Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Содержание материала

Борис отвёз Ляну домой, и снова вернулся в больницу. Олеся находилась в том же состоянии. Борис попытался с ней заговорить, но она никак не отреагировала. Клочки воспоминаний крутились в голове, и вдруг среди обрывков непонятных фраз, она услышала голос Артёма. «Олеся!»  Он позвал её так чётко и так громко, что Олеся скинула одеяло и соскочила с кровати.

— Что с тобой? — испугался Борис.

—Поехали, в этот морг срочно поехали, я должна увидеть его.

— Это невозможно. Прошло уже несколько дней, ты была без сознания.

—Но он позвал меня. Он жив! Я точно это знаю. Если это не так, я должна убедиться!

—Олеся, твое подсознание не хочет принимать реальность, поэтому тебе показалось, я сейчас позову врача.

—Нет! Я должна знать правду. Как мне убедиться, что его нет в живых? Отведи меня к Вере, ей лучше?

—Да, Вера заходила к тебе, она здесь, рядом, давай, сходим к ней, если хочешь.

—Да, да, хочу, идем, — Олеся сделала несколько шагов и ухватилась за Бориса, — помоги мне, пожалуйста.

Вера лежала на кровати лицом к стене. Как только открылась дверь, она обернулась, и мигом вскочив на ноги, подбежала и Олесе и обняла:

—Родная моя!

—Вера, скажи, ты ехала с Артемом?

—Да, — Вера кивнула и заплакала.

—Расскажи мне, Артем точно погиб?

—Я ничего не знаю, мы ехали ночью, шел мокрый снег. Артем вел машину аккуратно. А потом я уснула и очнулась уже в больнице. Я не знаю, что с Артемом, не знаю, Лесенька!

Подруги тихо плакали, обнявшись.

—Но как же мне узнать правду? Что мне делать? Кто может сказать? Где Артем???

Борис обнял Лесю за плечи и пообещал:

—Мы узнаем, как только ты почувствуешь себя лучше, мы поедем в морг и поговорим с сотрудниками, я тебе обещаю, мы все выясним.

—Но мне уже лучше. Если я буду находиться в неведении, то никогда не поправлюсь. Давай поедем прямо сейчас!

—Хорошо, я поговорю с врачом.

Борис вернулся через несколько минут.

—Доктор позволил забрать тебя, но при условии, что ты пообещаешь беречь себя. Ляна очень сильно переживает, пожалуйста, держи себя в руках, хотя бы ради дочери.

—Да! — Олеся положительно кивнула и начала переодеваться.

Место, куда Борис привез Олесю, выглядело мрачно. Людей было мало и все они были в горе.

—Посиди в машине, я сам все выясню.

—Нет, я хочу лично услышать правду.

—Хорошо, — Борис боялся спорить с ней, чтобы вновь не спровоцировать истерику, — только прими вот эту капсулу, доктор велел пить по 3 раза в день.

Олеся покорно проглотила пилюлю и запила водой.

—Идем, я все выдержу!

Внутри жутко пахло хлоркой и химическими препаратами. Олеся лишь ступила на порог, в животе возникли тошнотворные позывы, но она с трудом поборола это чувство.

Борис постучался в дверь, и не дожидаясь ответа, вошел, увлекая за собой Олесю. Он крепко сжал ее руку и начал разговор.

—Добрый день! Нас интересует авария, которая произошла четыре дня назад перед въездом в город. Один из пострадавших, как нам сообщили в полиции, был доставлен к вам.

Мужчина, сидевший за столом, провел рукой по густой бороде, затем сощурился, будто что-то вспоминая, затем ответил недовольным голосом:

—Тогда к нам не один участник ДТП попал, с того шоссе. Фамилию назовите.

Олеся сжала руку Бориса и дрожащим голосом произнесла:

— Зимин! А-аар-те-ем.

Мужчина почесал затылок и отвернулся к окну. Ненадолго задумался, будто что-то пытался придумать, потом снова задал вопрос:

—А вы ему кем приходитесь?

—Мы друзья! — ответил Борис, не раздумывая.

—Значит, не родственники. Где ж вы были друзья столько дней?

Казалось, что мужчина тянет время.

—Скажите, человек с такой фамилией действительно был здесь? И он действительно мертв? Нам важно знать, что с ним произошло.

—Мо-о-о ло-дой… — прошептала Олеся.

—Знаете что, граждане друзья, я не имею права никакую информацию давать не родственникам. А посему, прошу меня простить. Все вопросы задавайте его родным. Приезжал сюда, по всей видимости, дед его. Больше ничего сказать не могу, все вопросы – к родственникам!

Борис обнял Лесю и вывел на улицу.

—Ну что мне делать, как я жить теперь дальше буду? Это я! Это я во всем виновата! Зачем я уехала?

Олеся сжала кулаки, и вздрагивая, как осенний лист на резком ветру, уткнулась в грудь Бориса и разрыдалась пуще прежнего.

Он попытался успокоить ее, но слова не очень помогали.

—Лесь, ну хочешь, к родственникам давай поедем, прямо сейчас, хочешь?

—Да его родственники меня на порог не пустят!

—Меня пустят.

—Нет, даже если он жив, они правду не скажут. Вот если бы деда найти, но я адрес не знаю. Только название деревни.

—Ну, это уже большое дело! Давай, сейчас поедем домой, отдохнем, а утром в путь!

Путь до деревни деда Артема был долгим, и Олесе порой казалось, что она не выдержит этой дороги, в висках пульсировало, сердце то и дело сжималось, а в ушах время от времени звучал голос Артема: « Олеся!»

Леся смотрела в окно на мелькающие мимо сосны, запорошенные свежим снежком, и вспоминала теплоту рук Артема, его притягательный нежный взгляд и его теплые губы. Она готова была сейчас все отдать за то, чтобы только он оказался в живых. Никакие предрассудки, никакие страхи и угрозы не имели теперь никакого значения, она была бы рядом каждое мгновенье… Но было поздно что-то менять.