Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Содержание материала

Часть третья

Тая вернулась из города очень серьезная:

- Это откуда? – строго спросила она, окинув взглядом гостинцы Ларисы.

- Девушка из церкви приезжала…

- Теперь, значит, девушка, потом еще кто приедет? Ты сказала им, что денег нет у нас, пусть не надеятся.

- Тая, ну не надо им от нас ничего. Они от души помочь хотят…

- Ой, от души, верь больше! От души хотят.

- Ну ты чего такая злая приехала, Тай? Ты где была?

- У врача твоего была, про анализы последние узнавала. Плохи дела, сестренка, ничего хорошего, сказали, больше можем не приезжать и анализы сдавать больше не надо…

- Ну и хорошо, - ответила Мадина, - все проще…

Тая посмотрела на нее пронизывающим взглядом, полным жалости и безнадеги и принялась вытаскивать из сумки покупки.

- А это зачем? Зачем так много? – спросила Мадина, глядя на десятикилограмовый мешок с рисом?

- А-а-а, -это… Чтобы было, по скидке купила, - раздраженно ответила Тая и отвернувшись, вышла на веранду.

Мадине было не понятно, для чего такие запасы, ведь рис в их доме никто не любил. Плов изредка варили, так что такого мешка на пять лет хватит…

Вечером Мадина попросила Таю почитать ей Библию, но та резко ответила, что даже в руки эту книгу не возьмет и не собирается участвовать в этом шоу, где ей дают несбыточные надежды.

Просить о том же дочь Мадина не решилась, но читать тетрадь Даниила она не перестала. И хотя слабость усиливалась с каждым днем, она не опускала руки и, попросив дочь положить Библию ей под подушку, постоянно держала на ней руку и повторяла мысленно молитвы, обращаясь к Божественной силе за исцелением и спасением духа, души и тела.

Все, на что хватало пока сил – думать и отправлять мысленные просьбы к Небесам.

Через неделю приехал Даниил. Сестры дома не было. Дверь ему открыла дочь Мадины.

- Какая милая девочка, на кого похожа? – спросил он у Мадины.

- На меня, полная копия моя в этом возрасте.

Она кое-как могла говорить и Даниил это заметил.

- Мадина, все будет хорошо, вы непременно поправитесь. Я никогда не произнес бы этих слов, если бы сам не верил в это. Но я точно знаю, о чем говорю. Главное, не смотря ни на что, не сдавайтесь! Даже если не будет видимых улучшений, продолжайте верить, продолжайте повторять и проговаривать о том, что здоровье вам по праву принадлежит. Постарайтесь отпустить все обиды, попросите мысленно прощения у тех, кого, возможно, вы обидели, отпустите прошлую жизнь и стремитесь жить новой, чистой и здоровой.

- Да! –прошептала Мадина, - вы правы, да!

Даниил просидел рядом с Мадиной почти до самого вечера, рассказывая ей разные чудеса, которые слышал в церкви от людей. Помолился с возложением рук, а когда собрался уходить, оставил на столе пакет:

-  Здесь фрукты, орехи, мед, все только полезное. Я с вами не прощаюсь и верю в лучшее.

Мадина поблагодарила его взглядом, а сказать ничего не смогла. Боль сковала все тело, силы словно покидали ее, бороться она не могла…

На пороге Даниил встретился с сестрой Мадины. Тая зыркнула недобро на него и вышла вместе с ним за дверь. С веранды доносился злобный голос сестры и Мадине удалось услышать разговор:

- Я попрошу вас, молодой человек, больше никогда не являться сюда! Не стоит ей давать напрасные надежды. У нее больше нет шанса. Нет! Врачи отказались от нее, счет идет на дни. Не приезжайте больше, не тревожьте понапрасну.

- Но вы не правы, верить в лучшее надо!. – пытался возразить Даниил.

- Вот и верьте, раз у вас все хорошо. А тут медицина бессильна даже! Для вас это бизнес – деньги делать на чужом горе, а у нас беда в доме! Вон, уже продукты закупаем на поминки, а вы шастаете тут, душу рвете!

- Как вы можете? – голос Даниила был не просто удивленным, он был как будто пораженный, - вы готовы заживо человека похоронить? Нет, так нельзя! Мадина будет жить!

- Какой там жить, еле дышит уже, давайте уходите, и чтоб больше вас не видела тут. Врачам я больше доверяю. Не смейте приближаться к дому!

- Хорошо, я вас понял, но мы будем молиться за вашу сестру, даже если вам это не нравится.

Слезы потекли по щекам Мадины. Уверенность Даниила предала ей новые силы. Она вспомнила его нежный уверенный взгляд, вспомнила свой сон, где она была здоровой и счастливой и, собрав все оставшиеся силы, вытащила Библию из-под подушки и, открыв немного дальше середины, начала читать.

Сестра ходила по дому, постоянно вздыхая и показывая свое недовольство, дети спали, а Мадина продолжала читать и не заметила, как наступил рассвет. Она повернула голову к окну, улыбнулась первым лучикам нового дня и только теперь уснула. Сон повторился, а проснувшись, она все еще ощущала внутри ту свободу, бодрость и счастье, которые наполняли ее в этом сне.

Дни тянулись уныло и медленно. Недовольный вид сестры как будто бил по рукам, заставлял отчаяться, смириться с тем, что все непоправимо, но уверенный голос Даниила то и дело звучал в голове.

В окно стучался ветер по ночам, а днем снежинки кружили веселым хороводом. Мадина с трудом могла повернуться к окну, чтобы полюбоваться этой красотой, но каждый раз, видя искрящийся снежок, она немного становилась веселее. Время шло, а улучшений пока не было.

В тот день Тая вернулась с рынка раньше обычного и с порога сообщила неожиданную новость:

- Бывший твой сегодня со своей кралей по рынку бродил. Так я не выдержала, набросилась на него. Гад такой, копейки дочери не переслал, зато шишигу свою в шубы наряжает, да покупают все, что подороже. Ну, дежурный попросил меня домой уйти, от беды подальше, да я и сама работать не смогла бы после встряски такой. Зато дубленочку ему попортила, надолго будет вспоминать…

Тая была сильно взволнованна и Мадина поняла в этот момент, что дремлющая в ней обида проснулась. Обида за то, что отец ее дочери на самом деле даже и не вспомнил о ребенке, хотя знал, как тяжело им приходится. Обида с новой силой всколыхнулась в груди и Мадина хотела сказать, какая Тая молодец, что так ему и надо. Но вдруг… Слова Даниила перебили эти мысли: «Постарайтесь отпустить все обиды, попросите мысленно прощения у тех, кого, возможно, вы обидели, отпустите прошлую жизнь и стремитесь жить новой, чистой и здоровой.»

- Да! – громко сказала Мадина вслух и Тая остановилась среди комнаты, словно вкопанная.

В доме давно так четко и уверенно не звучал голос Мадины. Она или шептала, или молчала, выговаривала слова с трудом, а тут…

- Что ты сказала? Повтори! – неуверенно попросила Тая, - мне не послышалось?

- Я сказала, что пора отпустить все обиды. Пусть он живет, как знает, Бог рассудит всех по заслугам, а я хочу жить новой жизнью, полной радости, здоровья и любви. Я прощаю его, я отпускаю прошлое.

Тая медленно присела на табуретку, скрестивши руки на груди. По ее щекам потекли слезы.

- Неужели это конец? Многим людям перед кончиной становится лучше… Мадиночка, прости меня за все, ну не держи на дуру зла…

- Тая, нет, это начало…- Мадина  попыталась подняться, но ей это не удалось, - помоги мне, пожалуйста…

Она подала сестре руку, за которую Тая неуверенно ее потянула, хотя раньше Мадина даже прикоснуться не позволяла к себе, из-за болей.

Она присела на край кровати с помощью сестры. Все тело дрожало, ноги тряслись, но это была первая маленькая победа, с которой начался нелегкий путь к выздоровлению.

СЛУШАТЬ АУДИО РОМАН "ИСЦЕЛЕННАЯ ЛЮБОВЬЮ"