно. И вот, настал момент расставания. Майя собрала с утра вещи и отправилась вместе с Альбертом на вокзал.

- Ты меня не провожай дальше, - сказал неожиданно парень, выйдя из троллейбуса на конечной остановке. - На перроне ребята уже собрались, ну, зачем им видеть наше прощание. Давай простимся здесь.

- Ну да, конечно, - шмыгнула носом Майя и, потянувшись на носочках, нежно поцеловала Альберта, - Долгие проводы – лишние слезы… Я понимаю… Ты пиши…

- Конечно! Как приеду, напишу… Обязательно! Не вешай нос!

Он весело подмигнул и, освободив девушку из объятий, развернулся на месте и быстро зашагал в сторону вокзала, а Майя осталась стоять на месте, словно вкопанная, провожая его затуманенным слезами взглядом.

Вернувшись в общежитие, Майя плюхнулась на кровать и, отвернувшись к стене, проплакала до самой ночи.

Время шло, но никаких писем девушка не получала. Она не находила себе места, да еще девчонки подтрунивали, что не станет такой парень в одиночестве вечера проводить. Наверняка, не только парни с ним в компании поехали, а может, и на месте кого встретил. Майя отказывалась в это верить и даже обижалась на соседок по комнате. Но прошел месяц, вестей от любимого так и не было.

- Сходила бы к его мамашке, - сказала однажды Юлька, подруга Майи и одногруппница, не в силах видеть ее страдания, - Может, случилось чего…

- Да не могу я к ней пойти, - пожимала плечами девушка, - я ее, если честно, боюсь. Фаина Кирилловна хоть и добра ко мне, но так порой посмотрит в глаза, что до мурашек пробирает. И я так поняла, что она не одобряет, когда девушка за парнем бегает. Подумает, что я ветреная…

- Да уж, - покачала головой подруга, - ну, тогда, не знаю, чем помочь.

Через несколько дней после этого разговора Майя проснулась раньше будильника от неведомых до этого момента ощущений. Ей было не по себе и, встав с кровати, она почувствовала сильную тошноту и кое как успела добежать до сан.узла.

- Да-а-а, - протянула Юля. Потягиваясь, когда вернувшись, Майя разрыдалась в подушку, - Теперь-то точно тебе придется идти к его матери. Ну, если боишься, я могу с тобой сходить?

- Нет, не нужно, - вытирая слезы, прошептала девушка, - Теперь схожу, другого выхода не вижу. Должен же он знать, в конце концов, что скоро папой станет…

После занятий, на которых кое-как удалось просидеть, Майя отправилась в квартиру Альберта. Фаина Кирилловна с удивлением посмотрела на Майю, не сразу открыв дверь, и сквозь зубы процедила:

- Чем могу быть полезна?

- Добрый день! – покраснела Майя и робко продолжила, - Фаина Кирилловна, я… Альберт не пишет мне, я не знаю, когда он вернется и все ли в порядке у него?

- Не пишет?! – надменно вскинула бровь женщина, - Значит, не считает нужным, чтобы ты знала о его делах…

Майя ощутила, как горло сковало мертвой хваткой и не в силах произнести и слова, сжала виски руками, а потом, собрав все внутренние силы, поборов леденящий страх, с трудом сглотнула тугой ком и прошептала:

- Но… Я беременна…

- Что ты? – Фаина Кирилловна схватила девушку за рукав и затащила в квартиру, оглядевшись по сторонам. Захлопнула дверь и заглянула ей в глаза тем самым колким устрашающим взглядом, - Что ты сказала? Почему?

Майя удивленно взглянула на нее и не в силах выдерживать черноты ее глаз, опустила голову:

- Что? Почему?

- Почему ты не избавилась от него, а пришла сюда? Ты настолько глупа? Чтобы не понять, что не нужна моему сыну?!

- Как? Не нужна.. Мы же.. Он ведь.. Мы хотели…

- Да мало ли чего ты хотела, - тон женщины резко изменился, - убирайся вон и больше никогда сюда не заявляйся, и срочно беги в консультацию, пока не поздно, нам твой выродок не нужен, запомни! Дура деревенская! Ты думала, что мальчик из образованной обеспеченной семьи позарится всерьез на жизнь с такой примитивной особой? Не бывать такому. Не бы-вать!

Она открыла дверь и жестом указав шокированной девушке на выход, сразу же захлопнула ее, как только Майя вышла за порог.

Отчаявшись и не зная, как быть теперь дальше, Майя до позднего вечера бродила по осенним безлюдным улицам, а опомнившись, медленно побрела к общежитию, где ей тут же начали задавать вопросы, на которые отвечать совсем не хотелось.

- Все понятно, - вздохнула Юлька, - так и есть! Поматросил и бросил. Ну что ж, жалеть не стану, сама виновата во всем. Сколько раз я тебе говорила, а ты… Не слушала! Но помочь помогу, чем смогу, можешь рассчитывать. Не ты первая, не ты последняя. Как-нибудь справимся! Или ты не станешь оставлять?

- Как ты могла такое сказать, Юль?! – Возмутилась Майя, выбравшись из-под одеяла. Малыш то тут  при чем, что у него такой отец ничтожный оказался. Я его сохраню и все сделаю, чтобы он был счастливым и любимым. Я буду самой лучшей мамой, вот увидишь!

- Да в этом я не сомневаюсь, - махнула рукой Юля, - ты как с моим племянником поиграла разок, он теперь сестре покоя не дает. Просит с ним играть, как тетя Майя.

Майя улыбнулась и вытерла слезы:

- Ну и пусть живут как хотят, а я не стану страдать. Раз он смог так легко поиграть со мной, значит, не достойный он человек и я никогда не была бы счастлива с таким. Проживу! Я теперь не одна! – Она погладила рукой живот и утвердительно добавила, - Честное слово! Не заплачу!

Прошло несколько месяцев. Животик уже начал округляться и Майя думала, как обо всем сказать родителям, к которым скоро придется ехать на каникулы. Они пока и не догадывались даже, что дочь их скоро станет мамой-одиночкой, и «принесет им в подоле», - как часто говорила бабушка про таких, как Майя.

Она боялась пока думать о предстоящем разговоре, но верила в душе, что родители у нее самые добрые, а значит, все поймут и примут этот факт.

Однажды пасмурным днем Майя забежала в книжный магазин и опешила, встретив у одной из полок знакомое лицо. Это была Фаина Кирилловна.

Опустив невольно взгляд на живот Майи, она заметно побледнела и шипяще прошептала:

- Значит, решила оставить?

- Да! Мой ребенок будет жить! – гордо ответила девушка, сама от себя не ожидая такой реакции.

Женщина поджала губы, побагровев, затем немного помолчала и натянуто улыбнувшись, произнесла уже помягче:

- Ну, вот и умница! А на учете состоишь? Все хорошо?

- Нет пока, - ответила Майя, слегка удивившись таким переменам.

- Но так нельзя, - старалась говорить как можно спокойнее будущая бабушка, - малышу уже сейчас нужна забота, а ты так халатно относишься к своему положению. Вот что! Давай прямо завтра пройдем обследование. У меня есть замечательный доктор, который сможет тебя наблюдать и при родах поможет. Кстати, Альбертик скоро вернется, ему пришлось задержаться, но вот, скоро будет дома.

Майя не смогла сдержать улыбку радости и все обиды и переживания развеялись как утренний туман, а в голове пульсировала мысль о том, что все наладится и встанет на свои места.

- Ну, так что? – попыталась не дать ей опомниться женщина, - значит, завтра пойдем к врачу?

Майя одобрительно кивала, а Фаина Кирилловна вытащила из сумочки блокнотик и, написав на нем адрес, протянула Майе:

- Вот, по этому адресу буду ждать завтра в 16-00. Не опаздывай, я обо всем договорюсь. Нужно убедиться, что все в порядке.

- Спасибо Вам, - Майя взяла листок и благодарно улыбнувшись, попрощалась с женщиной, и совершенно позабыв о цели своего посещения этого магазина, отправилась к выходу и на крыльях счастья полетела в общежитие.

- Ты чего такая счастливая? – не могла не заметить перемен Юля, - Ангела встретила? Светишься вся?

- Нет, маму Альберта встретила, - улыбнулась Майя.

- Ого, не представляла, что встреча с ней тебя так может осчастливить.

- Юлька, все хорошо! Я скоро замуж выйду! Фаина Кирилловна сказала, что скоро Альберт вернется... А она поможет мне обследование пройти, к хорошему врачу завтра пойдем.

- Ой, Майка, ну дуреха ты, дуреха. Неужели поверила, что люди так легко меняться могут?

- Ну а почему бы нет? Просто она увидела, что мои намерения самые серьезные, ну и наверняка, эмоция сработала, что скоро бабушкой станет…

- Дело, конечно твое, спорить не стану, но я бы не стала так слепо доверять таким людям скользким… Подумай!

Но Майя пребывала в своих фантазиях и уже не слушала наставлений подруги.

На следующий день она приехала к указанному месту немного раньше. Фаина Кирилловна подошла ровно в назначенный час.

- Идем, - сходу сказала она,- Я обо всем договорилась. Врач моя приятельница, очень хорошая. Очень…

- Добрый день, Фаина Кирилловна, - улыбнулась Майя и поспешила вслед за ней.

В кабинете врача стойко пахло медикаментами и от запаха Майю снова стало мутить.

Она хотела выйти в коридор, но доктор, которую ей даже не представили, протянула ей таблетку:

- Выпей, полегчает.

Майя приняла лекарство,  очень скоро почувствовала облегчение и поняла, что не напрасно пришла именно к этому врачу.

- Проходи за ширму, готовься к осмотру, - не отрываясь от бумаг, сказала доктор и поправила очки.

Оказавшись за перегородкой, Майя, впервые попавшая на прием к гинекологу, озираясь по сторонам, задержала взгляд на странном кресле, к которому страшно было приблизиться.

- Ну, чего мечтаем? – резкий голос врача заставил вздрогнуть.

Майя вопросительно на нее посмотрела, а та раздраженно продолжила:

- По пояс раздевайся и садись, - указала она рукой на то самое кресло, натягивая на руки перчатки, - Смелее, меня люди ждут…

Врач пару раз прикрикнула на Майю, что не дает нормально провести осмотр, а затем добавила:

- Ну, что и требовалось доказать. Во время надо на учет вставать, милочка. А теперь дотянула, что придется в больницу ложиться.

- З-зачем в больницу? – испуганно вымолвила с трудом Майя.

- Затем, что беременность у тебя протекает не особо благополучно. Вещи есть кому привезти?

- Вещи? Нет, - ответила девушка, не понимая, что происходит.

- Ну тогда, поезжай за вещами и возвращайся. Скажешь, что от меня, тебя встретят в приемном покое.

- А нельзя ли обойтись без больницы? – осторожно спросила Майя, - У меня зачеты сейчас.

- Не знаю даже. – Женщина приподняла очки и как будто задумалась. Потом попросила Майю подождать в коридоре, а Фаину Кирилловну пригласила войти.

Через несколько минут пригласили и Майю.

- Ну, вот что, - потирая подбородок, задумчиво протянула врач, - сейчас укол тебе сделаем укрепляющий и тогда можно без больницы обойтись.

- Спасибо, - радостно кивнула Майя и благодарно взглянула на Маму Альберта, которая сидела рядом на стуле.

Доктор написала что-то на бумаге и проводила Майю в процедурный кабинет. Отдала пожилой медсестре листок, и что-то тихо сказав на ухо, быстро вышла.

Женщина тяжело вздохнула и, поглядев на бледную испуганную будущую мать, взяла в руки жгут:

- Ну, показывай свои вены!

Лекарство вводила очень медленно, и Майе даже показалось, что она находится во сне, но когда иголка была извлечена, а на месте прокола защипало от приложенной спиртовой салфетки, она ойкнула и, согнув руку в локте, вышла в коридор.

Фаина Кирилловна, сидевшая на кушетке у двери, сразу встала и подошла к Майе:

- Все? – спросила она, - Сделали?

- Да, все в порядке, - кивнула Майя и присела, почувствовав легкое головокружение.

- Ну и славненько, - впервые неподдельно улыбнулась женщина и посмотрела на часы, - Я спешу, побегу тогда, а ты посиди немного…

- Хорошо! Спасибо! – ответила Майя и, покраснев, тихо спросила уже вдогонку, - Фаина Кирилловна, а когда Альберт приезжает?

- Не знаю, - холодно ответила женщина и поспешила уйти.

Головокружение не проходило, поэтому,  спустя полчаса, Майе пришлось с трудом подняться и, держась за стеночку, уйти из этого места, где запахи вызывали тошноту и неприятные ощущения.

С трудом добравшись до стен общежития, Майя присела у входа на скамейку, и идти дальше не было сил. Мимо проходили девочки из соседней комнаты. Заметив, что Майя не в себе, они помогли ей добраться до кровати и принесли сладкий чай:

- Выпей вот, а то бледная, как привидение, напугала. Что с тобой?

- Устала, поспать хочу, - ответила Майя, чувствуя, как силы покидают ее, отвернулась к стене и закрыла глаза.

Проснулась от резкой боли внизу живота и почувствовала под собой что-то теплое и мокрое.

- Что это? – Воскликнула она, с трудом поднявшись с кровати и с ужасом глядя на мокрое пятно.

Девчонки подбежали и молча остановились рядом.

- Это… У тебя… Воды отошли, срочно в больницу нужно, - с трудом проговорила Анютка,  - у моей сестры такое было перед родами, запах один в один, я помню точно!

- Ка-а-ак? – закричала Майя, - Не может быть!

Скорая приехала очень быстро. Медбратья помогли Майе дойти до машины и, включив сирену, водитель быстро помчался по направлению к родильному дому...

Все плыло перед глазами, боль временами возвращалась, и терпеть не было сил. Но Майя вынесла бы любую боль, только бы спасли ее малыша.

На все вопросы она отвечала как в бреду и, не помня, как очутилась снова в неудобном холодном кресле, встрепенулась, от резкого женского голоса:

- Какой вводили препарат?

- Что? – непонимающе переспросила Майя.

- Что делала для прерывания беременности?

- Не понимаю, - снова спросила Майя, сощурившись.

- Слушай, я эти «не понимаю» уже тысячу раз слышала за свой опыт. Вы что все думаете, что мы здесь дураки, не можем отличить криминальный аборт от выкидыша? Говори, или полицию привлечем.

- Я не понимаю, на самом деле, - испуганно пролепетала Майя, -  не знаю, что Вы хотите от меня услышать. Что с моим малышом?

- Ты не знаешь, что происходит? Ну надо же! Как только язык поворачивается. Когда избавиться планировала от него, не был он «твоим малышом», а теперь что же, инстинкт проснулся?

Женщина говорила грубо и Майя не могла понять, за что с ней так, почему.

- Избавиться? О чем Вы говорите? Я бы никогда и мысли не могла допустить.

Врач стала еще более раздражительной и начала повышать голос:

- Вот как? А вот мы сейчас возьмем и под колпак его, да и выходим! И что тогда ты скажешь?

- Под какой колпак? Что с  моим малышом? – перейдя на истерический крик, разрыдалась Майя.

- Успокойся, выпей воды, - подошла санитарка средних лет и тихо сказала:

- Доктору нужно знать, какой препарат вводили, чтобы вызвать выкидыш, иначе твое здоровье тоже под угрозой может быть.

- Но я ничего не знаю, зачем мне выкидыш, я не хочу. Вы сказали… Колпак… Я хочу, чтоб моего ребенка спасли. Я не хочу выкидыш. Я не хочу! Спасите его! Прошу, спасите!

С этого момента Майя больше ничего не помнила. Очнулась на больничной койке с холодом на животе.

Она попыталась подняться, но резкая боль внизу живота заставила оставаться на месте.

- Доктор, - попыталась позвать Майя, облизнув пересохшие губы, но ее никто не услышал.

Женщина на соседней кровати повернулась, и недовольно глянув на нее, закрыла глаза.

Вспомнив события, после которых она оказалась здесь, Майя молча заплакала, боясь представить, Что произошло на самом деле.

Только утром в палату вошла та самая доктор, и присев на край кровати уже другим совершенно тоном спросила:

- Так что все же случилось?

- Что с моим малышом? Вы говорили, что его можно спасти. Вы спасли его? – безжизненным тоном Майя задала свои вопросы.

- Нет, невозможно было спасти. У тебя отошли воды, что было вызвано искусственно, а колпак для такого плода – не спасение. Немного больше был бы срок, тогда да…

- Я ничего не делала. Я хотела ребенка…

- Я уже поняла, но все же. Как такое случилось?

- Фаина Кирилловна, мама Альберта, повела меня к своему врачу… Она сказала, что беременность протекает не правильно. Потом… Сделали мне укол… Кружилась голова, я неважно себя чувствовала, а потом… Это мокрое теплое пятно…

- Я должна сказать тебе, - доктор не долго помолчала и вздохнув, продолжила, - У тебя теперь не может быть детей… Мы сделали все, что было в наших силах, но увы…

Майя натянула одеяло на лицо и пролежала так очень долгое время…

…Вот и сейчас, не смотря на время, которое должно лечить, она с тем же судорожным страхом вспоминала слова доктора и чувствовала, как на лбу выступали капли пота. Сердце билось, как после страшного сна, а на щеках оставались мокрые дорожки от горячих слез.

Из воспоминаний вырвал телефонный звонок. Женщина взглянула на номер звонящего, затем подняла взгляд на настенные часы и поспешила нажать на кнопку ответа.

- Да, Клара Николаевна, что-то случилось? – взволнованно спросила Майя, потому что раньше никогда заведующая не звонила ей в столь позднее время.

- Майечка, - услышала в ответ встревоженный женский голос, - ты не могла бы выйти в ночь? Леночка уже из сил выбилась. Никак не может успокоить Дениску. Несколько часов истерика, температура даже поднялась…

- Сейчас вызову такси, - не дав договорить, ответила Майя.

- Подожди, не надо такси, в такое время опасно, давай, лучше, за тобой заедет Роман, он как раз привез подарки деткам, только что разгрузил автомобиль. Говорит, ему совсем не сложно.

- Хорошо, я собираюсь, - ответила Майя и, отключив телефон, бросилась к шкафу с одеждой.

 Романа Майя никогда не видела, но много слышала о нем. Он вырос в этом самом детском доме и теперь, став успешным бизнесменом, постоянно привозил детям подарки, фрукты, сладости. В прошлом году оплатил капитальный ремонт кровли, а этим летом облагородил двор и установил огромную детскую площадку, от которой ребятишки были в восторге, и вернуть их с прогулки в помещение теперь было очень не просто. Игрушки тоже он все покупал. В общем, стал незаменимым благотворителем для этих маленьких созданий, брошенных родными людьми.

Много раз журналисты просили у заведующей возможность показать миру этого щедрого человека, попросить его дать интервью, но он отказывался всегда и даже привозил все подарки поздно вечером, заносил через служебный вход и  исчезал. Майя часто слышала, как девчоночки молоденькие, санитарки и воспитатели шушукались о нем, часто специально находили повод выбежать, чтобы его увидеть и говорили, что красавец еще тот…

- Майка а тебе совсем не интересно Ромочку увидеть? – спрашивали коллеги.

-А зачем? – удивлялась она, - он что, музейный экспонат, чтобы смотреть на него?

И улыбаясь, уходила от темы. После случая с Альбертом она старалась обходить мужчин всех стороной, тем более богатых, от которых не известно каких выходок можно ожидать.

Обжегшись раз, боялась новой боли и решила для себя что ее судьба – одиночество. Вот ребенка она бы с радостью усыновила, но мужчин в ее жизни точно уже не будет.

Собравшись наскоро, она выпорхнула из подъезда, на ходу застегивая плащ, когда из-под арки вывернул огромный внедорожник, и Майя сразу поняла, что это и есть Роман. В их дворе отродясь ни у кого такой машины не было. Она подошла к бордюру. Машина медленно остановилась, и стекло окна опустилось вниз.

- Вы Майя? – спросил мужчина, выглядывая в окно.

Женщина кивнула и сделала шаг вперед. Водитель вышел из автомобиля и подошел к пассажирской дверце, открыл и жестом пригласил ее войти.

- Спасибо, - Майя присела в мягкое кресло, сразу ощутив неведомый раньше комфорт.

Мужчина, на самом деле, показался ей весьма привлекательным. Не зря девчонки часто говорили о нем.

Высокий, красивый, средних лет. Было видно невооруженным глазом, что много времени он посвящает спорту. Подтянутый, стройный…

Майя тут же отмела все мысли и, вспомнив образ плачущего Дениски, отвернулась к окну.

Всю дорогу ехали молча. У ворот детского дома Роман остановил машину и снова вышел, чтобы открыть Майе дверь. В этот раз он подал ей руку и пристально посмотрел в лицо.

Майя поблагодарила его и спешно пошла к калитке.

- До свидания, - крикнул Роман уже вслед и Майя, оглянувшись, помахала ему рукой.

…Дениска стоял у окна и плакал.

- Ой, Майя, наконец-то, - выбежала к ней навстречу Лена, дрожа как листок на ветру, - Я уже не знаю просто, что с ним делать, все папаша его, будь он неладен. Приехал тут, шорох навел и испарился.

Майя сняла плащ, помыла руки и поспешила к малышу. Увидев ее, он бросился к ней на шею и ухватился своими ручонками, продолжая всхлипывать.

- Все будет хорошо, родной, не плачь, все будет хорошо…

Майя прижимала мальчика, поглаживая по спине, и говорила нежные слова.

Постепенно всхлипы прекратились, и Майя уже знала, что малыш уснул. Она аккуратно уложила его в постель и тихонько вышла из комнаты, оставив дверь приоткрытой.

На кухне женщины активно что-то обсуждали.

- Май, присоединяйся к нам, чайник вскипел, идем…

Майя присела у края стола, а Лена поставила перед ней кружку горячего ароматного чая.

- О чем беседуете? – спросила тихо женщина.

- Да про отца Дениски, черт принес его. – Увлеченно принялась рассказывать нянечка тетя Даша. – Я, говорит, убедиться должен, что это мой ребенок, а то мало ли, от кого бывшая родить могла. Не, ну это ж надо. Для чего пришел, раз не уверен?! Ну, так вот, завтра мальчонку нужно будет в клинику везти, для анализа. Горе-папаше запретили показываться на глаза мальцу, он отдельно тест пройдет. Ну а там, как карта ляжет.

Майя немного повеселела, но тут же вновь загрустила. Сначала она подумала, что если отец окажется Дениске неродным, то у нее появится шанс на усыновление. А если все же родной? Тогда он, скорее всего, заберет ребенка и тогда…

Она настолько привязалась к этому милому малышу, что потерять его было страшнее всего на свете.

Следующим утром заведующая попросила Майю свозить Дениса в клинику.

- Майечка, там Роман подъехал. Мне и обратиться больше не к кому, служебная машина, как всегда в ремонте. Уж неделю Василий в гараже с ней мается. А тест этот следует срочно пройти. Кроме тебя Дениса  и отправить не с кем.

- Да я с радостью, - ободрилась Майя, что мальчик будет под ее присмотром и ей не придется за него переживать.

Клара Николаевна покачала головой:

- Ну, поезжайте, с Богом, ох уж эти нам родители непутевые…

Майя одела Дениса и, улыбнувшись, взяла его за руку:

- Идем?!

Мальчик радостно кивнул в ответ, и смело пошел рядом с женщиной, которой доверял.

- Добрый день! – Роман открыл заднюю дверь машины и помог усадить малыша.

- Добрый! – улыбнулась Майя уголками губ. – Простите, что приходится Вас отвлекать, но, сами понимаете, это дети…

Она немного помолчала и добавила с грустинкой:

- И их родители…

- Да, конечно, понимаю, ничего страшного. У меня сегодня выходной. И если вы не против, то хотел бы пригласить вас после всех дел заехать в парк, на аттракционы зайти, потом съесть по мороженому.

Майе идея очень понравилась, она давно мечтала сводить куда-нибудь Дениску, а тут предоставился шанс, терять который ей никак не хотелось.

- Ой, это было бы так здорово, - ее глаза заискрились счастьем, - но, если только вам удобно, Роман.

- Удобно, даже в радость будет отвлечься от рутины повседневности. Значит, договорились? А, Денис? Согласен пойти на карусели? – он подмигнул мальчонке через зеркало заднего вида.

Денис смущенно улыбнулся и положительно кивнул, а потом положил голову Майе на плечо и, улыбаясь, увлеченно принялся смотреть в окно.

В клинике надолго не задержались, ребенка уже ждали и сразу пригласили в нужный кабинет, а после, как и договорились, втроем отправились в парк. Совсем позабыв о времени, они успели покатать Дениску на всех детских каруселях, а потом зашли в кафе на островке, возле озера и заказали по мороженому.

На обратном пути Денис уснул в машине, и Роману пришлось занести его в помещение на руках.

- Спасибо вам огромное, Роман. Вы подарили маленькому человечку большое чудо! Спасибо!

- Спасибо вам, Майя, за такой чудесный день. Я и вспомнить не могу, когда вот так спокойно и просто проводил бы время. Все работа, заботы, дела. Жизнь как будто мимо проносится. А сегодня был незабываемый день, это и есть настоящая жизнь… Возможно, это был не последний наш совместный отдых?

Майя смутилась. Такого поворота она точно не могла ожидать, поэтому не нашла, что ответить, а лишь еще раз благодарно кивнула и спешно попрощавшись, побежала на второй этаж.

Она заметила, что с этого дня Дениска сильно изменился. Он начал чаще улыбаться и даже поиграл немного с ребятишками. Ее радовало, что мальчик стал лучше кушать, спокойнее спать, но тревога о том, что его может забрать отец, не покидала.

***

Спустя несколько дней  Майю вызвала в свой кабинет Клара Николаевна и попросила съездить в опеку.

- Майя, отвези, пожалуйста, вот эти документы и как раз узнай информацию по Дениске. Сегодня должны передать результат ДНК  и его отец должен принять решение, если конечно, он отец, в чем сам он сомневается…

В груди, словно места для воздуха не осталось, Майя расстегнула верхнюю пуговицу на блузке и попыталась вдохнуть поглубже, но ничего не выходило.

- Хорошо, - сказала она, побледнев, и взяла папку со стола.

- Если тебе нехорошо, то я попрошу кого-нибудь другого, - испуганно взглянула на нее заведующая.

- Нет-нет, все в порядке, Клара Николаевна, не беспокойтесь. Душно просто у вас…

- Ну ладно, там Василий тебя ждет уже, починил колымагу...

Выйдя во двор, Майя вдохнула свежего воздуха и, дав себе установку на то, что все непременно будет хорошо, прошла к машине.

В здание органов опеки впервые входила со страхом и трепетом. А каково было ее удивление, когда у двери в нужный кабинет столкнулась с мужчиной из прошлого.

Они остановились молча друг напротив друга и долго смотрели, не отводя удивленных взглядов.

- Майя? Ты ли? – Альберт сощурил глаза и сдвинул к носу брови.

Женщина молчала, борясь внутри с противоречивыми эмоциями. Она часто представляла себе эту встречу, придумывала слова разные. То ей хотелось бы сказать ему, как он искалечил ее судьбу, то мечтала, что скажет, как счастлива. А теперь вот встретились, и не хотелось говорить ни то, ни другое. Ей вообще не хотелось с ним говорить.

Майя молча отвела взгляд от его бледного осунувшегося лица и, открыв дверь, попросила разрешение войти.

В кабинете она рассказала о цели своего визита и положила папку с документами на стол перед грузной женщиной в сером пиджаке и белой блузке.

Дверь приоткрылась и в кабинет заглянул Альберт:

- Простите, но мне назначено, - нервно говорил он, - Нет, я бы был не против подождать, но время очень ограничено, я занятой человек и…

- Входите, занятой человек, - грозно ответила женщина, сидевшая за столом, поправив на переносице очки.

Она взяла с края стола папку и вытащила из нее конверт. Взяла ножницы и принялась его разрезать. При этом ее лицо не выражало никакой эмоции. Достав из конверта свернутый листок, развернула и прочла стальным голосом: «Отцовство подтверждено. Совпадение девяносто девять и восемь десятых процента».

- Нет, - прошептала Майя и резко побагровев, прикрыла рот руками и откинулась на спинку стула.

Женщина отложила бумаги и пристально посмотрела на Альберта:

- Каково же ваше решение, господин занятой человек?

- Я… - Мужчина замялся и принялся ерзать на стуле, - Я… - он то и дело вытирал пот со лба и искоса поглядывал на Майю. – Я не хотел бы решать такие вопросы при посторонних… людях.

- Это не посторонний человек, - все тем же железным тоном произнесла женщина, - это сотрудник детского дома, где заботятся о вашем сыне, который нуждается в особом уходе и внимании...

Его лицо исказилось в гримасе. Он поднялся со стула, подошел к окну, нервно перебирая пальцы своих рук.

- Альберт Валентинович, - поторопила женщина, - вы сами себя задерживаете и нас, у нас тоже время ограничено. Если вы не готовы принять решение, то можем дать время…

Майя настороженно посмотрела на него, понимая, что сейчас решается не только судьба маленького Дениски, но и ее судьба.

- Да, - обрадовался мужчина тому, что можно отложить разговор на какое-то время, - Я должен подумать и… С супругой посоветоваться...

Когда время было согласовано, Майя поспешила поскорее покинуть кабинет из-за присутствия в нем этого человека. Встреча с прошлым, новость о том, что мужчина, который лишил ее счастья материнства, является отцом несчастного малыша, к которому так привязалась Майя. В голове не укладывалось, и снова сотни разных почему роились в мыслях. Почему судьба опять поступает с ней несправедливо. Почему???

Желтые листья кружились в воздухе, опускаясь под ноги, теплый осенний ветерок трепал локоны, выбившиеся из-под заколки, а на сердце снова сгущались черные тучи.

Майя поспешила к авто стоянке, где ее ждал водитель, но ее догнал Альберт и неожиданно остановил, задержав за рукав.

- Майя, погоди, не убегай. Давай поговорим.

Женщина резко повернулась к нему и, заглянув в глаза, тихо спросила:

- О чем? О, чем ты хочешь говорить? О нашем прошлом? Или о твоем настоящем?

- Расскажи, как ты? Как жизнь твоя сложилась?

- Сложилась как сложилась, тебя это заботить не должно. И мне твоя судьба не интересна. Прощай!

- А я готов рассказать. Давай, присядем ненадолго?

Он указал в сторону скамейки на аллее и Майя молча прошла и присела. Ей хотелось узнать не о самом Артуре, а о Дениске, что он думает о нем, как хочет поступить.

- Когда мы с тобой расстались, я не спешил жениться и детей заводить не спешил. Ну, ты знаешь, мне хотелось пожить для себя…

Майя знала это, очень хорошо… После того, как ее выписали тогда из больницы, она хотела пойти к нему, поговорить, поделиться бедой, но Юля остановила. Она рассказала, что сходила уже. Хотела, чтобы он навестил Майю в больнице, рассказала о ее беде, но он ответил, что ничего страшного не произошло и хорошо, что ребенка больше нет, потому что он отцом становиться не собирался, как и жениться… Майя вспомнила, как страдала тогда, сколько времени рыдала по ночам в подушку, и как до сих пор ей больно смотреть на мамочек, гуляющих с малышами. Она понимала, что говорить на эту тему с циником не имеет никакого смысла, поэтому молча сглотнув горький ком, продолжила слушать.

- Ну а когда я познакомился с Анжелой, она показалась мне другой, словно Ангел сошел с небес. – Майе было больно слушать это, но она не спешила уйти, стиснув зубы, ради Дениски, - Я женился на ней через месяц знакомства и как-то сразу она забеременела. Но я вскоре понял, что поспешил, что эмоция прошла и теперь она уже не казалась мне тем Ангелом, а скорее становилась с каждым днем похожа на Сатану в женском обличье. Ссоры стали частыми, и я пустился во все тяжкие. Снова стал встречаться с женщинами на стороне, чтобы проще было этот быт терпеть семейный. А когда сыну было два года, она меня порадовала сообщением, что подала на развод. У нее тоже кто-то появился. Тогда то и закралась мысль, что Дениска не мой сын. Вот так…

Мужчина вздохнул, словно рассказывал все это в исповедальне и, помолчав, продолжил. – Через пару лет у меня была женщина более-менее постоянно, и я понял, что нагулялся досыта. На ней и женился. Она тоже, как и я, хочет пожить для себя, поэтому, даже не знаю, как отнесется к новости о сыне. Майя, а как бы ты поступила на ее месте? Приняла бы чужого ребенка?

Майя сверкнула взглядом и поднялась со скамейки:

- Я никогда не занимаю чужих мест и всегда поступаю так, как бы я поступила на собственном месте. Прощай! Меня ждут!

- Подожди, Майя, может, встретимся как-нибудь вечерком?

- Видимо, еще не досыта ты нагулялся, - иронично бросила Майя и поспешила к служебной машине.

Всю дорогу женщина старалась взять себя в руки. Боль и досада заняли душу и мысли. Как же хотелось ей вернуться в прошлое, чтобы исправить все, никогда бы она не связалась с этим ничтожным циником. Она смотрела в окно автомобиля затуманенными слезой глазами и думала, насколько же она была слепа, ослеплена надуманной любовью, и не замечала, что он всего лишь играл с ней, шутил, смеялся, пользовался наивностью, а потом избавился от нее и от собственного ребенка с помощью своей обожаемой мамы.

Вернувшись на работу, Майя не смогла первым делом заглянуть в игровую комнату, чтобы увидеть Дениску, она не знала, как станет теперь относиться к нему, когда известно, кто его отец. Она боялась, что отношение к ребенку может измениться, и хотя сердце тянулось увидеть его, узнать, как он, женщина решила отложить встречу и для начала прийти в себя, осознать эту страшную правду и собраться с духом.

Она прошла в кабинет заведующей и рассказала ей о том, что узнала сама.

- Ну вот не гады, а? – принялась возмущаться Клара Николаевна, - ну почему еще до сих пор нет уголовной статьи и срока для таких родителей? Почему их официально не признают преступниками? Нет, я в шоке. Мать свою судьбу устраивает, отец – свою. А кроха сам живи как знаешь, пусть чужие тети о тебе заботятся. Он думать будет, видите ли… Да-а-а…

Она еще долго говорила о том, насколько несправедлива жизнь, а Майя погрузилась в свои мысли. Она вспомнила заплаканное лицо Дениски и сердце сжалось от тоски и жалости к нему. Ведь он не виноват, что родился у таких горе-родителей. Он такой же пострадавший от своего отца, как Майя, как ее малыш, которому не позволили родиться и жить.

Слезы навернулись на глаза и она, извинившись, вышла из кабинета и отправилась к детям. Увидев Майю, Дениска бросил игрушки и подбежал к ней, обхватив ее руками.

И от его улыбки, от его объятий все проблемы сами собой растворились, а на душе стало тепло и спокойно. Женщина погладила малыша по голове, и еле сдерживая захлестнувшие эмоции, тихо спросила:

- Идем играть?

Мальчик кивнул и побежал за игрушками. Майя собрала детей вокруг себя и стала придумывать забавные игры, и вскоре вся комната наполнилась детским смехом и тем счастьем, которое бывает только тогда, когда взрослые с любовью заботятся о детях и те чувствуют себя кому-то нужными…

Уже на следующий день, когда Майя укладывала детишек спать во время тихого часа, Клара Николаевна заглянула в спальню, тихонько приоткрыв дверь и кивнула, жестом приглашая Майю в кабинет, как только освободиться. Она с трудом дождалась, когда все малыши уснут, чувствуя, что речь пойдет о решении отца Дениски. Сердце билось на удивление ровно, а в голове пульсировали самые страшные мысли: «Что если он решил забрать его?»… «Нет, тогда он уже мог прийти бы за ним»… «А если он уже в пути?»… «Нет… Нет… Только не это»…

Войдя в кабинет, Майя умоляюще посмотрела на Клару Николаевну, перебирающую какие-то документы и присев на стул, прошептала:

- Не томите… Новости про Дениску?

- Да, - кивнула женщина - Подонок он, папаша не доделанный. Отказ написал, представляешь… И рука ж ведь не дрогнула… Да, что там говорить, если матери так легко отдают тех, кого вынашивали, рожали, заботились ведь как-никак какое-то время, то что об этих кобелях речи вести… Бог судья… А мы.. Что можем сделать?..

- Я хочу усыновить Дениса, - Майя не могла скрывать улыбку, растянувшуюся на лице, а румянец, покрывший щеки, выдавал радость, которую сдержать не было возможности.

Заметив недоуменный взгляд Клары Николаевны, Майя прикусила губу, кивнула, и снова тихо повторила:

- Я Хочу Усыновить Дениску…

- Но-о-о,  - женщина сняла очки и положила их на стол, внимательно посмотрела на светящуюся счастьем Майю и постучав пальцами по столу, несмело продолжила, - Май, ты же знаешь, что непросто это будет… Ну, характеристику то я тебе напишу, несомненно, ну, жилплощадь, допустим, позволит с натяжкой, а что семья неполная, не сильно хорошо.

- Но вы ведь мне поможете? Поговорите в опеке? – Майя спросила с испугом и еще минуту назад плескавшееся счастье в ее глазах, сменилось на разочарование.

- Я попробую помочь, конечно, но обещать ничего не могу. Не первый год здесь работаешь, знаешь, как эти дела решаются.. – Заведующая пожала плечами и виновато опустила голову.

Рабочая смена подходила к концу, а Майе не хотелось уходить с работы. Ребятишки внимательно слушали, как она читала им сказки, а она наблюдала за эмоциями на их лицах, то сопереживающими, то радующимися за сказочных героев. И только Дениска, сидевший все время с опущенной головой, казалось, совсем не слушал сказку, а думал о чем-то своем, прижимая к груди любимого плюшевого ежика.

- Привет, - заглянула в зал сменщица Лена, - извини, что задержалась, сейчас мигом переоденусь…

- Не спеши, - повернулась в ее сторону Майя и заметила, что глаза Дениса наполнены слезами.

Дети разошлись по комнате, и каждый был увлечен своей игрой, а Денис продолжал сидеть на том же месте, все крепче прижимая к груди игрушку.

- А ты чего грустишь? – нежно спросила Майя, сама кое-как сдерживая слезы.

Мальчик поднял на нее грустный взгляд и пожал плечами.

В этот момент Майя решила, что станет для него самой лучшей мамой на свете, чего бы ей это не стоило. На следующий день у нее был выходной, и она решила, что с самого утра отправится в органы опеки и начнет собирать документы на усыновление. Надежда согревала душу хоть немного.

- А хочешь, я нарисую для тебя солдатиков? – спросила Майя, наперед зная, что это может обрадовать малыша.

Он улыбнулся и принялся активно кивать.

- Ну, тогда идем к столу! Только ты тоже бери бумагу, будем вместе рисовать!

Майя принялась рисовать на листке персонажей, придумывая для каждого какую-то роль. Другие дети тоже начали присоединяться, и вскоре были все вовлечены в игру, активно рисуя своих героев и придумывая для них забавные истории.

- Ну, я пойду, - тихо сказала Майя Лене, подсевшей рядом с ней, - пока Дениска увлечен игрой, уйду незамеченной, ты постарайся его отвлечь, хорошо?

- Не волнуйся, - улыбнулась Лена, - иди, надеюсь, все обойдется…

Выйдя из помещения, Майя  вдохнула полной грудью вечернего воздуха со свежестью дождя и только сошла с крыльца, услышала за спиной знакомый голос:

- Майя, давайте, я вас подвезу.

Роман захлопнул багажник машины, закончив разгрузку подарков для детей, и подошел к удивленной женщине:

- Добрый вечер, я вас не заметила, - попыталась оправдать она свой испуг.

- Простите, что напугал, - Роман повторил свой вопрос, - давайте, подвезу вас, уже смеркается и тучи черные вот-вот прорвутся…

- Ну, если только по пути, - несмело ответила Майя.

- Да я же на машине, мне хоть как пути. В нашем городе все близко…

Майя повернулась к машине Романа, а он открыл для нее пассажирскую переднюю дверь.

- Вас что-то беспокоит? – спросил он уже в пути.

- Да так, - неоднозначно ответила Майя, не желая делиться своими переживаниями. Она никогда не считала правильным рассказывать о проблемах мало знакомым людям, это было, по ее мнению, неоправданно глупо, ведь не зная человека, можно выставить себя с не лучшей стороны, поделившись самым сокровенным.

-Майя, а может быть, составите мне компанию? – вопросительно посмотрел на нее мужчина и тут же вернул взгляд на дорогу. – Я с утра даже кофе выпить не смог, дела так закружили, что только теперь понимаю, насколько я голоден, дома холодильник пустой, а одному ужинать где-то скучно. Выручайте!

Майя недолго помолчала. С одной стороны, ей тоже не хотелось возвращаться домой и погружаться в серые фантазии, с другой – ей было неприятно, что мужчине с позитивным настроем придется ужинать в компании с унылой женщиной. Но и отказывать тоже считала бестактным, он ее выручал и не раз, а она откажет ему в простой просьбе.

- Ну что? – мужчина припарковал автомобиль и добавил, - пока вы думали, мы уже подъехали к моему любимому ресторанчику. Вы ведь не откажите?

- Ну, хорошо, я честно признаться, тоже весь день не ела и тоже сейчас это поняла.

Роман сделал заказ и, присев за столик напротив Майи заглянул ей в глаза:

- Как поживает Дениска? – спросил он и в это время ее глаза наполнились слезами, а веки начали подрагивать. – Что-то случилось? - забеспокоился Роман.

- Нет-нет, все хорошо, - поспешно успокоила его Майя, - просто…

- Не говорите, если не хотите, - Роман заботливо погладил ее по руке.

- А я хочу, - Майя сказала, сама не ожидая от себя такого, и тут же прикусила губу. Но заметив, как внимательно приготовился слушать ее Роман, немного выждав, начала рассказ:

- Я хочу усыновить Дениску, его отец написал от него отказ, как  и мать. Им нужно строить свою жизнь и мальчик оказался им не нужным. А я так привязалась  к нему, да и заниматься с ним нужно. Вы знаете, Роман, я вот уверена, что если он окажется в семье, в постоянной заботе, любви, он очень быстро заговорит, я это чувствую.

- Да, возможно вы правы, - поддержал мужчина, - мальчик он смышленый, любознательный. Жаль, что с родителями не повезло.

- Не ему одному, - нахмурилась Майя, - я никому не говорила никогда, вам первому расскажу.

В это время принесли заказ.

- Нет, пожалуй, потом, - Майя взяла в руки вилку и добавила:

- Думала, что смогу, но нет…

- Я не настаиваю, Майя, но иногда лучше выговориться, чем держать все в себе. Как будете готовы, поделитесь своей печалью. Две головы обычно лучше, чем одна. Кто знает, может посоветовать чего смогу, может, решим задачку вашу вместе…

После ужина Роман предложил прогуляться вдоль реки.

- Я не против, - улыбнулась Майя открыто впервые за весь этот вечер, - Погода изумительная.

- Это да, а жизнь проходит мимо, пока сидим мы в душных офисах целыми днями. Вы не поверите, Майя, но мне сейчас кажется, что я переместился в какой-то другой мир. Дышится легче, мысли о работе не навязываются. Так спокойно и так хочется, чтобы такие моменты повторялись чаще… Вы завтра заняты? Может быть, встретимся вечером?

- Я не знаю, - тяжело вздохнула женщина, - Я ведь хочу усыновить Дениску. Его отец написал отказ, и теперь для усыновления преград больше нет. Но не знаю, позволят ли мне этой сделать…

Она снова загрустила, стоило вспомнить о том, что волновало больше всего.

- А почему бы и нет? Уверен, вы станете самой лучшей мамой для Дениса.

- Это да, я все сделаю, чтобы мальчик начал говорить и буду дарить ему любовь, но… Я одинока, а это жирный минус…

- Не переживайте, Майя, я думаю у вас все получится… Подождите меня пару минут, пожалуйста, не уходите.

Мужчина улыбнулся и мгновенно исчез за углом. Майя облокотилась на перила и, любуясь алым закатом над рекой, снова вспомнила взгляд Альберта и его вопрос: «А ты бы смогла  принять чужого ребенка?» Больно кольнуло в груди и слезы навернулись на глаза, но ей не хотелось расплакаться перед Романом. Потому, собрав все силы, она подумала о Дениске и легкая улыбка коснулась ее губ.

- А вот и я! – услышала за спиной бархатистый голос, от которого внутри произошли неведомые перемены.

Майя повернулась. Роман протянул ей букет алых роз.

- Вы любите розы? – спросил Роман, а она молча улыбнулась и положительно кивнула. – Ну, это хорошо. А я вот, пока бегал за цветами, подумал, что мы с вами могли бы стать хорошей парой!

Майя вопросительно приподняла брови, и смущенно покраснев, тихо переспросила:

- Что вы сказали? Я не совсем поняла…

- Я сказал, что мы могли бы стать хорошей парой, родителями для Дениски и дополнением друг друга. Как вы на это смотрите?

- Я-я-я? – Майя еще сильнее покраснела и еще тише добавила, - Вы, вероятно, шутите, мы ведь знакомы без году неделю.

- Знакомы неделю, а заочно я знал вас уже давно. Но не решался подойти. Я ведь для себя давно решил, что путь мой – одиночество и все женщины не достойны внимания. Обжегшись на молоке, начинаешь и на воду дуть… Однажды меня предала женщина, которой я доверял, избавилась от моего ребенка и с той поры я больше женщинам не доверял. А вы другая, Майя, вы та, кому хочется верить, с кем хочется быть рядом... Я для Дениски я стану хорошим отцом, я давно мечтаю ведь о детях…

- А я не смогу дарить детям жизнь. – Майя с грустью заглянула в глаза Романа и продолжила, - Я не могу иметь детей из-за отца Дениски и его бабушки… Давно это было, Альберта я любила безоглядно, на все была готова ради счастья. А он воспользовался моей слепой любовью. Мать его подыграла ему и теперь я лишена счастья иметь собственных детей.

Роман долго молчал, затем сглотнул подступивший к горлу ком и взял ее за руку:

- Вы святая женщина. Усыновить ребенка того, кто, мягко говоря, сломал вам жизнь, это истинный подвиг… Майя, я восхищаюсь вашим великодушием. Вы… У меня нет слов, я не ошибся в вас. Прошу вас, Майя согласитесь стать моей женой…

- Роман, признаюсь, честно, это неожиданно. Ведь я, как и вы, считала много лет, что мой удел – одинокая жизнь. И ваше предложение меня слегка смутило. Я должна обдумать все, и…

- Подумайте, конечно, я не тороплю. Подумайте, сколько нужно. Я обещаю, что смогу сделать вас счастливой… И Дениску тоже…

Дальше они шли молча, наслаждаясь теплым легким ветерком и обществом друг друга.

А вернувшись домой, Майя поставила в вазу цветы и долго любовалась своим первым в жизни букетом, подаренным мужчиной… Мужчиной, о котором не раз приходили навязчивые мечты, но она прогоняла их, понимая, что он никогда не обратит на нее внимание. Но судьба распорядилась по-другому и дала ей шанс на женское счастье.

Ну, неужели стоит это счастье отпускать? Майя взяла телефон и написала Роме сообщение: «Я согласна!» и тут же получила ответ: «Я очень счастлив!»

 

Прошло пять лет…

 

- Сынок! Ну что ты там так долго? – беспокоилась Майя, заглядывая в комнату Дениса. – Там уже гости твои собираются, папа встречает, а именинника нет до сих пор. Идем скорее!

- Да иду, иду! – Денис застегнул на ходу последнюю пуговицу на белоснежной рубашке и недовольно пробурчал, - Мам, ну может, все-таки футболку надену?

- Никакой футболки! У тебя сегодня праздник! Юбилей! Сынок, какой же ты уже большой!

Майя обняла Дениса и поцеловала в макушку.

- Идем, - улыбнулся мальчик, - Сама торопила, а сама время тянешь…

Двор был украшен воздушными шарами, друзья  с нетерпением ждали Дениса, чтобы поскорее вручить подарки, а Роман давал указания официантам, накрывающим на столы.

Именинник очень быстро оказался в окружении ребят. А Роман, увидев Майю подошел и обнял ее:

- Как быстро время пролетело…

- Да, даже не верится, что Дениска так подрос, уже забылось почти то время, когда он не мог разговаривать. Какой он у нас молодец!

- И это все твоя заслуга, - еще крепче обнял ее муж, - ты все время посвящала ему, и благодаря твоим старанием, упорству и уверенности он и заговорил.

- Это стоило того. Дай бог, чтобы и дальше он нас радовал…

- Так и будет! Кстати, звонила Клара Николаевна, огромный торт с мультяшными героями для детей  к ним уже доставили.

- Замечательно! Как я соскучилась уже по ним. Надо будет на днях заехать. Знаешь хоть и уволилась давно из детского дома, а часто тянет туда…

- Знаю… - Роман поцеловал жену и улыбнулся:

- Ну что, идем приглашать всех к столу? А то горячее остынет.

- Идем!

Вечером, когда гости уже разошлись, а Денис был увлечен подарками в своей комнате, раздался дверной звонок.

Майя посмотрела в камеру домофона и прикрыла рот рукой.

- Ты словно привидение увидела, - улыбнулся Роман и подошел ближе.

- Это Альберт, - прошептала Майя, - Как он нас нашел и что ему нужно?

- Идем и узнаем, - уверенно ответил Роман, - только обещай не волноваться!

Выйдя за калитку, они увидели потрепанного жизнью человека, который не мог скрыть волнение, и начал разговор сразу с дела:

- Я пришел забрать сына!

- Кого ты пришел забрать? – Переспросил Роман, с трудом справляясь с яростью, - Сына? От которого ты писал недрогнувшей рукой отказ? Которого бросил, как ненужного котенка? О котором не желал заботиться? Так за кем ты пришел сюда? У Дениса есть родители, запомни и уходи по добру!

- Майя, ты должна меня понять… - Он сделал шаг в сторону женщины, а она демонстративно отступила, сделав шаг назад. – Майя, не прогоняй меня послушай. Да, я сделал ошибку, да я теперь сожалею… Но мы с женой тогда не хотели обременять себя детьми, да и Денис тогда проблемным был, немым, нужно было бы с ним заниматься…

Роман заметил, как Майя задрожала, а губы ее побледнели. Он обнял жену и повторил:

- Если ты сейчас не уйдешь…

Майя взяла мужа за руку, дав понять, чтобы позволил договорить Альберту, и он добавил:

- У тебя ровно пять минут!

Но Альберт продолжил, словно не услышал слов Романа, обращаясь по-прежнему к Майе.

- Ну, так вот, настало время, когда мы с женой осознали, что нам необходим ребенок в доме. И тут вдруг выяснилось, что она детей иметь не может. Мы откровенно поговорили и теперь она согласна принять моего сына… Как-то так…

- Ребенок - не игрушка, - с трудом смогла произнести Майя. – И у него есть любящие родители. А если ты посмеешь нанести Денису еще одну травму, я тебя упеку за решетку… За сына своего я глотку тебе перегрызу.

Майя сверкнула на него разъяренным взглядом и повернулась к калитке. А он не собирался уходить.

- А-а-а, я понял, ты отомстить мне хочешь за себя. Сама дитя родить не можешь, так решила и меня лишить кровинушки?! Я в суд пойду! Я так просто не сдамся!

Майя залепила ему звонкую пощечину, сама не ожидая от себя такого, еще сильнее задрожала и уже не в силах сдерживать слезы, была готова вцепиться в него… Но Роман нежно обнял ее за плечи и завел во двор:

- Иди в дом, дорогая, я на пару слов всего лишь задержусь.

Майя кивнула, и молча побрела в сторону дома. И уже поднимаясь на крыльцо, услышала дикий крик Альберта с угрозами о том, что посадит Рому за увечье.

Она побежала обратно и увидела Альберта с разбитым лицом. Вид его был настолько жалок, что хотелось только отвести взгляд и больше никогда его не видеть.

- Вы еще пожалеете, - шипел он, но стоило только Роману сделать шаг в его сторону, как он бросился бежать наутек, выкрикивая на ходу угрозы и проклятья.

Майя смотрела ему в след, вспоминая снова моменты из прошлого и сожалея о том, что когда-то мечтала связать судьбу с этим жалким ничтожным и отвратительным типом.

- Идем домой, - тихо сказал Роман и взял ее за руку.

- А если и вправду в суд пойдет? – обеспокоенно спросила Майя.

- Пусть идет, ты ведь знаешь, что суд будет на нашей стороне… Не сомневайся, просто верь. Ты сделала для сына больше, чем могла. И только ты его настоящая мать…

Майя доверчиво улыбнулась, и кивнула, прижимаясь к сильному и смелому плечу.

Через две недели Роман вытащил из почтового ящика судебную повестку. Время до суда было самым тяжелым для супругов, но Роман как мог, поддерживал жену и вместе они справились. А когда судья огласила решение, Майя разрыдалась прямо в зале суда и, уткнувшись мокрым от слез лицом в грудь мужа, тихо шептала: «Спасибо, Господи! Спасибо, что ты есть!»

 

Прошло еще пять лет…

 

- Мам, пап… Забежал в дом Денис, - у меня для вас, м-м-м, в общем, новость у меня! Я познакомился с самой красивой, самой умной и самой-самой девушкой, в общем, как наша мама…

- Поздравляю, сын! Это замечательно! – одобрительно похлопал по плечу Роман, - Если она на самом деле такая же как наша мама, то тебе просто крупно повезло. Познакомишь?

- Конечно! Она вам обязательно понравится, и я непременно женюсь на ней!

- Чего? – Улыбнулась мать, - рано еще о женитьбе думать. До совершеннолетия и то еще далеко.

- Далеко-не далеко, а я решил, и мы всегда с ней вместе будем, это точно!

Теперь Денис все чаще проводил время с девушкой, а родители то и дело поглядывали на часы по вечерам.

- Вот и вырос сынок! – с грустью сказал однажды Рома, - будем скучать теперь по детскому смеху, по бесконечным вопросам…

- Не будем! – улыбнулась Майя.

- Почему? – удивленно вскинул бровь Роман.

- Потому что очень скоро у нас будет малыш, и дом вновь наполнится детским смехом и бесконечными вопросами.

- Ты… Ты не шутишь? – Роман вскочил на ноги и прослезился.

- Ну, разве я могла бы так шутить? Я и не говорила раньше времени тебе пока сама не убедилась на все сто… Вот! – Майя достала из сумочки снимок с результатами УЗИ, - девочка… дочка!

Слезы блеснули в глазах счастливой женщины, а Рома поднял ее на руки и принялся кружить по комнате, повторяя: Девочка… Дочка… А я ведь и мечтать не мог… Десять лет вместе и тут… Девочка…

Годы шли. Денис, как и решил для себя, женился после института на своей избраннице, которая на самом деле оказалась доброй и отзывчивой и тоже безумно любила Дениса.

Дочка Майи и Романа радовала родителей. А вскоре и внучка родилась.

- Спасибо тебе, - шептал Роман жене на серебряной свадьбе, - Ты подарила мне счастье, о котором только можно мечтать и я не перестану благодарить небеса за то, что встретил тебя когда-то. Любимая моя, родная, не представляешь, как мне тепло рядом с тобой и как спокойно.

Он взял ее за руку и вывел на улицу.

В небо начали взлетать и раскрываться в вышине салюты, а потом на темном небе появилась буквы из разноцветных огней: Любимая, спасибо, что ты есть…

Майя положила голову на плечо любимого мужа и подумала о том, что она самая счастливая на целом свете жена и мать …