Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Содержание материала

 Рождение дочери было для Регины слишком тяжелым. Роды длились долго, были осложнения, и после она долго не могла повторно забеременеть. Они мечтали с Михаилом о втором ребенке, хотели, чтобы это был сынишка, но ничего не получалось. И если Михаил готов был смириться - ну нет, так нет, для жены эта идея стала просто навязчивой. Она буквально бредила новой беременностью.

СЛУШАТЬ АУДИО ВЕРСИЮ РОМАНА "И В РАДОСТИ, И В ГОРЕ" ЧАСТЬ ВТОРАЯ

И вот, когда Элине было уже четырнадцать, Регина сообщила долгожданную весть. Она беременна!

Счастью в семье не было предела. А когда на УЗИ сообщили, что это мальчик, Михаил начал готовить детскую. Сделал ремонт, купил кроватку, коляску. Он делал все, чтобы время промчалось быстрее и уже поскорее бы принести в уютный дом малыша. Регина же, особого участия в подготовке комнаты для сына, не принимала, она готовила приданое для малыша. Вязала кофточки, пинеточки, шапочки… Шила рубашки.

  Но не суждено было сбыться мечтам. В один весенний день Регина решила поехать на дачу, забрать люльку, в которой когда-то качала Элину, привести ее в порядок, чтобы к рождению сынишки, который вот-вот должен был появиться на свет,  все было готово. Она не стала сообщать о планах мужу, решила все сделать сама.

Но войдя в дом, обнаружила, что там обитает толпа незнакомых парней. В доме было грязно, повсюду валялись пустые бутылки, стоял клуб табачного дыма, а воздух был наполнен спиртными испарениями и запахом несвежей еды.

 - Ребята, вы кто? Что вы делаете здесь? Как вы сюда попали? – попыталась выяснить Регина, набирая в телефоне номера, но связи не было.

- Отдыхаем, а тебе чего тут надо, тетя? – нагло задал встречный вопрос один из парней.

- Это мой дом и мне бы хотелось, чтобы вы его немедленно покинули, иначе…

- Иначе что? – перебил другой, более рослый, поднявшись с кресла-качалки и сплюнув прямо на ковер, который Регина с любовью выбирала, чтобы было приятно ходить по полу босиком.

- Я вызову полицию, если вы немедленно не уберетесь отсюда…

- Чего? Ты еще нам поугрожай, ага! Сама убирайся подобру-поздорову, иначе тебе пожалеть придется, тетя!

- Что ты себе позволяешь?! Я вам в матери гожусь.

- Это точно! – Хмынул первый вступивший в диалог и вышагивая в развалочку, направился к Регине, - Нам-то, может и сгодишься, а вот для этого киндера старовата ты уже в мамашки.

Он провел рукой по животу и женщина, брезгливо оттолкнув его, повернулась к двери, но он ухватил ее за руку и резко развернул обратно.

- Стоять! Ты что ж это, мамаша, подумала, что можно нас вот так вот просто оскорбить и улизнуть. Нет! Извиниться надо бы.

- Отпусти руку, подонок! – Регина попыталась освободиться, но он еще сильнее сжал ее запястье и повторил одним шипящим звуком:

- Извинись!

Регина принялась кричать и звать на помощь, заведомо зная, что в такое время никого на дачах не бывает.

- Заткнись! – приказным тоном завопил тот, что повыше и больно ударил ее по лицу. – Еще один писк и ты пожалеешь, шутить никто не будет!

- Ребята, прошу вас, отпустите, можете пожить здесь какое-то время, я погорячилась, простите, дайте мне уйти…

- А волшебное слово? – процедил сквозь зубы тот, что сидел все это время на диване у камина, - Волшебное слово забыла, тетя?

Он взял в руки любимую статуэтку Регины, которую ей подарил на тридцатилетний юбилей близкий друг и принялся крутить ее в руках.

- Пожалуйста, не трогайте здесь вещи, они имеют ценность, прошу вас…

- А ты попробуй, отними! – сощурил парень глаза и демонстративно расслабил руки.

- Ой, какая жалось! Ой, какие мелкие осколочки… Не склеить уже, наверное… Неуклюжий я… - артистично развел руками парень.

 Раздался громкий гогот и Регина, снова пытаясь высвободить затекшую от боли руку, закричала, в надежде на чудо.

- Пацаны, тетя подумала, что мы шутим. А мы ведь не шутники, правда? – Рослый сплюнул сквозь зубы на ковер и, выставив грудь вперед, сделал резкий шаг в сторону женщины и, схватив ее за волосы, рывком наклонил голову вперед…

Михаил в тот вечер места себе не находил. Телефон Регины был недоступен, подруги ничего не знали о ее планах на тот день.

  Дочь, вернувшись со школы, сказала, что мама собиралась поехать на дачу, но Эля постаралась ее убедить, что лучше всем вместе поехать туда в выходные и она как будто, согласилась.

Но Михаил решил проверить этот вариант и уже через несколько минут мчался по трассе, нарушая все ограничения и правила.

  Машина жены стояла во дворе. Уже на крыльце Миша почувствовал запах газа. Забежав в дом, он взял на руки Регину, лежавшую на полу без сознания, вынес ее на улицу и, положив аккуратно на скамейку, вернулся в дом, перекрыл газовые баллоны на кухне, открыл настежь все окна, и бережно переместив жену на заднее сиденье машины, помчался в город.

  Ребенка спасти не удалось. А жена, узнав эту шокирующую правду, испытала жуткий шок и с того времени пребывает в какой то прострации. То уходит в себя, словно улитка прячется в своем надежном домике, то проявляет эмоции агрессией, то живет навязчивой идеей  том, что ребенок еще не родился, и вот-вот появится на свет.

 Пока она была в больнице, Михаил избавился от всего, что могло бы напоминать о ребенке. Убрал все вещи, мебель, даже ремонт переделал. Но, вернувшись домой, Регина снова принялась вязать и шить вещички для младенца.

Через свои связи Михаил добился, чтобы суд прошел без ее участия, пережить все повторно было бы для нее не посильно. Подонков тех задержали почти сразу, наказание свое они несли, но никому от этого не стало легче…

Регина часто набрасывалась на мужа, обвиняя его в случившемся и в том, что он сломал ей жизнь, он не позволил ей стать счастливой... Мише были не понятны эти обвинения, но он терпел, прекрасно понимая, что в таком состоянии она не может контролировать себя.

  Врачи предлагали поместить Регину в специальную клинику, но Михаил категорически отказывался даже слышать об этом. Больше трех лет мужчина ждал, надеялся на чудо, но чуда не происходило. И вот тогда он подумал, что, возможно, переезд поможет как-то повлиять на ситуацию. Он отказался от престижной должности, от высокой зарплаты, от всего, что было у него в Москве, и вернулся в этот маленький городок, лишь бы вернуть покой и счастье в семью, но покоя не было и здесь, ее состояние наоборот, еще больше обострилось, и счастье прошлого теперь казалось призрачным.  Регина продолжала жить в своем придуманном мирке, и казалось даже порой, что она издевается, нарочно хочет отомстить ему за что-то. Потом он сожалел о своих мыслях и просил мысленно у жены прощения, обещая всякий раз, что все непременно наладится.

Мысль о том, что нужно было послушать врачей, отметалась сразу, как только пыталась подступить. Но и терпение было уже на исходе.

  Из раздумий вывел гром, раздавшийся внезапно. Михаил заметил, что уже достаточно стемнело, и поспешил домой, заранее зная, что ждет его там.

Регина сидела на полу, раскладывая по паркету кусочки разорванных фотографий. В квартире оставался старый альбом Михаила, и женщина порвала все их совместные фото из юности, где они были счастливы и верили, что счастье это никогда не закончится.

 Мужчина подошел ближе, присел рядом с женой и осторожно начал разговор:

- Я сегодня с Санькой встречался. Привет тебе передает. Предлагает совместный бизнес начать… Прости что задержался, заболтались, давно не виделись с ним…

Женщина сидела молча, нервно теребя пальцами кусочек старой фотографии.

- Может быть, Эле позвоним? – попытался сгладить атмосферу Михаил, - Ты не соскучилась? Ей одиноко там без нас. Поговоришь?

Регина молча встала на ноги и вышла, оставив дверь открытой. Михаил тяжело вздохнул и услышал доносившийся из ванной шум воды.

  Приняв душ, Регина вышла уже более спокойной, и Михаил с облегчением выдохнул, благодаря судьбу, что буря миновала и в этот раз его позднее возвращение домой обошлось без истерик.

  После ужина мужчина перемыл посуду и, приняв душ, отправился спать. Ночь была беспокойной. Разговор с Александром, мысли, бодро снующие по извилинам… Глаза… Эти бездонные манящие глаза, влекущие за собой на край света, в омут с головой…

 «Нет! Нет! Нет! Прекрати! Ты не можешь, не должен, права не имеешь!» - мысленно повторял Михаил и, перевернувшись на другой бок, накрыл голову подушкой и заплакал…

  Такого он от себя точно никогда не ожидал и понял, что вот он, тот самый пик, когда сил держаться больше нет, а впереди лишь пустота и мрак, бездна, миновать которую нет ни малейшего шанса.

 Время неумолимо двигалось вперед, а перемен к лучшему на горизонте не предвиделось. Единственной радостью были разговоры с дочерью по телефону. Ее родной милый голос всегда согревал душу, и улыбка касалась его губ в эти моменты.

  Через неделю после разговора в кафе, Саша передал Михаилу пакет документов, которые нужно было рассмотреть и серьезно все взвесить и обдумать. Предстояло изучить кучу информации, что не могло не радовать. Теперь у Михаила не оставалось даже минутки свободной, чтобы начать жалеть себя и раздумывать над непристойными мыслями, толкающими в объятья очаровательной блондинки. Но мысли все равно находили момент, а блондинка, то и дело попадалась на глаза.

  На работе намечался корпоратив. Юбилей компании, десять лет на рынке! Немалый срок, если учесть, что у руля этой фирмы с самого основания стояла женщина. Все это время ей удавалось держать предприятие на плаву и даже в трудное кризисное время деятельность продолжалась, и штат не пришлось сокращать. Начальницу свою в коллективе уважали, и место свое умел ценить каждый сотрудник. А потому и корпоратив пропустить никто не собирался даже.

За несколько дней до приближающейся даты Инга Витальевна лично сообщила всем о том, что день юбилея объявляется нерабочим и все приглашены в ресторан на островке.

В центре городского озера был небольшой островок, на котором и построили еще в далекие восьмидесятые этот самый ресторанчик. В свое время это было очень популярное место, горожане любили отмечать там торжества, и бронировать помещение приходилось всегда заранее. И сейчас место это пользовалось широкой популярностью, поэтому Инга позаботилась заранее о заказе мест, составила меню и пригласила известных певцов из столицы.

  Событие намечалось грандиозное. Видно было, как воодушевленно коллеги говорили о предстоящем празднике и с каким теплом вспоминали предыдущий пятилетний юбилей.

Только Михаил ходил мрачнее тучи эти дни, потому что прекрасно осознавал, к чему может привести корпоратив, когда между двумя людьми противоположного пола мелькают такие искры, что в любой момент может вспыхнуть пожар. Инга хоть и не давала повода думать, что у него есть шанс надеяться на взаимность, Михаил чувствовал всеми фибрами души, какие импульсы исходят от нее, стоит только им пересечься в фойе или в лифте. Она старательно скрывала то, что было у нее внутри, впрочем, как и он сам, но контролировать чувства становилось с каждым днем все сложнее…

  Все сотрудники были приглашены со вторыми половинками. И коллега Илья Матвеевич, мужчина, лет семидесяти, давно пенсионер, но его старались удержать в коллективе, как ценного специалиста своего дела, задал Мише резонный вопрос:

 - Со своей придешь?

Вопрос застал врасплох и Миша, предвидя следующий, решил ответить сразу на все:

- Нет, она на отдыхе…

- А-а-а, а моя, к дочкам укатила, тоже одиноким буду. Глядишь, и закадрю какую молоденькую, - подмигнул мужчина, шутливо приподняв брови.

  Для Михаила же шутка показалась коварной. На сердце было тяжело, но в тоже время предвкушение чего-то сказочного, что ли, наполняло душу необъяснимой теплой радостью.

  Утром Регина снова проснулась не в духе. Не успев еще открыть глаза, она начала капризничать и в итоге опять пришлось дать ей лекарство.

Сообщать о том, куда вечером отправится, мужчина не рискнул. И без того хватало неприятностей с ее непроходящим истерическим состоянием. Поэтому он решил скрыть часть правды и сказал, что в компании дали выходной, потому что вечером предстоит важная встреча с иностранными компаньонами (это тоже он не наврал, были приглашены партнеры компании из нескольких стран).

 Михаил предупредил жену, что встреча может затянуться и чтобы она ложилась спать сама, не дожидаясь его возвращения.

 Приготовив ужин, мужчина погладил новую рубашку, достал костюм, который покупал давно, но надевал всего лишь раз, когда ходил с женой в театр и, к изумлению своему обнаружил, что один рукав пиджака разрезан на тонкие ленточки, уныло болтающиеся от плеча. Чего-чего, а такого от Регины он не ожидал. «Чего я еще я не могу предвидеть?» - мелькнула мысль и он с опаской вытащил другой костюм, менее новый, но вполне себе ничего, а главное - целый… Мужчина принял душ, оделся, постоял у зеркала пару минут, словно не решаясь отправиться туда, где могли ожидать волнительные события. Но, решив, что будет так, как будет, он пожелал жене хорошего настроения и приняв ее молчание за ответ: «И тебе удачи!», вышел из дома.

  По пути к ресторану заехал в цветочный салон, где всегда были свежие цветы, и купил шикарный букет нежно кремовых лилий.

  Припарковав автомобиль, Михаил долго не мог решиться выйти из него. Он уже даже хотел развернуться и трусливо сбежать, но в окно машины постучали. Это был Илья Матвеевич.

Миша заглушил двигатель и, выйдя из автомобиля, включил охранную сигнализацию.

- Лилии?! Любят женщины эти цветы, только вот смотри, дама может за намек принять, - под усами Матвеича еле уловимо мелькнула улыбка.

- Чаще лилии дарят как пожелание благополучия, - попытался оправдаться Михаил.

- Чаще женщины лилии воспринимают как намек на серьезную симпатию и увлеченность ее персоной, а проще говоря, как искушение - поправил умудренный опытом мужчина.  – А я вот, розы выбрал, универсально и просто! Да и мне-то все одно хоть какой букет преподнеси, с меня чего взять, стар уже для гламурных дел, а ты вот, мужчина в самом соку, так сказать! Да еще и один заявился…

Матвеич хитро подмигнул и кивнул в сторону шоколадного фонтана.

- Вон она, фея наша, идем, поздравим сразу, а то потом окружат ее, не подберемся, будем с букетами своими весь вечер коротать.

Миша мысленно благодарил судьбу, что коллега вызвался составить ему компанию и направился вслед за ним. 

Инга Витальевна на самом деле была ослепительна, будто фея из сказки. Длинное, облегающее стройную фигуру платье в пол, из ярко синего бархата, такие же бархатные туфли на высоком каблучке, высокая прическа, украшенная мелкими лилиями. Внутри поднялся шквал непонятных, неведомых ранее чувств. Скорее всего, Илья Матвеевич был прав. И букет Михаил покупал подсознательно именно с этой самой целью… Искушение…

  Он не заметил, как Матвеич начал дергать его за рукав. Вырвавшись наконец из размышлений, Михаил протянул букет Инге и кашлянув в кулак, тихо сказал, не поднимая головы:

 - Поздравляю, Инга Витальевна! Пусть Ваше дело развивается и дальше. Желаю вам всех благ, здоровья и… любви!

- Спасибо, Михаил Алексеевич! Я очень тронута, правда, и не поверите, но лилии – мои любимые цветы, особенно нежно-кремовые. Спасибо и…  позвольте вам тоже пожелать благополучия и… любви! 

  В это время ее отвлекли и Михаил, воспользовавшись моментом, ускользнул в дальний угол, где пока еще было пусто. Присел у стола, на котором стояли столовые приборы, а официанты суетились вокруг, расставляя холодные закуски и напитки.

 - Добрый вечер! – услышал Михаил знакомый голос. На стул рядом с его, присела секретарша Инги, Роза.

- Добрый вечер, Роза! Шикарно выглядите! А вы почему одна?

- Ну… Потому что я одна… Нет пока рядом того счастливца, - кокетливо улыбнулась девушка, а щеки ее вспыхнули в этот момент.

- Такая девушка не должна быть одна! Это же просто преступление. Вы непременно встретите свою вторую половинку, иначе быть не может…

Она спрятала взгляд под ресницами, и Миша понял, что не просто так она к нему подсела и что зря он завязал с ней этот разговор.

Он вдруг подумал: Почему… Почему со всеми женщинами в коллективе, да и вообще, везде и всегда он общается просто и легко. Свободно делает им комплименты, открыто задает вопросы, отвечает сам, а с Ингой Витальевной ведет себя как первоклашка перед строгой училкой. Почему… И дело вовсе тут не в том, что она начальница, а он лишь один и многих… Нет! Были и раньше в коллективах женщины руководители, с которыми его общение было таким же простым, как с другими коллегами, а тут совсем другое дело… Сердце екнуло от мыслей о ней, и он решил продолжить разговор с Розой.

Словно поняв его намерения, девушка поправила юбку и спросила:

- А вы почему один? Такой мужчина тоже не имеет права на одиночество. Не поверю, что у вас нет жены или подруги…

- Вы правы, Роза, я женат, но… К сожалению, не получилось пригласить с собой жену… Она… На отдыхе…

- Понятно, - едва сумев спрятать растерянность, ответила девушка и тут же встрепенулась, - Тогда, может, составим друг другу компанию на этот вечер?

Мужчина сконфузился и неуверенно кивнул.

Гости собирались, потихоньку начинала играть музыка и когда все места за огромным столом были заняты, в зале погас свет, засветились разноцветные яркие гирлянды, любимый многими певец спел ностальгическую песню и дело взял в свои руки ведущий. Потом слово предоставили основателю и владельцу компании, Инге Витальевне. Она говорила что-то, но Михаил настолько был поглощен ее очарованием, что совсем не вдавался в суть слов. Инга поздравляла коллектив, благодарила, говорила, что только вместе они добились успеха, а потом все поздравляли друг друга, пили шампанское, ели деликатесы и разговаривали.

  А когда заиграла мелодия одной известной песни, под которую обычно пары медленно двигались в объятьях друг друга, Роза протянула руку, приглашая Мишу на танец.

 Мужчина встал со стула и, замешкавшись, не знал, как бы тактично отказать, но заметив, что Инга уже танцует с партнером из Казахстана, уверенно принял руку девушки и направился вслед за ней в центр зала. Медленные плавные движения незаметно приблизили Мишу и Розу к Инге. Ее партнер оценивающе скользнул взглядом по Розе и, отпустив из объятий Ингу, извинился перед ней и попросил у Миши позволения продолжить танец с его партнершей. Миша согласно кивнул и передал руку Розы мужчине. А сам сделал шаг к Инге и, очутившись рядом с ней, до неприличия близко, протянул руку и вымолвил с большим трудом:

- Разрешите пригласить!

Женщина улыбнулась неповторимой улыбкой и положила ему на плечи руки, дрожь от которых расходилась по всему телу, а от соблазнительного аромата ее духов, закружилась голова. Миша понял в тот момент, что пропал, что теперь не сможет уже жить спокойно, спать, дышать вдали от этой до безумия прекрасной женщины. А заметив на себе ее взгляд и заглянув в печальные зеленые глаза, и вовсе потерял контроль.

-  Вы очень красивая… Очень! В жизни не встречал очаровательнее женщины, чем вы. Простите мне мое нахальство, но позвольте просить у вас еще один танец.

Инга улыбнулась и, проведя дрожащей рукой по его спине, слегка склонилась и шепнула возле самого уха:

- А давайте, еще не один!

 Вечер промчался как в бреду. Михаил отдавал себе отчет, что одурманен, что попал в те самые сети, из которых выбраться уже вряд ли получится, но ничего не мог с собой поделать. Устоять столь требовательному влечению не получалось. Уж слишком долго он жил в этих безумных фантазиях, чтобы так просто отступить от их воплощения, когда настал тот самый трогательный, долгожданный, уносящий к облакам, момент.

Когда все стали потихоньку расходиться, а музыка играла уже только из колонок, Михаил заметил, что Инга занята разговором с гостями. Он вдруг встрепенулся, и схватившись за голову, решил сбежать.

« Нет! Нельзя! Регина ждет меня! Я не должен!»

«Ждет ли она тебя» - его сознание как будто раскололось надвое.

В голове перекликались мысли, противоречащие одна другой, а сердце колотилось так, словно пыталось вырваться наружу.

Миша взял со стола фужер шампанского и, выпив его залпом, уверенно поднялся и направился к выходу. Машину вести самому было нельзя. Слишком много шампанского было выпито, а вызывать такси пока не решался.

- Миша, - услышал за спиной чарующий приятный голос, словно блестками расспыпавшийся в воздухе, и замер, не решаясь оглянуться.

«Миша!» - эхом пронеслось в ушах, и все сомнения рухнули в тоже мгновенье.

- Миша, - повторила Инга, - для всех припозднившихся заказано такси. С минуты на минуту должны подъехать. Тебе в какую сторону?

«Миша»… «Тебе»… Нет, он, конечно, понимал, что фейерверк эмоций, излишне выпитое шампанское давали о себе знать и уже завтра женщина не вспомнит, что позволяла себе нарушить дистанцию, но ему хотелось получить все сполна. Ему хотелось слышать еще и еще ее голос, так нежно обращающийся к нему.

- Мне… А может, погуляем?

Сказал и чуть сквозь землю не провалился после этих слов. Но Инга не заставила долго мучиться.

- Отличная идея! Сто лет не гуляла. Давай!

Она направилась вдоль озера, а он пошел рядом с ней. Инга несла в руках букет нежных лилий, который будто бы напоминал мужчине о своем предназначении – искушение…

Его не могло не радовать, что все подаренные ей цветы она отдала женщинам из коллектива, и лишь его букет оставила себе. «Конечно, это ведь ее любимые цветы», - пытался унять свой пыл мужчина, но ее взгляд, обращенный на него с невероятным притяжением, сказал иное – этот букет она оставила, потому что именно он его подарил.

- Миш, а почему ты пришел без супруги? – спросила вдруг Инга, и остановившись, повернулась к нему.

А он тонул в ее глазах и не мог ей врать.

- Давай, присядем, - указал он на лавочку под старой ивой.

Инга молча направилась к ней.

Михаил снял пиджак, заботливо накинул его женщине на плечи и присел рядом.

- Я не мог прийти с женой. Регина… Она… Больна, - он немного помолчал и добавил с сожалением, - Душевно… Несколько лет назад она перенесла сильное потрясение, мы потеряли ребенка, который должен был вот-вот родиться, который был долгожданным и желанным и теперь она не может жить полноценно…

- Мне очень жаль, - понимающе кивнула Инга и положила ладонь на его руку, - Прости, я не знала…

- Не извиняйся, - ответил он и взяв ее руки в свои ладони, поднес их к губам, - Ты вся дрожишь… Замерзла?

- Есть немного, - улыбнулась женщина и эта ее искренняя, нежная и до невозможности манящая улыбка, заставила лишиться разума. Он ловким движением поднял ее, усадил к себе на колени и крепко прижал, пытаясь согреть.

А она не сопротивлялась, и также страстно отдалась в его объятья, за которыми последовал долгий жаркий поцелуй.

  - Нет, так нельзя, - словно оправившись от чар дурмана, прошептала Инга, - нельзя… ты несвободен, я…

Она замолчала.

- Что ты? Что ты? – настаивал Михаил.

- Я… Нет… Нельзя…

Она освободилась из его объятий, дрожа, как листик на ветру и сняв с плеч пиджак, протянула ему.

- Миша, прости, пожалуйста, давай, забудем эту ночь… Я не хочу становиться разлучницей. Ты прости…

Она быстро зашагала прочь, но Михаил догнал ее.

- Позволь хотя бы проводить тебя. Я не могу допустить, чтобы женщина ночью оставалась одна.

- Я всегда одна, не только ночью, - с горечью ответила она, но возражать не стала. – Проводи меня до машины, алкоголь уже весь выветрился, да и дороги пусты в это время.

- А может, я тебя до дома довезу?

- Нет, не нужно, я сама… Я привыкла.. Мишенька…

Она остановилась, повернулась к нему и хотела броситься в его сильные объятья, это было видно, но в тоже мгновенье - снова развернулась и зашагала к машине, - Прости… Забудь о том, что было…