Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Варвара Петровна сидела у открытого окна, наблюдая за птичками, порхающими легкими движениями с ветки на ветку и весело чирикающими. Первоцветы под окном начал уже расцветать и на некоторых веточках деревьев уже начинали раскрываться первые листочки.

«Ну вот, и до весны я дожила, - вздохнула Варвара Петровна и повернула голову к тумбочке, где стола фотография любимого мужа, который ушел из жизни восемь лет назад. «Живу я, Ванечка, а ты ушел так рано, так не хватает мне тебя, поговорить вот, даже не с кем». Она взяла в руки портрет и нежно поглаживая его, смахнула с щеки слезу.

Входная дверь резко открылась и очень быстро захлопнулась.

Вероятно, Поля, девушка Артура, сына женщины, вернулась после фитнеса.

АУДИО ВЕРСИЮ РОМАНА МОЖНО СЛУШАТЬ ЗДЕСЬ

- Полина, это ты? – спросила Варвара Петровна и, поднявшись на ноги, отправилась в коридор.

- Я, конечно я. Кто же еще может прийти.

Поля прошла в свою комнату, нервно снимая с плеч рюкзак.

А Варвара Петровна громко выдохнула и повернула в сторону кухни.

Из комнаты сына потянуло табачным дымом. Уже сколько раз она просила Артура поговорить с Полиной по этому поводу, и долго она не курила в квартире, а тут опять.

Женщина подошла к двери и осторожно постучала:

- Полина, с тобой все в порядке? Почему ты снова куришь в квартире? Запах впитывается ведь, а ремонт мы в ближайшее время сделать не сможем…

- Не Ваше дело, тетя Варя, - огрызнулась Поля и добавила, - Где хочу там курю…

Опустив голову, Варвара Петровна вернулась на кухню. А вечером снова попыталась поговорить с сыном, что скоро в их комнате обои будут насквозь пропитаны этим запахом. Сам он не курил, а вот Полина… Он сразу прошел в комнату, но Полина принялась оправдываться, что она вообще не курит уже давно, как и обещала, чтобы не вредить ребенку и он принялся перед ней извиняться и обещать поговорить с мамой.

Известие о беременности Полины стало для Варвары Петровны полной неожиданностью. Она, конечно, не старалась подслушать их разговор, но говорили они настолько громко, что уши и не надо было напрягать.

А через некоторое время сын сам пришел к ней в комнату и сообщил, что с Полей он поговорил.

- Мама, я тебя очень прошу, не раздражай Полину, у нас будет малыш. Мы не хотели тебе говорить пока, но ты должна понять, ей нужен покой и отдых. Не тирань ее, хорошо?!

- Хорошо, - пожала мать плечами.

- И да, мы заявление в ЗАГС подаем, и Поля теперь полноценный член семьи.

И на это мать молча кивнула.

Получив свидетельство о браке, Полина стала вести себя еще более агрессивно. В отсутствие мужа она старалась вызвать свекровь на конфликт, но если даже та молчала, вечером рассказывала мужу, что мать его мешает ей спокойно жить.

- Я хотела блинчиков пожарить, малыш попросил, - наигранно улыбнулась она, - а мамочка твоя не позволила, сказала, что я плиту забрызгаю, вот как мне жить здесь скажи?

И снова Артур пообещал поговорить с мамой, которая не стала оправдываться, ведь все равно сын поверит той, с кем проводит больше времени. А на самом деле все было вот так.

Полина пришла на кухню и залила кипятком два пакетика черного чая. Варвара Петровна попыталась напомнить, что при беременности черный чай итак не желательно пить, а такой крепкий тем более, но Поля огрызнулась как всегда.

А когда свекровь предложила приготовить блинчиков и заварить чай из трав, та ответила, чтобы сама ела свои блины и травы тоже.

Постепенно ситуация выходила из-под контроля. И однажды, вернувшись вечером домой от подруги, с которой провела почти весь день, Варвара Петровна услышала плачь невестки и громкие всхлипы:

- Я так больше не могу, она доведет, что я потеряю ребенка, сделай что-нибудь, Артур, иначе я уйду от тебя и живи сам со своей мамой!

Варвара Петровна не смогла удержаться и вошла в открытую дверь комнаты сына и снохи.

- Что случилось, Полина? – спокойно спросила она.

- Ах, вы еще и спрашиваете? Доводите меня, а потом овцой прикидываетесь? Если я вам не нравлюсь, и внука не хотите, так и сказали бы сразу, зачем издеваться?

Увидев уверенное нападение своей жены, Артур не стал молчать:

- Мама, ну на самом деле, сколько можно? Почему моя жена постоянно плачет по твоей вине? Почему ты ее выживаешь из дома? Ты сама твердила постоянно, что мне пора жениться, засиделся, а теперь, когда я, наконец женат, ты рушишь мое счастье собственными руками. По-че-му???

- Но, меня с самого утра не было дома, я к тете Оле ездила. Уходила, Полина еще спала… Когда бы я могла ее обидеть? И зачем? Ты ведь знаешь, как я мечтала о внуках, сынок?

- Все, мама, хватит! Я не хочу больше слышать твои нелепые отговорки. И буду признателен, если ты освободишь эту квартиру!

Варвара Петровна побледнела. Эту квартиру получил ее муж, отработав на кирпичном заводе пятнадцать лет. Он и из жизни то рано ушел из-за адского труда. Все делал, чтобы семья ни в чем не нуждалась. Порой по две смены работал. Сама Варвара Петровна тоже не сидела дома. На том же заводе работала, но ее труд был гораздо легче. Она знала, каким трудом досталась им эта квартира… Всегда поддерживала мужа, старалась сделать все, чтобы он чувствовал себя главой семьи, важным и нужным человеком в этом доме.

- Слышал бы тебя сейчас отец, - покачала головой Варвара Васильевна.

- Слышал бы он тебя, - взбеленился сын, - как ты ничтожно стараешься выкручиваться и юлить.

- Прекрати, - чуть не сорвалась на крик женщина, - Ты сам пожалеешь о своих словах, лучше, давай остановимся.

- Остановимся, - кричал сын, прижимая к себе жену, выдавливающую из себя слезы, - освободи квартиру, иначе пожалеешь ты!

Он выглядел настолько решительно, что мать не на шутку испугалась.

- То есть, ты готов выставить меня на улицу, на ночь глядя, чтобы угодить своей лживой жене?

Эти слова активировали в нем новый прилив ярости:

- Пошла вон! – закричал он! – Вон из моей квартиры!

Еще год назад Варвара Петровна пыталась оформить дарение квартиры на сына, они уже сдали все документы для регистрации, но через пару недель ей позвонили и сообщили, что регистрация права приостановлена, так как необходимо обновить кадастровый паспорт на квартиру.  Как раз тогда Артур познакомил мать с Полиной, и она сразу поняла, что эта девушка не та, за кого пыталась себя выдавать. А в туже ночь Варваре Васильевне приснился муж, который сказал, чтобы забрала документы и осталась единственной хозяйкой их квартиры. Она всегда прислушивалась к таким вещам и на следующий день забрала документы из регистрационной палаты. А сын, одурманенный счастьем, и забыл, что нужно было получать документ о праве собственности, считая себя полноправным владельцем квартиры.

И вот, теперь, Варвара Петровна чувствовала себя спокойно, что сделала все правильно. Но говорить об этом не решилась. «Пусть пока считает себя хозяином» - подумала она и принялась собирать вещи.

Женщина слышала, уходя, как сын уговаривал жену успокоиться, убеждал, что теперь они заживут хорошо и спокойно, а мать молча вышла из своей квартиры и, выйдя из подъезда, побрела по пустынному тротуару, не обращая внимания на проливной дождь.

Куда податься, она понятия не имела.

Брела долго, куда глаза глядят и, почувствовав легкую усталость, остановилась у автобусной остановки, присела на край скамейки и задумалась, глядя под ноги сквозь пелену слез.

Дождь усиливался, и улица казалась безлюдной. К остановке подъехал автобус. Дверь открылась, и из нее выскочили подростки, радостно крича, бросились бежать по лужам, натянув на головы мокрые куртки.

Женщина долго смотрела им вслед, вспоминая, как ее сын когда-то вот так же звонко смеялся, делился с матерью счастливыми моментами, и что же стало с ним теперь… Почему?! Что она сделала не  так, где упустила?!

Варвара Петровна достала из кармана телефон и набрала номер приятельницы, но номер оказался недоступен.

- Ну, вот и осталась ты на улице, как брошенный котенок, - прошептала женщина сама себе и покачав головой, еще сильнее расплакалась.

В чувства привел грохот раскатистого грома. Варвара Петровна вздрогнула и, почувствовав озноб, решила, что оставаться на улице, в ночь, совсем не дело.

Заметив неподалеку стоянку такси, она побрела к машинам.

Постучала в окно первого автомобиля, стекло опустилось, и из машины выглянул заспанный молодой мужчина.

- Что хотели? – потирая глаза, недовольно спросил он.

- Сынок, довези до третьих мичуринских? – виновато спросила Варвара Петровна, - автобусы туда уже не ходят, а мне кроме как на дачу, пойти и некуда, не под дождем же спать на улице.

- Шестьсот, - сразу назвал цену водитель.

И хоть знала женщина, что завысил он сумму как минимум вдвое, деваться было некуда.

- Я согласна, поехали…

Рассчитавшись за поездку, Варвара Петровна вышла из машины и, открыв покосившуюся калитку, остановилась, не решаясь войти.

Эту дачу они с мужем строили в надежде, что на пенсии смогут проводить здесь много времени, сын будет приезжать с семьей, внуки бегать будут по двору… Но не суждено мечтам было сбыться. Сын никогда не горел желанием сюда приезжать, а сама Варвара Петровна после смерти супруга всего-то пару раз осмеливалась появиться здесь, уж слишком было тяжело одной в воспоминаниях пребывать. Вот и теперь. Не сразу решилась в дом войти. А войдя, ужаснулась состоянием внутри. Крыша протекла, и в кухне был настоящий потоп. Вооружившись тряпкой и ведром, Варвара Петровна принялась собирать с пола воду, основная часть которой протекла в подполье, откуда исходил запах застоявшейся сырости.

Затем подставила ведро под протекающее место и растопила печь, что далось с огромным трудом, печка тоже отсырела, дрова не хотели разгораться, и женщина уже почти опустила руки, но победить проблему все же удалось.

Она вышла во двор, подсвечивая фонариком из телефона заросшую высокой травой тропинку к колодцу, с трудом подняла тяжелую крышку и, набрав воды в чайник, вернулась в дом.

Печка уже вовсю топилась, и чайник на раскаленной плите закипел очень быстро.

Выпив чай, женщина осторожно поднялась со стула, и решившись, наконец, прошла по дому, аккуратно прикасаясь ко всем предметам, словно к призракам прошлого.

В маленькой комнате угловой на комоде она увидела фотографию своей семьи. Они с мужем обнимали маленького Артура и все улыбались.

Этот снимок они сделали случайно. В тот день они гуляли в парке, где отец катал мальчика на каруселях, а потом все вместе прокатились на колесе обозрения, поели вкусное мороженое и счастливые, отправились домой, а по пути, увидев фотосалон, совсем спонтанно решили зайти. Так появился этот милый снимок счастливой семьи. Тогда казалось, что счастье это будет вечным, но вышло все не так…

« Куда все уходит?» - прошептала Варвара Петровна и поставила фото на место. Затем подкинула еще поленьев и, устроившись удобно у печи в кресле качалке, задремала.

Утром разбудил стук на улице. Женщина подошла к окну и, отодвинув штору, выглянула сквозь тусклое от пыли стекло.

Сосед по участку поправлял покосившийся забор. Варвара Петровна вышла во двор.

- Петровна! - радостно поприветствовал мужчина, - сколько лет, сколько зим! Как это ты надумала?!

Женщина с горечью вздохнула:

- Сыну ненужной оказалась, вот и выставил на улицу! Теперь это мое место жительства, что поделать…

Мужчина отложил молоток и подошел поближе, снимая с рук рабочие рукавицы.

- Это как же?! – удивился он, прищуриваясь и заглядывая ей в глаза, - твой Артур? Прогнал тебя из собственной квартиры?!

- Да, - кивнула она, - мой Артур… Прогнал и глазом не моргнул.

- Это не слыханно! Варвар, ну хочешь, я поговорю с ним? Как же так! Видел бы это Иван… - мужчина не мог скрыть своего возмущения, хоть и старался держать себя в руках.

- Да что с ним говорить, он как встретился с этой наглой девицей, так словно подменили его. Она им как марионеткой управляет, а он пляшет под ее дудку.

- Идем-ка  в дом, чайку попьем с пряничками, я вчера в магазин ездил, - настойчиво пригласил мужчина, не оставляя шанса на отказ.

- А ты что ж один, Ефим? – спросила женщина, сделав глоток ароматного чая. – Клавдия что ж не с тобой? Всегда же вместе были?

Он понуро опустил голову и вздохнул:

- Нету Клавушки моей, уже два года... Ушла… Неожиданно… Не простившись… Как гром среди ясного неба. Просто не проснулась однажды… И все…

- Боже мой! – скрестила руки Варвара, - Я и не знала этого… Прости…

- Да что ж прощать, дело такое, ты и сама пережила эту беду. Оставаться одним всегда тяжело. Дети мои хоть и не прогоняли меня, а тоже жизнь не сладкая, у них свои дела-заботы, до меня и дела нет. Сами по себе, а я сижу как сыч в углу. Вот и решил перебраться сюда. Лучше одному в одиночестве, чем одному среди большой семьи.

Дом обновил, теперь двором решил заняться.

- Да-а-а, какая жестокая все-таки жизнь… - Варвара Петровна тихо заплакала.

- Ну, ничего, жизнь продолжается, Варюш, не стоит грустить, надо жить. А давай-ка к реке прогуляемся? Посмотри, какая свежесть после дождя?!

- А идем! – не заставила уговаривать себя женщина.

Кое-где еще лежал грязный снег, в проталинках журчали ручейки, почки на деревьях готовились раскрыться, запах свежей травы и мокрого дерева благоухал, заставляя вдыхать полной грудью.

Ефим Савельевич немного отстал:

- Ты иди, Варюш, я догоню… Мигом!

Женщина шла по мокрой асфальтированной тропинке, уходящей в березовую чащу, когда Ефим ее догнал.

- Вот! Для тебя! – он протянул ей букетик нежных подснежников, - первый весенний букет!

- Спасибо, Ефим! Так трогательно! – Варвара Петровна смахнула слезу, подступившую так некстати, - я… прости, вспомнила, как Иван вот также подарил мне неожиданно подснежники, когда мы купили участок и решили прогуляться по округе. И вот… Прости, Ефим.

- Не извиняйся, Варюша, я понимаю. Тоже вспоминаю Клавдию свою. Брожу тропинками нашими, разговариваю с ней и словно слышу от нее ответы, а ведь так с ума сойти не сложно…

- Да-а-а, думали ли мы, что вот такая участь поджидает?!

- Нет, конечно, но никто не застрахован ведь от одинокой старости… Никто… А жизнь не стоит на месте, пока мы в движении, мы живем! Переживать не стоит и грустить!

- Не стоит, точно! А знаешь, вот прошлись мы немного, подышали этой чудной свежестью, поговорили и как будто на душе теплее стало. Легче, словно тучи рассеялись и ласковые лучики солнышка выглянули из-за них?!

Варвара Петровна впервые за все время улыбнулась и поднесла подснежники к лицу.

- Да, точно, Варвара, тоже самое хотел сказать, а ты словно сняла с моего языка эту фразу. Теплее стало на душе… Теплее и спокойнее…

Так, за разговором, они вернулись обратно.

- Ну что, может, теперь ко мне на чай? – предложила женщина, - только кроме чая-то у меня и нет ничего. В магазин как-то выбраться надо…

- А я тебя свожу, но не сегодня, - улыбнулся Ефим, - а от чая твоего не откажусь! С твоими травами и просто чай попить в радость. Идем!

Войдя в дом Варвары, Ефим остановился на пороге:

- Та-а-ак! И как же ты здесь жить-то собираешься? Давай, без всяких разговоров, вещи забирай и ко мне перебирайся. В такой сырости и заболеть недолго. Не обсуждается! – мужчина говорил уверенно, не оставляя даже шанса на отказ.

- Ну как-нибудь, - пыталась оправдаться Варвара Петровна, - неудобно мне тебя стеснять, Ефим, ну что ты… Вот, приглашу ребят, починят крышу и нормально будет все!

- Да не будет ничего нормально! Пока починят, пока просохнет все! Ну что ты, в самом деле, как ребенок. Места много, одному мне слишком даже просторно!

Ефим Савельевич взял сумку со стола и открыл дверь:

- Идем!

В доме соседа Варвара Петровна чувствовала себя не очень комфортно. Ей казалось, что она стесняет мужчину, создает неудобства, мешает. Но он всем видом старался показать, что ему даже в радость присутствие еще одной живой души под крышей этого пустого дома.

- Варвара, не стесняйся, чувствуй себя как дома. Правда, мне очень приятно, что будет с кем поговорить, с кем чаю выпить, телевизор посмотреть. Признаюсь, одному в этих хоромах надоело уж порядком. Так что, проходи, вот комната твоя. Чайку сейчас попьем, да обед приготовим. Вместе, оно всегда веселее…

- С этим не поспоришь, - поддержала женщина, - вдвоем конечно, лучше, чем одному. Спасибо за приют!

- Да ну брось, какой приют, я от всей  души! А твоим домом займутся люди, я договорюсь.

- Спасибо, Ефим, сам бог тебя послал мне навстречу!

- Может и так, Варвара, кто знает! Пути Господни, как говорится, нам не знать, а ведут они всегда как надо! Ну, давай к столу, как раз и чайник закипел!

Новая жизнь для обоих немолодых уже людей заиграла яркими красками. Они подолгу сидели у камина прохладными весенними вечерами, вспоминая прошлое, размышляя о вечном. Днем гуляли вместе, вместе готовили обед и ужин, вместе делали все.

Ефим Савельевич, как и обещал, организовал ремонт в доме Варвары, сам забор починил.

А скоро и огород сажать пора пришла.

Однажды телефон Варвары зазвонил, когда она как раз вернулась с огорода в дом. Это была соседка по ее городской квартире.

- Варвара, где ты есть? – спросила взволнованно женщина, даже не поздоровавшись и сердце Варвары Петровны куда рухнуло, от ожидания беды.

- Что случилось, Валентина? Не томи! Я не в городе…

Ефим Савельевич, вошедший следом, обеспокоенно остановился рядом, прислушиваясь к голосу из динамика.

- Что-то странное творится у тебя дома! – тараторила соседка, - сначала «скорая» примчалась с сиреной…. – Ефим Савельевич взял Варвару под руку, заметив, как подкашиваются ее ноги, и отвел к дивану, помог присесть, - Артура твоего увезли сразу… А теперь какие то люди вещи выносят, дверь в квартире настежь была, я заглянула – словно погром какой-то, перевернуто все, сноха злая носится, из квартиры дым табачный валит… Не понятно, в общем, что там происходит.

- Спасибо, Валечка, что позвонила. Я приеду! Разберусь!

Она растерянно смотрела на Ефима.

- Что делать?

- Одевайся, что уж тут поделаешь, я машину заведу. Поедем, выясним, но ты пока не строй предположений. Все будет хорошо! Мы быстро все узнаем!

Варвара Петровна кивнула и отправилась в свою комнату. Через несколько минут она уже сидела в машине, пристегивая ремень безопасности…

… У подъезда стояла ГАЗель, в которой Варвара Петровна узнала свою мебель, вся она была ручной работы, из натурального дерева, сделанная на заказ. Она испуганно посмотрела на Ефима, а он молча кивнул:

- Не переживай, сейчас все выясним!

- Вот, Варвара, успела, - подбежала соседка, застегивая на ходу пуговицы на кофте, - вот, гляди, все под чистую вынесли, ироды!

- Валентина, что с Артуром, мне скажи. Что с ним случилось? Где он?

- Увезли в больницу, - женщина огляделась, - говорят, отравление было, так вот думаю я, что эта стерва его отравить пыталась, не иначе, бегала она, искала документы на квартиру, его на носилках уносили, а она трясла, чтоб рассказал, где документы, во какая!

- Мне нужно срочно в больницу! – руки Варвары Петровны тряслись, ноги не слушались.

- Присядь, вот, - проводила до скамейки соседка, - сейчас корвалол принесу, потом и поедешь, присядь!

Водитель завел машину, и она уже было тронулась с места, когда Ефим Савельевич дал знак рукой остановиться и подошел к водительской дверке.

- Далеко путь держите, милейший, с чужими вещами? – спросил он и сразу продолжил, - выгружайте все немедленно обратно и расставьте, как было, иначе звоню в полицию. Вы, по сути украли все это. Ну что?

- Какой украли? Мы по вызову работаем! – возмутился водитель, - кто нам оплатит за это? Вызвала хозяйка молодая, мы при чем?

- Вот и объясните в полиции, кто вызвал, и выясните, кто тут при чем. Или все же разгружать будете?

Грузчики нехотя вылезли из кабины, и еле волоча ноги, принялись сгружать все обратно.

Из подъезда выскочила Полина и принялась кричать на них, но заметив сидящую на скамейке Варвару Петровну, тут же переключилась на нее:

- Что тебе нужно здесь? Квартира не твоя! Ничего страшного, что документы хорошо припрятали, это мужа моего законного квартира! А скоро станет моей!

- Это моя квартира, - тихо ответила женщина, - не вышло ее на мужа твоего оформить, ошибаешься ты…

Полина принялась кричать на грузчиков, чтобы все грузили обратно, и тогда те сели на коробки и заявили, что не станут слушать никого, пока не увидят документы на квартиру.

Варвара Петровна вытащила из сумки свидетельство о собственности и протянула Ефиму Савельевичу, он отвел в сторону старшего из рабочих и, поговорив, тот вернулся и дал знак остальным относить все обратно в квартиру.

Полина бросалась на грузчиков, кричала, топала. Хватала из коробок хрусталь и разбивала. Попытки урезонить ее  были тщетными, и соседка первая не выдержала, набрав номер полиции.

Приехали на удивление быстро. Но что было дальше, Варвара Петровна уже не видела. Она оставила ключи Валентине, чтобы та закрыла дверь, как только занесут вещи обратно и они с Ефимом отправились в больницу.

К Артуру их не пропустили. Вышел врач и сообщил, что самое страшное позади. Отравление на самом деле было серьезным, но своевременная помощь помогла избежать неприятных последствий.

Варвара Петровна не хотела уходить, не повидавшись с сыном.

- Поезжайте домой, сегодня все равно к нему уже не пустят, - осторожно предложила молодая санитарочка, - отдохните лучше, а завтра и навестите, с новыми силами.

- И то правда, Варенька, поехали домой, поспишь, отдохнешь от такого стресса, а завтра сразу с утра и приедем.

Они уже направились к выходу, когда из отделения вышла медсестра и попросила задержаться.

- Ваш сын желает с вами пообщаться. Зайдите, но не более пяти минут.

- Варвара Петровна осторожно взяла халат из рук девушки, накинула на плечи и взглянув на Ефима, отправилась вслед за медсестрой.

 Артур лежал на кровати, бледный, словно беленая стена. Увидев мать, он попытался приподняться, но медсестра погрозила пальцем:

- Ты обещал, я на свой страх и риск позволила эту встречу.

Она вышла за дверь, напомнив про пять минут.

Варвара Васильевна остановилась у края кровати, а сын протянул к ней руку. Смахивая жгучие слезы, она приблизилась, присела на стоящий рядом стул и, обхватив его ладонь трясущимися руками, заботливо посмотрела на него сквозь пелену слез.

- Мамочка, прости меня! – Артур с трудом произносил слова, - нет мне оправдания, но ты прости, сам я не смогу простить себя, а без твоего прощения жизни не будет. Я сам не знаю, как нашло такое безрассудство. Дурак! Поддался чарам этой… Не хочу даже имя ее произносить. Наврала она и про беременность, и все врала… За моей спиной с другими гуляла. А все, что ей было нужно – квартира. Я как проболтался, что документы на меня оформили, так с того момента все началось. В ЗАГС потащила обманом, против тебя настраивала постоянно. Нет, я себя не оправдываю, только я всему виной… Но как поддался такому, понять не могу… Прости меня, мама…

Мать погладила его по голове:

- Да разве ж я могу на свою кровиночку зло держать?! Забудь, не беспокойся, я все понимаю…

- А медсестричку ты узнала, мам? – попытался улыбнуться Артур.

- Не-е-ет, - удивленно оглянулась женщина на приоткрывшуюся дверь.

- Все, Вам пора, - тихо напомнила девушка.

Варвара Петровна поцеловала сына и пожелала скорого выздоровления, а он прошептал в ответ:

- Это Лиля, любовь моя, помнишь…

Мать покачала головой, вспомнив, как сильно переживал тогда сын и говорил, что никогда не забудет эту девочку и будет вечно ее любить, как до сих пор хранит ее фотографию в паспорте, как часто рассказывал матери, что Лиля снова ему приснилась. Они дружили с ней до пятого класса, а потом ее отца перевели по работе на север.

Выйдя в коридор, Варвара Петровна улыбнулась девушке и поблагодарила:

- Спасибо, Лиля, я Вас, право, не узнала, долго жить будете… Знаете, Артур никак не мог забыть вас, до сих фото Ваше хранит…

Девушка смущенно улыбнулась и покраснела:

- Открою Вам секрет, Варвара Петровна, я тоже не смогла его забыть…

Варвара Петровна вышла из больницы, не в силах сдерживать улыбку.

Ефим Савельевич все это время ждал ее в машине.

- Ну что, все хорошо? - участливо поинтересовался мужчина, как только она захлопнула дверцу.

- Да, хорошо! Знаешь, Ефим, я пока шла по коридору, подумала, что как порой может судьба закрутить! Такие козни строит, а в итоге ведет ведь к счастью, которого могло и не случиться. Представляешь, Артур встретил девушку, которую не мог забыть с пятого класса. Он был так в нее влюблен, даже когда жил уже с Полиной рассказывал мне, что Лиля продолжает ему сниться…

- А я подумал, пока ждал тебя, что если бы тебя не выгнал сын, мы, возможно, никогда уже не встретились бы с тобой. А я так привык к тебе за это время, что не представляю больше жизни в одиночестве.

Он улыбнулся и взял Варвару за руку:

- Варенька, давай всегда будем вместе? Давай не будем расставаться?! Мне, правда, очень плохо без тебя, я это понял, когда тебя не было рядом меньше получаса. Варюша, я влюбился как мальчишка… Не откажи!

- И не подумаю отказывать! Я тоже поняла, что ты стал для меня самым родным – Варвара Петровна смутилась и заглянула в глаза Ефиму, - но только давай заедем в квартиру, проверим, что там происходит, да вещи кое какие заберу.

Возвращая ключи, соседка рассказала, как Полина оказывала сопротивление полицейским, с каким трудом им удалось усадить ее в машину.

- Зная Полю, меня это не удивляет, - вздохнула Варвара Петровна.

Дома все стояло на своих местах. Правда, вещи все были раскиданы, а мебель пустовала.

- Ну что мне с этим делать? – вопросительно взглянула Варвара на Ефима.

- Будем убирать, - улыбнулся он, закатывая рукава. Почти до утра они занимались уборкой, и совершенно выбившись из сил, легли спать, даже не раздеваясь.

Разбудил звонок в дверь. На пороге стоял полицейский.

Он пришел задать несколько вопросов и рассказал, что Полине грозит тюремный срок.

- Пришли результаты экспертизы. Она умышленно пыталась отравить Вашего сына. Это первое. Второе, отказалась оказать помощь и вызвать врачей, когда он почувствовал себя плохо. Хорошо, что он сам смог позвонить в «скорую», иначе не известно, чем бы дело закончилось.

Варвара Петровна чувствовала, как холодеют пальцы рук, а в голове пульсирует. Но заметив ее волнение, Ефим Савельевич крепко обнял ее, и сразу стало легче и спокойнее.

- Какое жаркое нынче лето, - разливая по бокалам домашний квас, говорила Варвара Петровна, - хорошо, в беседке можно укрыться от этого зноя. В такую-то погоду, наверное, Артур с женой не захотят к нам ехать.

- Это почему же мы не захотим, - раздался голос со стороны калитки, - еще как захотим!

Артур приближался к беседке, обнимая Лилю, и оба они загадочно улыбались.

- Не могли мы не обрадовать вас новостью. Вчера мы были у врача, и он подтвердил, что любимая моя беременна! Мама, я стану скоро настоящим отцом, представляешь!

Варвара Петровна обняла сноху:

- Спасибо, милая, как же я рада! Дождалась и я счастливого момента! И вы знаете, мои родные, ни о чем не жалею. Все, что произошло, привело нас всех к счастью.

Ефим Савельевич присоединился:

- Это точно! Лично я и мечтать не смел бы о таком счастье!

Он обнял Варвару и пригласил всех в дом:

- Идемте, у нас как раз обед сегодня праздничный. Словно знали, что такое событие отмечать!

В это время у ворот остановилась машина.

- Ну, а это мои дети пожаловали, - улыбнулся Ефим, - пригласил их познакомить со своей любимой. Думал, не приедут, поэтому не говорил заранее, а они, приехали…

Через полчаса большая дружная семья сидела за обеденным столом, весело разговаривая и смеясь и словно не было позади печалей и обид, а только счастье, безоблачное счастье, конца которому уже никогда не будет…