Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В свои двадцать пять Марина была девушкой одинокой и еще ни разу не встречалась с парнями. Ей всегда казалось, что на такую как она, ни один мужчина не посмотрит. Она считала, что им интересна лишь внешность, поэтому с ее красивой душой, ей в одиночестве сидеть, и в старых девах оставаться.

Не любила она выделяться, ей нравилось быть серой мышкой неприметной. Одевалась посредственно, косметикой не пользовалась, с работы сразу ехала домой на своей старенькой ОКЕ, да и работала в чисто женском коллективе.

Дома она любила долгими вечерами читать, усевшись на широкий подоконник в своей однёшке на последнем этаже.

Любовалась звездами перед сном и мечтала. И однажды домечталась до того, что в дверь начали настойчиво стучать, звонить и послышались угрожающие голоса.

Марина спрыгнула с подоконника и поспешила в прихожую, но в коридоре уже все поняла. Она забыла, что в ванную набиралась вода и уже весь пол был залит.

СЛУШАТЬ АУДИО ВЕРСИЮ РОМАНА МОЖНО ЗДЕСЬ

Открыв дверь, она принялась извиняться и объяснять, обещать, что покроет все расходы.

- Пожалуйста, тетя Света, не кричите, - пыталась она успокоить неугомонную соседку снизу.

- Не кричать? Да я тебя засужу, я тебя…

Из двери напротив вышел пожилой Иван Николаевич и, увидев ситуацию, вмешался в разговор.

- Вы бы, милочка, кран перекрыли поскорее, да бросились воду собирать, чтобы ущерб свести к минимальному, а то ведь…

Он покачал головой, зная, что Светлана Нестеровна теперь все соки выпьет с девушки, спокойно жить не даст и весь ремонт, который ей пора бы было сделать лет десяток назад, за ее счет организует.

- Да, спасибо, - Марина бросилась в ванную, закрыла кран и принялась собирать с пола воду.

Казалось, что вода прибывает снова и снова, и только через час последствия потопа были устранены и Марина, собравшись с духом, спустилась этажом ниже и позвонила в дверь.

- Теть Свет, давайте, может, помогу?

- Поможет она, ишь ты, тебя б ждала помогать. Убрала уже все, спи иди. Вот завтра мастера вызову ущерб оценить, тогда и придешь.

Марина кивнула и, пожелав спокойной ночи, отравилась к себе.

Ванную принять после перенесенного стресса уже не решилась. Искупалась под душем и отправилась в постель. Но уснуть не удавалось.

«Хорошо, что завтра выходной», - подумала Марина и снова погрузилась в радужные мечты. Улыбнувшись тому, что все обошлось более-менее благополучно, она мысленно пожелала соседке душевного спокойствия, крепкого здоровья, счастья в личной жизни  и только после этого уснула.

Утром разбудил дверной звонок. На площадке переминалась с ноги на ногу Светлана Нестеровна, и нервно нажимала на кнопку, расположенную рядом с дверью.

Марина шумно выдохнула и открыла дверь:

- Доброе утро, теть Света! – поприветствовала девушка, дружелюбно улыбнувшись.

- Если оно доброе, - проворчала женщина, - идем ко мне, мастер пришел, будет расходы считать, так что готовься, - угрожающе кивнула она.

Марина сунула ноги в тапочки и, забыв, что она в пижаме, отправилась вслед за соседкой.

У двери Светланы Нестеровны стоял высокий импозантный мужчина лет тридцати пяти.

Соседка открыла дверь и пригласила войти. Мужчина вошел первым, осторожно озираясь по сторонам, переводя взгляд с зашарпанных стен на порванный местами линолеум.

 

Ремонта эта квартира требовала, по всей видимости, уже давно. Марина подумала, что дорогим нанесенный ее потопом ущерб вряд ли будет, и это ее утешало.

Мужчина вошел в ванную и принялся светить ярким фонарем на потолок.

Штукатурка набухла и грозилась вот-вот отвалиться.

Мастер внимательно все осмотрел и повернулся к хозяйке.

- Ну что сказать, вода лишь помогла начать рушиться тем местам, которые и такие давно были ветхими. Вам бы, по-хорошему, давно следовало заняться ремонтом.

- Да, конечно, говорить то легко, а когда денег нет, не до ремонтов. Если б не злыдня эта, - искоса глянула она на Марину, - еще б век простояло все. А теперь еще и грязюку разводить придется, а потом убирать еще все.

- Вы не беспокойтесь, - виновато прошептала девушка, - уборку после ремонта я могу на себя взять.

- Конечно, возьмешь, - надменно усмехнулась женщина, не я ж, старуха, лазить буду тут с тряпкой. Ты виновница, ты и убирай! И слушай вот, чего человек скажет, сколько денег тебе готовить придется.

- Я думаю, что сможем обойтись по минимуму.

- А ты не думай, мил человек, делай как надо, на совесть, материалы хорошие считай! – возразила хозяйка.

- Ну, хорошо, мне нужно смету составить, но это мы уже, я так понимаю, с девушкой обсудим. Верно? – обратился он к Марине.

Та молча кивала головой.

- Ну, тогда идемте, я до завтра все рассчитаю и Вам сообщу. Контакты мне свои оставьте.

- Хорошо, - смущенно ответила девушка и, пожелав соседке хорошего дня, вышла из квартиры.

- Ох, - продолжил начатый разговор уже на площадке мужчина. Вам, конечно, не позавидуешь. За ваш счет сейчас ремонт сделают, который уже давно напрашивался.

- Что поделать, сама виновата, - пожала плечами Марина, - ну, жду ваших расчетов, до свидания, - она побежала вверх по лестнице, а мужчина нажал на кнопку вызова лифта:

- До завтра!

На следующий день, вернувшись с работы и еще не успев переодеться, Марина услышала звонок в дверь. На пороге стоял мастер.

- Я по поводу ремонта вашей соседки, - пояснил он.

- Да я поняла, - пройдете? – спросила девушка, в надежде, что он откажется.

- Не откажусь! – вежливо улыбнулся он, - на пороге как то не совсем удобно на такие темы говорить.

- Ну да, наверное. Вы на кухню пройдите, составьте мне компанию чаю выпить, а то у меня с утра маковой росинки во рту не было. Завал на работе, без обеда сегодня.

- Понимаю, - кивнул мужчина и присел у стола. – Только мне кофе, если можно, покрепче.

Выпив кофе, мужчина смущенно кашлянул:

- Простите, забыл представиться, - Андрей! А Вас как зовут?

- Марина!

- Очень приятно, Марина, вот смета,  - он протянул ей листок. Это я по самому минимуму посчитал. Материалы простецкие выбрал, ну понимаю ведь, что ущерб, как таковой, там явно ниже, а женщина решила воспользоваться по полной.

- Это по минимуму? – Марина с грустью посмотрела на Андрея, - у меня даже и нет такой суммы. Третья часть наберется в накоплениях, а остальное… Ну, не брать же мне кредит теперь?! – она чуть было не расплакалась и заметив подрагивающие веки, мужчина поспешил утешить.

- А знаете, Марина, я могу вам такой вариант предложить, - вы оплатите только за материалы, а работу я бесплатно сделаю.

- Это как же? – непонимающе спросила она.

- Ну, я сам себе хозяин, работаю на себя, поэтому могу вам сделать такое вот приятное одолжение.

- Ну, я не знаю даже… Как-то… Не знаю…

- Соглашайтесь! А вы мне приятное сделаете в ответ – сходите со мной куда-нибудь. Куда сами пожелаете.

- В театр?! – вопросительно взглянула на него Марина.

- Почему бы нет? Пятого числа москвичи приезжают. Отличный спектакль будет! Давайте  в театр!

Теперь Марина много думала об этом мужчине. Довольно привлекательный, галантный. Конечно, у нее не было опыта общения с мужчинами настолько близко, но Андрей ей показался человеком серьезным и ответственным. Хотя, где то в глубине души червячок сомнений все же беспокоил, но девушка считала это всего лишь страхом перед неизвестностью.

Теперь Андрей заходил к Марине по вечерам, возвращаясь после ремонтных работ от соседки. А когда ванная комната тети Светы была готова, Андрей пригласил Марину посидеть в кафе, отметить, так сказать, маленькую общую победу.

Девушка надела новую юбку со своей лучшей блузкой, нанесла легкий макияж, хоть и с трудом ей это далось без опыта, и даже воспользовалась плойкой, чтобы сделать прическу попышнее.

- Вот это чудо перемен! – удивился Андрей, когда Марина вышла из подъезда, - Вас не узнать, хотя признаюсь честно, вы и без макияжа и прически великолепно выглядите всегда.

Марина покраснела и, взяв спутника под руку, прошла к его автомобилю.

- Прошу! – открыл он переднюю пассажирскую дверцу и помог Марине удобно расположиться в кресле, затем захлопнул дверь и занял водительское место.

- Есть какие-то предпочтения? – спросил он, включив попутно тихую мелодию.

- Нет, я не привередливая, - ответила Марина и заметно смутилась.

 - Ну, тогда позвольте выбор оставить за собой и да, может уже на «ты» перейдем?

- Да, конечно, я не против, - кивнула девушка и отвернулась к окну.

Вечер прошел как во сне. После ужина Андрей предложил прогуляться по Набережной и весь вечер ни разговаривали на разные темы. Мужчина оказался интересным собеседником, и Марина не заметила, как пролетело время.

- Очень было приятно пообщаться, - сказал Андрей, проводив Марину до двери, и поцеловал ее руку.

Она оценила и этот поступок и не могла не заметить, что он понемногу начинает ей нравиться. Не так, чтобы голова шла кругом, но что-то в нем определенно было.

- Завтра встретимся? – спросил Андрей, глядя таким пронизывающим взглядом, что ответить она не смогла, а лишь кивнула молча и почувствовала, как к щекам прилил густой выдающий эмоции, которые она старалась скрыть, румянец.

- Спасибо за вечер, - Андрей уже развернулся, чтобы уйти, когда Марина тихо прошептала:

- И тебе…

Отношения развивались очень стремительно, и уже через месяц Андрей пришел к Марине с огромным букетом и с порога сообщил:

- Марина, я так больше не могу! Давай жить вместе?! Стань моей женой?

Девушка молча приняла букет и совсем не зная, как поступить, что ответить и как вообще понимать его слова, пригласила пройти на кухню.

- Я сегодня ужин приготовила… Почти что праздничный… Захотелось тебя порадовать.

- Ну вот, видишь, даже ужин у нас праздничный. Но ты мне не ответила словом «да»?! Ты согласна? – настаивал он.

- Хорошо! Только я немного подумаю, - ответила Марина, еле заметно улыбнувшись. Понимала она, что слишком быстро все происходит, но он так умело расположил ее к себе, что упустить единственный шанс и снова остаться одной, ей было теперь уже страшно.

- Подумай, - одобрительно кивнул он и поцеловал ее в затылок, - только недолго. Как только ты согласишься, я готов сразу же к тебе переехать!

- Сразу? – испуганно встрепенулась Марина, - а… Свадьба… Время на подготовку?!

- Малыш.., - Андрей взял ее за руку, привлек к себе и осторожно усадил на колени, нежно поглаживая ее волосы. – Тут такая ситуация… Я не хочу тебя обманывать и сразу расскажу. В общем, у меня в паспорте штамп о браке стоит. Фиктивный! – сразу добавил он, заметив, как Марина начала волноваться, - видишь ли, у меня есть знакомая семья… У них дом под снос сейчас готовят, но уже заранее известно было и Люда попросила заключить с ней фиктивный брак и прописаться в их дом, ну, чтобы им жилплощадь в новом доме больше получить. А как только все будет готово, мы с ней сразу разведемся…

- Да??? Удивилась Марина, - такое разве бывает?

- Да конечно! – заметив, что она уже почти поверила, оживился Андрей и продолжил, - я бы тебя даже с ней познакомил, но она в другой город уехала, на повышение квалификации. Как только вернется, непременно съездим в гости! Ну и как только я получу развод от Люды, мы с тобой и свадьбу сыграем и распишемся! Ну, поверь, ты для меня очень-очень дорога. Я впервые смог так вот быстро и так всерьез полюбить. Веришь мне?

Он пристально посмотрел ей в глаза и сжал ее ладонь в своей руке.

- Верю, - кивнула Марина, - ну идем ужинать! А то остынет все!

Когда Андрей привез к Марине сумку со своими вещами, то те малейшие сомнения, которые все еще оставались, развеялись. Он не давал повода усомниться в его честности.

Все вечера и выходные они проводили вместе.

По утрам он готовил ей кофе и приносил завтрак в постель. Часто дарил букеты, приглашал в кафе, делал приятные сюрпризы, и от такого нежданно свалившегося счастья, голова шла кругом.

Марина опомниться не успела, как узнала, что скоро станет мамой. Это ее немного пугало, потому что она представить не могла, как отреагирует Андрей. Она и без того боялась, что он уйдет, ведь в паспорте у него стоит штамп о браке с другой женщиной. А тут и вовсе паника взяла в свой плен.

Марина то и дело ходила из угла в угол, а Андрей как назло впервые за все время задержался. Нет, он позвонил, предупредил, что осталось доделать совсем немного, и он хочет завершить ремонт в этой квартире именно сегодня, потому что уже на завтра есть новые заказчики, которых потерять ему бы не хотелось.

И вот, наконец-то поворот ключа, звук открывшейся двери и запах лилий, резко ворвавшийся в квартиру.

Марина с улыбкой приняла букет и загадочно посмотрела на Андрея.

- Запах из кухни сообщает мне о том, что ужин сегодня необычный. Есть повод? – поинтересовался он.

- Да! Мой руки и к столу!

Марина старалась унять дрожь в голосе, но ничего не выходило.

Андрей вернулся очень быстро и, войдя в кухню, удивленно посмотрел на хозяйку:

- Какое чудо!  - восхищенно похвалил, разглядывая блюда на столе.

Он присел напротив Марины и напомнил о поводе:

- Рассказывай!

- Я беременна! – торжественно сообщила она.

- Что? – Андрей потер виски, запустил ладонь в свою пышную шевелюру и, склонившись, обхватил голову руками и шумно выдохнул.

- Ты… Не рад? – еле сдерживая слезы, прошептала Марина.

- Рад, конечно рад, ты что!

Он поднялся на ноги и крепко обнял Марину, принялся ее целовать, - ты представить себе не можешь, какое это счастье! Я мечтал об этом! И я… рад!

С этой минуты Андрей буквально сдувал с нее пылинки. Сам мыл посуду, сам ходил в магазин. Сопровождал Марину на прогулках и на осмотры к врачу, интересовался анализами и общим состоянием будущей мамочки, каждый день приносил свежие фрукты. В общем, такой заботе можно было только позавидовать.

Казалось бы, живи и радуйся, но Марину почему-то не покидало чувство страха, что все это не может быть правдой.

Время пролетело незаметно. И вот, наступил тот самый момент, которого ждут с нетерпением, а когда он наступает, хочется еще хоть ненадолго все отсрочить.

Андрей уже несколько дней не уезжал на работу, чтобы быть рядом с Мариной в самый ответственный момент.

Разбудил в то утро крик из ванной:

- Все, началось, Андрюшка, звони в «скорую»! Скорееее…

Мужчина вскочил с кровати и, стараясь прийти в себя, начал метаться по комнате в поисках телефона, который лежал на прикроватной тумбочке.

Повторный крик помог сообразить:

- Да, да, звоню! – схватил он телефон и, набирая номер на ходу, поспешил к ванной комнате.

Марина испуганно смотрела на него, не в силах пошевелиться.

Сообщив адрес девушке, ответившей на его звонок, он помог Марине выбраться из ванной, проводил ее в комнату и помог переодеться.

- Мне страшно, Андрей, какое-то тяжелое предчувствие… Я боюсь…

- Не бойся, скоро все закончится, - натянуто улыбнулся он и добавил странным тоном, - ВСЁ!

Марина чувствовала в груди какой-то неприятный сдавливающий ком, ей хотелось сейчас услышать слова поддержки, ощутить тепло рук Андрея, но от его внезапно изменившегося поведения повеяло тревожным холодком.

Врач приехал очень быстро. Выяснив, что воды уже отошли, она наскоро заполнила все бумаги и велела быстренько выходить к машине.

Андрей взял сумку, и придерживая Марину под руку, отправился с ней вслед за врачом.

- Мне страшно, Андрей, - не переставая твердила Марина, а он молча смотрел в окно, думая о чем-то своем.

Доехав очень быстро до родильного дома, Марина посмотрела в глаза Андрею и не заметила в них того блеска, который был когда-то, он казался ей чужим, далеким и потерянным…

- Ну, давай, держись молодцом, чтобы малыша здоровенького родила. Я в тебя верю, - неуклюже чмокнув ее в щеку, Андрей сделал шаг назад, затем развернулся и вышел на улицу, когда Марину пригласили пройти в приемный покой.

Тянущая боль внизу живота не создавала такого дискомфорта, как безразличие Андрея. Его словно подменили… Марина пыталась найти для него оправдание, но не находила.

Резкая боль стянула вдруг живот, женщина ухватилась за него руками и закричала.

- Не нужно кричать, - медсестра пригласила ее перейти в другую палату.

Придерживая живот и кусая губы в кровь, чтоб снова не крикнуть от боли еле передвигая ноги, Марина поплелась за ней по длинному коридору.

В голове кружились мысли об Андрее, о малыше, о дикой боли, путающей сознание.

Расположившись в кресле, Марина снова не смогла сдержать крик.

Врачи уже собрались вокруг, когда она почувствовала, что все началось…

Пожилая медсестра, стоявшая слева, держала ее за руку и тихо приговаривала:

- Все будет хорошо!

- Тужься, - кричала акушерка и, выглядывая из-под очков, обращалась к врачу:

- Почему в карте не было указано, что предлежание тазовое?

- Не знаю, - пожал тот плечами и подошел ближе.

- Тужься, - кричала акушерка, - помогай ребенку, если потерять не хочешь.

Марина строго выполняла все указания, но чувствовала, что силы начинают покидать.

- Тужься, - кричала акушерка, - да что мне с тобой делать?! Тащи простынь срочно, - обратилась она к санитарке.

- Эпизиотомию делаем! – крикнул врач.

Медсестра резко повернулась к стойке с инструментами и подала ему что-то блестящее. О чем шла речь, Марина совсем не понимала, и только испытав ужасно неприятные ощущения, и внезапную боль поняла, что ей как будто сделали разрез тупыми ножницами.

Медсестра скрутила простынь и, положив ее на живот, принялась, как будто выдавливать ребенка из матери.

А акушерка продолжала кричать:

- Тужься, мать твою, ребенка потеряешь!

Марина собрала все оставшиеся силы, подняла голову и с криком постаралась сделать то, о чем ее просили.

- Будем кесарить! – громко сказал врач,  - анастезию срочно!

Подошел мужчина в белом халате и, задав Марине пару вопросов, ввел в вену лекарство.

Ее переложили на каталку и бегом куда-то повезли.

Анастезиолог бежал рядом и на ходу говорил четко и требовательно:

- Считайте вслух громко… медленно… до десяти…

Марина увидела свет огромным лам, досчитала до семи и больше ничего уже не помнила.

Очнулась в палате. Живот тянуло от нестерпимой боли, в руке торчали иглы, через которые в вену капала прозрачная жидкость. Было холодно и очень хотелось пить.

Марина провела рукой по животу и поняла, что малыша там больше нет, значит, он родился, значит, она стала мамой!

Палата, судя по всем, была реанимационной. Большой флакон с лекарством был еще полным, значит, поставили совсем недавно. Значит, в ближайшее время к ней, наверняка никто и не заглянет.

Марина попыталась крикнуть, позвать кого-нибудь, но в горле пересохло, и она смогла проговорить и слова.

Она закрыла глаза и принялась мечтать. На УЗИ ей говорили, что будет мальчик, но заранее имя для него выбирать они с Андреем не стали, как и не стали покупать заранее вещи для малыша. Андрей был очень суеверным и говорил, что заранее нельзя…

«Наверное, он уже знает, что сын родился и уже бегает, наверняка, по магазинам в поисках коляски и пеленок с распашонками» - подумала Марина и улыбнулась уголками пересохших губ.

Из мечтаний вывел противный скрип двери и в палату вошла медсестра.

- Проснулись? – недовольно спросила она и, поменяв бутылки на штативе, направилась к выходу.

- А кто у меня родился? - спросила радостно Марина, - где мой ребенок? Как он? Когда я смогу его увидеть? А кормить его я смогу… здесь?

Марина шептала и женщина даже не все смогла разобрать, поэтому ответила универсально:

- Я ничего не знаю, переведут в палату, там доктор все вам и расскажет, а сейчас пока реанимация…

Марина понимающе кивнула и решила терпеливо ждать.

Утром в палату вошла все та же медсестра и сообщила, что к обеду женщину переведут уже в палату.

Я пить хочу очень, - попросила Марина.

- Пока нельзя, - медсестра смочила под краном вату и сделала несколько движений, слегка смочив Марине губы, - только так. В палате лечащий врач уже решит, что можно что нет и даст все указания. А пока потерпите немного.

Марина не могла дождаться этого ответственного момента. Но когда он наступил, захотела вернуть все назад, отмотать время как кинопленку и вернуться туда, где она совсем недавно была счастлива…

 - Ваш ребенок в реанимации, - сухо сообщил врач, войдя в палату сразу, как Марину туда перевели.

- Что с ним? – Марина попыталась подняться, но врач строго запретил:

- Семь дней вам нельзя сидеть. Только стоять или лежать, ходить крайне не рекомендуется, только по необходимости. У вас швы...

Марина не дала ему договорить:

- Да плевать на швы, что с моим сыном?

- Роды были тяжелые, как вы сами знаете, пошли осложнения. Малыш запутался в пуповине, было кислородное голодание. Сейчас он находится под аппаратом искусственной вентиляции легких. Прогнозы никакие делать не могу.

- Я хочу его увидеть?! – Марина не понимала, почему у нее нет слез. Она чувствовала, как душа рыдает, как вопит, как рвется наружу эта нестерпимая боль, а слез нет и от этого еще больнее.

- Как только появится возможность, навестите непременно, а пока нет, нельзя. Позаботьтесь пока о себе, потому что в скором времени малышу может понадобиться ваше молоко. Старайтесь сцеживать.

Марина закивала, услышав хоть какие-то слова утешения.

Она заметила на полу рядом с тумбочкой пакет со своими вещами и нашла в нем телефон. Подключила и набрала номер Андрея, но абонент был недоступен.

Марина не понимала, почему Андрей такое допустил. Он ведь должен был понимать, что ей сейчас необходима его помощь, его поддержка, его теплые слова. Он должен знать, что с их ребенком, должен быть на связи…

«А может, он считает меня виноватой?» - мелькнула мысль. «Но так и есть, это я во всем виновата, я не смогла родить нормально! Я причиняю боль и страдания собственному сыну! Только я всему виной! Андрей старался сделать все, чтобы мне и малышу было комфортно, а я все испортила. Все!»

Она вдруг вспомнила, как дома, вчера Андрей сказал тоже самое слово «Скоро все закончится… ВСЕ!»

Что он имел в виду, для женщины вдруг стало любопытной загадкой. Больше всего на свете Марине хотелось сейчас разрыдаться, излить всю печаль тоску подушке, но слезы словно высохли все, как ни старалась и слезинку проронить не удалось, а вот внутри творилось что-то странное.

«Надо же, дите на волоске висит, а ей хоть бы хны, даже слезинку не пустила» - услышала Марина шепот соседки по палате, лежащей у окна.

«Да таких мамаш пруд пруди, зачем только рожают, если дети не нужны», - ответила ей вторая женщина, стоящая рядом.

«Вот-вот, и я про то же. Тут поест плохо, уже истерика, а у нее в реанимации, и дела нет. Толстокожая!»

Марина повернулась к стене, положила подушку на голову и, укутавшись в одеяло, принялась молить бога о том, чтобы сын ее выжил. Хотя молиться она даже не умела, но знала, есть Некто и Он непременно услышит ее, она была уверена, что услышит.

Время никогда еще не тянулось так медленно. Марина не могла дозвониться до Андрея, и теперь сомнений не оставалось – он обиделся и считает ее виноватой.

Через пару дней в палату вошел врач и пригласил Марину пройти с ним. Она почти бежала, в предвкушении того, что сыну стало легче, что она сможет наконец-то испытать счастье материнства и прижать его к своей груди.

Но доктор провел ее в кабинет и присев за свой стол, начал непростой разговор:

- Как назвали малыша? – задал он неожиданный вопрос.

- Я не знаю пока, - растерялась Марина, - мы пока не выбрали имя для сына…

- Нужно срочно решить этот вопрос, - настаивал врач. – Мальчику становится хуже. Завтра перевезем его в детскую больницу. Имя необходимо для документов.

Марина кивнула и пообещала, что утром даст ответ.

Она еще и еще набирала номер Андрея, но дозвониться так и не смогла. Решение нужно было принимать самой. «Андрей!» - решила Марина. «Пусть будет как папа, просто Андрей».

С этой мыслью она уснула, а рано утром ее разбудила санитарка и пригласила пройти в кабинет дежурного врача.

Женщина в белом халате стояла у окна и с сочувствием молча смотрела на Марину. В этом взгляде читалось только одно – трагедия!

- Вввсёоо? – дрожащим голосом спросила Марина.

Врач положительно кивнула.

- Вы будете его хоронить?

Вопрос показался Марине кощунственным:

- А разве можно иначе? – резко спросила она, чувствуя, как внутри закипает ярость.

- Всякое бывает, - развела она руками, - тогда сейчас выпишу документы, только до двенадцати успейте забрать. Имя мальчика?

- Андрей! Андрей Андреевич! – четко ответила Марина.

Она, не переставая звонила отцу малыша, но он не отвечал, или не хотел, или… Марина не знала, что ей делать теперь, как все организовать, как жить дальше, она не знала.

Она стояла в коридоре у раскрытой настежь двери и безмолвно рыдала без слез, но рев души прорывался наружу. Плечи вздрагивали, нижняя губа тряслась.

- Идем, присядь, повела ее к скамейке седая санитарка. – Попей, - протянула она стакан с водой, - и поплачь, поплачь, не держи в себе, хуже будет! Поплачь!

- Я не знаю, как быть. Что мне делать? Я ведь одна совсем… Как похоронить не знаю, где…

- Так ты в бюро специальное позвони, - посоветовала женщина, - у нас не так давно соседи бабушку старушку хоронили, так там сказали, все организуют сами. Только заплати.

- А вы могли подсказать номер? – прошептала Марина, подняв на нее затуманенные глаза.

- Погоди, сейчас позвоню соседке. Погоди… - кивала та в ответ.

Дальше все было словно в бреду.

Дома Марину ждал еще один удар. Вещей Андрея не было в шкафах, а в кухне на столе лежала записка:

«Меня не ищи. Я ушел навсегда. Ничего у нас с тобой не выйдет. Ты никчемная, во всех отношениях. Даже родить нормально не смогла...»

Последние слова ранили больнее всего, полоснули острым лезвием по свежей ране.

Марина открыла бар, где Андрей хранил спиртные напитки, налила полный стакан коньяка, выпила залпом, и через пару минут слезы хлынули из глаз, словно прорвав надежную плотину…

Она плюхнулась на диван и очень скоро уснула в забытьи.

Проснулась женщина на следующий день с тупой головной болью. Она пыталась восстановить в памяти последние события, но ничего не получалось мысли путались, заплетаясь одна за другую, сбивались, виски сжимало словно тисками и очень хотелось пить.

Приподнявшись, она заметила на тумбочке записку и, уткнувшись лицом в подушку, дала волю накопившимся эмоциям.

Марина больше суток пролежала вот так, корчась от душевной боли, страданий, разрывающих душу и неуёмной тоски.

Она засыпала, просыпалась, снова плакала, кричала, приглушая крики подушкой, и не знала совершенно, сколько времени так провела.

А поднявшись на ноги, она подошла к окну, открыла шторы и, увидев детишек, играющих на детской площадке, резким движением задернула шторы обратно и, вернувшись на диван, продолжила тихо страдать.

Мыслей не было, только горечь, заполнившая всю ее без остатка, только боль, нестерпимая тупая боль…

Однажды, собравшись с духом, Марина выбралась из-под одеяла, собралась и поехала на кладбище.

Теперь почти все время она проводила здесь. Целый год. Она скромно жила весь этот год на деньги, вырученные с продажи ОКИ, а теперь, когда деньги закончились, ей нужно было заняться поисками работы. И еще, она решила обменять свою квартиру, все еще хранящую в себе тяжелые воспоминания.

Вариант нашла очень быстро. Ее квартирка хоть и была небольшой, но в центре, а ей предложили получше, большей площадью, с ремонтом, но в отдаленном районе города. Но женщину это не напрягало, лишь бы подальше от воспоминаний.

Работу удалось найти не сразу. А когда после очередного собеседования ей предложили неплохую должность с приличной оплатой, она без раздумий согласилась, хоть и непросто было добираться до места работы.

Теперь она ходила на могилу сына только в выходные. Но очень часто мальчик снился ей. Она четко видела его черты и во время сна, словно жила второй жизнью. Она видела первые зубки малыша, помогала ему делать первые шаги. Он был очень похож на нее в детстве. Просыпаться каждый раз было сложно, зато засыпала с радостью, в предвкушении новой встречи. Эти реальные четкие ярки сны помогали ей держаться, но очень хотелось, чтобы все это происходило в реальности.

Марина начала задумываться о том, чтобы взять малыша из детского дома, но она понимала, что одиночке сделать это будет очень не просто.

Однажды Марина припозднилась, на работе было много дел в конце месяца, и теперь ее автобус будет очень не скоро. Она решила пока зайти в магазин за продуктами, чтобы сэкономить время и, собрав необходимую корзину, и развернувшись, отправилась к кассе.

В это время из-за прилавка выскочил мужчина с бутылкой шампанского в руках и, столкнувшись с Мариной, выронил бутылку из рук.

Звон стекла,  всплеск содержимого и джинсы Марины облиты липкой жидкостью со специфическим запахом.

- Простите, - принялся извиняться мужчина, скрестив руки на груди, - поспешил….

Он медленно поднял взгляд на Марину и вдруг неожиданно засмеялся:

- Маринка, ты? Вот это встреча! Николаева?!

Марина внимательно посмотрела на мужчину, сощурилась, пытаясь что-то вспомнить и моментально покраснев, прошептала тихо:

- Сашка?

Мужчина радостно обнял ее и затараторил:

- Ну, слушай, я не знаю что сказать, безумно рад нашей встрече. Ты на машине?

Марина отрицательно покачала головой.

- Тогда поедем на моей! Поболтаем! Маринка! Только, подожди секунду, возьму все же шампанское.

Марина стояла на месте, не в силах сделать шаг.

Это был ее бывший одноклассник, который нравился ей с первого класса, а когда она в пятом классе поделилась своими переживаниями с подругой Ленкой, та сказала, что Сашка никогда на такую как Марина, не посмотрит, потом что он самый клевый, а Маринка ему вовсе не пара.

 

Марина тогда долго переживала, плакала по ночам, чтобы родители не слышали. Ее детское сердечко с трудом выносило эти взрослые страдания и с той поры она решила, что больше никогда не обратит внимание ни на одного мальчика, прекратила дружбу с Ленкой, потому что та постоянно старалась побольнее уколоть, а после, сама начала проявлять навязчивое внимание к Сашке.

Этого видеть Марина не могла и после седьмого класса, не в силах Сашку разлюбить, она уговорила родителей перевести ее в другую школу, без всяких уклонов, но ближе к дому. Стоило это больших усилий, но родители в итоге согласились.

В новой школе Марина вела себя обособленно. Так и стала она серой мышкой, не желающей заводить ни дружбу, ни отношения. Но вот забыть этого красивого мальчугана с глазами цвета моря никак не удавалось. И теперь, увидев его через столько лет настолько близко, из глубины души, словно пробудившийся вулкан, вырвались прежние чувства.

 - Позвольте, - недовольно обратилась к Марине уборщица, - мне осколки убрать надо.

Женщина встрепенулась и отошла в сторонку. В это время подоспел Саша.

- Ну что, идем? – он взял из ее рук корзинку и направился к кассе. – Маринка…

Он оглянулся с улыбкой, которая вызвала в ней предательскую дрожь.

Саша рассчитался на кассе за все покупки и дал знак рукой Марине, когда та достала из сумки кошелек:

- Не нужно, я сам…

Марина не могла возражать, она вообще не могла и слова произнести из-за спазма в горле, который возник на почве неожиданного стресса.

Уже в машине, когда Александр спросил, куда ее отвезти, она с трудом назвала свой адрес.

- Я бы очень хотел пригласить тебя куда-нибудь, но понимаю, что тебе нужно переодеться. Потом, наверное, муж тебя не отпустит… А так хочется с тобой поболтать… Марин, ты не представляешь, насколько я рад тебя видеть…

Он снова улыбнулся так восхищенно, что сердце женщины сжалось от нежности, от страсти, которая таилась где-то глубоко столько долгих лет и от любви, самой чистой, искренней и настоящей, первой и единственной.

- Я не замужем… - Марина повернулась в его сторону и улыбнулась нежно уголками губ.

- Серьезно?! Такая женщина и не замужем?! Но я безумно рад. Ну, в смысле, рад тому, что ты, возможно, согласишься со мной провести вечер и поговорить? Марин, не откажись, тем более, есть повод. У меня сегодня день рожденья!

- Серьезно?

- Ну конечно!

Мужчина вытащил из-под козырька водительское удостоверение и протянул Марине:

- Вот, смотри!

- Ну, хорошо, тогда я мигом!

Марина вышла из машины, негромко хлопнув дверью и быстрым шагом пошла к своему подъезду.

Вернулась совершенно другим человеком. Успела нанести неброский макияж, распустила волосы, надела платье и сапоги на высоком каблуке, пальто, которое надевала всего пару раз.

Саша ждал на улице возле машины. Увидев, как она выходит из подъезда, несколько секунд постоял, не отводя от нее взгляда, а потом несмело пошел на встречу и, взяв под руку, помог дойти до машины.

Весна уже пыталась вступить в свои права, но по утрам и вечерам все еще было скользко.

- Куда предпочитаешь поехать? – спросил Александр. – В какой ресторан? Кухня, какая больше нравится?

- В ресторанах я никогда не была, если честно, мне по душе обычное кафе, привычнее. А кухня нравится китайская.

- Ну, хорошо, я знаю одно такое местечко. Уютно как в кафе и кухня подходящая. Едем?

- Едем!

- Слушай! – уже по пути неожиданно опомнился Александр, - прости, но я совсем не подумал. Я за рулем. Даже вина выпить не смогу, а бросать машину не хотелось бы там. Ты не станешь возражать, если мы возьмем ужин с собой и посидим у меня, в домашней обстановке, но не менее уютной, обещаю. Шампанское есть!

- Не знаю, - робко ответила Марина, - Ну-у-у… Хорошо! Давай так!

Выбрать блюда Саша попросил Марину, а когда пакет для них был собран, они отравились к нему домой.

Когда выехали за город, Марина заволновалась. И заметив, как она с опаской смотрит в окно, Саша поспешил успокоить:

- Я в Снегирях живу, пять минут от города.

Очень скоро подъехали к высокому забору, и Александр нажал на пульт. Ворота начали медленно открываться, и машина въехала в огромный двор.

Вдоль забора росли стройные туи, к дому вела красивая дорожка, освещенная яркими фонарями. А сам дом был построен в стиле модерн. Такие очень нравились Марине.

- Проходи, будь как дома, - пригласил Александр, пропуская Марину вперед. – Располагайся, а я сейчас, мигом!

Марина присела на мягкий диван в гостиной напротив камина и, оглядевшись по сторонам, остановила взгляд на луне, заглядывающий в панорамное окно.

Так хорошо Марина давно себя не чувствовала и задумавшись, вздрогнула, когда Саша вернулся, со столиком на колесах, на котором стояла посуда, все блюда из кафе и шампанское в ведерке со льдом. Александр прошел к камину и ловким движением разжег уже приготовленные в нем поленья, от треска которых на душе стало еще уютнее и теплее.

- Ну вот! Надеюсь, здесь тебе будет комфортно!

Он снова улыбнулся и присел напротив Марины.

Разложив по-хозяйски по тарелкам разные блюда, разлив шампанское по бокалам, он протянул один Марине:

- За нашу случайную встречу?

- За тебя!

Сделав пару глотков, Марина вытащила из сумочки и протянула Саше на вытянутой руке машинку.

- С днем рожденья!

- Боже мой, - не сумел он скрыть восторга, - это же мечта моего детства. Именно этой модели до сих пор не хватает в моей коллекции. Как ты?! Откуда ты знала? И где тебе удалось ее достать? Это же…

- Она хранится у меня с пятого класса. – Щеки Марины зарделись румянцем, - Я услышала однажды, с каким восторгом ты говорил об этом мальчишкам. Хотела сделать сюрприз, подарить тебе на 23 февраля, но не вышло… Мне отец помог ее достать, он ведь часто ездил за границу, и сейчас живут в Германии с мамой.

- Удивительно, - не мог поверить своим глазам и ушам Александр, - это на самом деле лучший подарок и очень неожиданный сюрприз, но… Почему не вышло, можешь мне сказать? И почему ты хотела сделать мне такой дорогой подарок?

Марина смутилась, и это сложно было не заметить. Саша добавил:

- Не отвечай, если не хочешь, но мне, правда, очень интересно знать. Я ведь был влюблен в тебя в школе, а мальчишки говорили, что такая как ты, никогда не обратит на меня внимание.

Марина посмотрела ему в глаза, впервые за все время, и выпила шампанское до дна.

- Я тоже влюблена в тебя… Была… И потому хотела сделать этот подарок, но Ленка отговорила, я тогда еще дружила с ней.

- Вот это откровения! Признаюсь, я не ожидал никак, и очень тронут! Марина, это мой лучший день рожденья! Сама судьба мне подарила эту встречу! А я никогда не верил в судьбу!

За ужином они без умолку болтали, вспоминая бывших одноклассников, учителей, походы, конкурсы, в одном из которых однажды победителями стали Саша и Марина.

- А ты почему не замужем? – неожиданно спросил Саша, глядя прямо в глаза.

- Не сложилось. Был горький опыт, но мы даже не расписались.

Марина горько выдохнула и, втянув побольше воздуха, рассказала свою историю.

- До сих пор простить себя не могу, что поддалась дешевому соблазну, но опыт получила, слишком дорогой… А ты.. Почему один, или…

Марина встрепенулась, ведь Саша ей не говорил, что одинок, а то, что в день рожденья без семьи, так это, всякое бывает. Сердце предательски екнуло.

«Такой мужчина не может быть одинок» - мелькнула мысль.

- А я тоже опыт получил. Год назад развелся. Теперь боюсь кому-то доверять. Подобная история. Я как-то все больше времени уделял карьере, не думал всерьез о семье. А тут она… Взяла инициативу в свои руки, а я не стал возражать. Прожили три года вместе. Потом она обвинила меня в бесплодии, и уехала с моим бывшим приятелем. Вот и все.

- Печально, - вздохнула Марина и сделала глоток шампанского.

- И банально…Ну ладно, не будем о грустном, - Поднялся на ноги Александр, и прошел к стоящему в углу на столике, ноутбуку. – Давай танцевать!

Он включил знакомую до боли мелодию, и Марина прикрыла лицо руками. Саша подошел и протянул ей руку:

Она встала и, положив в его руку ладонь, второй рукой обняла его за шею, а он обнял ее за талию.

- Помнишь?

Ну как она могла такое забыть…

В четвертом классе после последнего звонка родители организовали детям чаепитие. А учительница включила эту самую музыку. Многие одноклассники танцевали парами, а Марине так хотелось тоже потанцевать с Александром, но он сидел задумчиво в сторонке, а сама она подойти не решилась. Но эта песня постоянно напоминала ей тот момент, когда сердце билось в груди, как птенчик в силках  и сковывал панический страх от того, что целых три месяца она его не увидит. Вот и теперь, находясь так близко, чувствуя его дыхание, теплоту сильных рук, она испытывала страх, что больше не увидятся, что это сон.

- Я тогда так хотел пригласить тебя на танец, так завидовал смелым ребятам, но не смог побороть необъяснимый страх. А потом все лето слушал эту песню и, испытывая те самые чувства, вспоминал твой образ.

Он привлек Марину еще ближе и тихо прошептал:

- А сейчас мне безумно хочется тебя поцеловать, но я снова боюсь.

- А ты не бойся, - также тихо прошептала Марина и тут же пожалела о сказанном.

Но Александр уже коснулся ее губ, и этот пылкий поцелуй мгновенно унес их в мир головокружительных эмоций, где нет преград, нет запретов, нет больше места бессмысленному страху…

Они не заметили, что музыка давно закончилась, а они все еще медленно кружились в нежных объятьях, наслаждаясь этими незабываемыми моментами долгожданного счастья.

- Останешься? – аккуратно спросил Саша, протягивая Марине бокал шампанского.

- Нет, - покачала она головой, все еще пребывая в эйфорическом состоянии.

- Не бойся, я ни на что не претендую, просто останься, места много, у тебя будет своя комната. Просто не хочется, чтобы ты уходила. Утром отвезу на работу…

- У меня завтра выходной и мне… - Марина не договорила.

- Ну, это здорово, давай проведем его вместе?!

- Нет, я не могу, мне нужно поехать…

- Я отвезу тебя, куда скажешь. Соглашайся, Марин! Ну?!

Марина молча кивнула и Александр проводил ее в комнату, где стояла огромная кровать, шкаф и комод и был свой собственный санузел.

- Располагайся. Отдыхай!

Александр вышел, закрыв за собой дверь, а Марина присела на кровать и коснулась рукой губ, стараясь сохранить на них его тепло. Она боялась снова ошибиться, боялась вновь оказаться в ловушке, но это был он… Сашка, о котором столько лет она мечтала, которого никак не могла забыть, и который если обманет ее, она уже не сможет это пережить.

Страх был сильнее только что испытанного счастья. Марина подумала, что лучше сразу отказаться от бредовых фантазий, которые уже занимали все ее мысли.

- Нет, я больше не поверю слепо никому, даже, если это Сашка… Любимый и такой желанный... Нет!

Утром Александр осторожно постучал в дверь, когда Марина еще спала. Сладко потянувшись, она открыла глаза и увидела перед собой огромную корзину подснежников.

- Откуда это чудо? – улыбнулась она по-детски мило.

- Из лесу, вестимо, - шутливо ответил Александр.

Он присел на край кровати и, склонив немного голову, поцеловал Марину в щеку.

- Я пойду, кофе сварю. Какой предпочитаешь?

- Со сливками, один сахар.

- Я тоже такой пью по утрам.

За завтраком Александр вернулся к вчерашнему разговору:

- Марина, я не хочу показаться чересчур навязчивым, но может, все-таки останешься со мной? Я даже представить себе не мог, что былые чувства и мечты настолько живы. Не думал, что вообще готов начать отношения с женщиной, но встреча с тобой изменила мой мир. Я хочу, чтобы мы были вместе. Я понимаю, что любовь к тебе никуда не уходила, она просто притаилась на время и теперь вспыхнула с новой силой.

Марина немного помолчала, но вспомнила жестокое предательство Андрея и отрицательно покачала головой:

- Прости, пожалуйста, прости. Я тоже поняла, что нашла тебя не случайно и не хочу терять вновь, но я не могу, так сразу не могу. Пойми.

- Я понимаю, - искренно ответил Александр, - но пообещай хотя бы, что мы попробуем, хотя бы вечера и выходные будем вместе проводить?

- Да, но… Выходные все у меня заняты. Я должна…  - Марина помолчала и добавила, - я в выходные езжу на кладбище, и так будет всегда.

- Ну, хорошо, давай, будем вместе ездить. Сейчас ты тоже туда собиралась?

Она кивнула.

Уже на обратном пути Марина заговорила после долгой тяжелой паузы:

- Я никому не рассказывала, потому что меня посчитают безумной. А тебе расскажу. Каждую ночь мне снится сын. Я живу во сне совершенно другой жизнью. Я вижу, как он растет, принимаю участие в его жизни. Он уже сделал первые шаги, и сказал свое первое слово. Но это было не «мама». Он сказал «иди». Это так не обычно. А когда я ночевала у тебя, он, почему-то не приснился мне, и теперь я боюсь, что эти сны закончатся.

Саша внимательно выслушал ее рассказ, а потом осторожно спросил:

- Марин, а ты не думала о том, чтобы усыновить ребенка. Возможно, так тебе стало бы легче?! Тебя переполняет материнская любовь, потому и снятся эти сны. А так нельзя. Это не правильно. А если ты сможешь дарить эту любовь ребенку, то будет гораздо легче и тебе, и малышу какому-то поможешь?

- Да! - словно оживилась женщина, - я допускала эти мысли, но кто мне даст ребенка, одиночке?! Тем более, я виню себя в том, что не сумела уберечь своего малыша. Это я одна виновата, Андрей был прав, я не смогла родить нормально. Не дано мне матерью быть. Не достойна!

 

Марина сморгнула слезу, защекотавшую веко, а Саша погладил ее по руке:

- Не надо так думать, ты сама себя загоняешь в какие-то рамки. Ты ни в чем не виновата. Если что-то пошло не так, то не по твоей вине. Ты рождена, чтобы дарить счастье детям. Подумай еще раз хорошо. А что касается одиночества, так я готов тебе помочь. Правда, своих детей у меня быть не может. Но я буду рад, если в семье появится малыш. Я тоже иногда задумывался об этом и тоже факт того, что одинокому, да еще и мужчине ребенка никто не отдаст, останавливал всякий раз. Но вместе мы могли бы…

Александр замолчал и задумался.

- Саша, ты такой милый… - вдруг сказала Марина и улыбнулась.

- Спасибо!

Александр привез Марину домой и с удовольствием согласился подняться на чай. А увидев фото их класса в рамке, на котором он был старательно обведен фломастером, улыбнулся и даже слегка покраснел.

Жизнь Марины с этого момента изменилась. Теперь ей хотелось жить, хотелось выглядеть лучше, хотелось чаще улыбаться, и петь.

А спустя полгода бурного романа с Александром, ей приснился сон. Сынишка, который все реже стал сниться ей, тянул свои ручонки к ней, тихо плакал и шептал «Мама, мама…»

Вечером, встретившись с Александром у него дома, Марина поделилась переживаниями о том, что идея с усыновлением не дает ей покоя.

- Я долго думала, Саш, твое предложение еще в силе?

- Конечно, - он не мог скрыть радости.

- Тогда, я согласна. Давай, завтра же поедем в детский дом.

- Но, надо же, наверное, заявление в ЗАГС подать для начала.

- Подадим, конечно, подадим, но сначала в детский дом, хорошо?

Так и решили. С самого утра Марина не находила себе места. Она уже давно была готова, и каждую минуту поглядывала на часы, в ожидании звонка от Саши. Он обещал заскочить на работу с утра и потом заехать за ней. И вот он, долгожданный звонок!

Марина схватила сумочку с комода и, закрыв дверь на ключ, побежала вниз, не дожидаясь лифта.

Дорога до детского дома показалась ей  ужасно долгой и когда машина медленно начала подъезжать к высоким воротам, она встрепенулась и испуганно посмотрела на Сашу.

- Я боюсь… Какое-то предчувствие жжет в груди. Никогда такого раньше не испытывала.

- Не бойся, я с тобой, - улыбнулся Александр. – Идем! Смелее!

Оставив у ворот машину, они прошли через охрану и позвонили в дверь у двухэтажного мрачного здания, напоминающего что угодно, но не дом для содержания детей.

Марина схватила Сашу за руку и крепко сжала в своей ладони.

Открыла пожилая санитарка и, услышав слова Саши о том, что они хотели бы поговорить об усыновлении с директором, всплеснула руками:

- Батюшки святы! – она перекрестилась и с каким-то подозрительным прищуром, холодящим сердце, оглядела Марину с головы до ног, - это ты?

Марина непонимающе взглянула на старушку, потом перевела на Сашу взгляд, полный слез.

- Что я? – вкрадчиво спросила она.

- Да, ничего, не слушайте меня. Просто причудилось! Есть мальчонка тут у нас, ну словно твой, как две капельки, бывает же! Мишутка! Славненький такой!

Марина судорожно сглотнула, потом снова посмотрела на Сашу, а он нежно улыбнулся и слегка склонившись, прошептал:

- Все будет хорошо! Не бойся!

Директор приняла их дружелюбно и после разговора о том, какие нужны будут документы, предложила познакомиться с детьми, готовыми к усыновлению.

- Скажите, а можно нам сначала увидеть мальчика по имени Мишутка?

- Миша Самойлов вас интересует? – переспросила женщина.

- Я не знаю, - Марина почувствовала, как в груди резануло острой болью, а в голове словно ожили мысли. – Постойте… Вы сказали Самойлов?

- Да, Миша Самойлов у нас есть мальчик, но его уже хотят усыновить другие люди, есть еще Михаил Мишечкин, но он уже старшенький, пятнадцать лет. А вам, так понимаю, нужен маленький ребенок?

Марина чувствовала, что теряет над собой контроль, руки затряслись мелкой дрожью, дышать становилось все труднее.

- Идемте скорее, - Марина ускоряла шаг.

- Успокойся, Мариночка, - старался удержать Александр. В таком состоянии тебе лучше немного подождать.

 - Не могу я ждать. Не могу. Мне нужно срочно его увидеть! Срочно!

Заведующая подвела Марину с Сашей к двери со стеклянным окошком и указала на мальчика, играющего в сторонке от остальных.

- Вот, в синей пижамке Миша, но повторюсь, уже есть желающие стать его родителями.

- Мы вас услышали, - ответил Саша, прижимая к себе Марину, которая изо всех сил старалась держать себя в руках.

- Это мой сын! – закричала она, - мой сын!

- Прекратите истерику, - потребовала заведующая! Я буду вынуждена пригласить охрану. И сомневаюсь теперь, что таким неадекватным людям мы сможем ребенка отдать!

- Извините, - Саша строго посмотрел на женщину, - давайте продолжим разговор в кабинете.

- Я думаю, нам с вами не о чем говорить. Мальчика вам не отдадим однозначно ни Мишу, ни кого-то еще…

- А я думаю, нам есть о чем поговорить, - настаивал Александр.

Войдя в кабинет заведующей, Саша помог Марине присесть на диван, налил воды из кулера и спросил:

- Мариночка, ты хочешь что-то сказать?

Она кивнула:

- Миша очень похож на меня в детстве, у меня есть фотография в этом возрасте, он словно с нее сошел. И еще… У Андрея фамилия Самойлов…

Она обхватила себя руками и, склонив к коленям голову, безмолвно плакала. А Саша обратился к заведующей:

- Скажите, как к вам попал Миша Самойлов?

- Мы не даем такую информацию посторонним, - резко ответила она.

- Хорошо. Значит, пригласим представителей органов власти. Вас устроит подождать, пока они подъедут?

Женщина нервно встала с кресла и подошла к окну, затем процедила сквозь зубы:

- Полгода назад его нашли у ворот. Документы в рюкзачке были.

Марина не смогла сдержать слез, а Александр видя, как накаляется обстановка, обнял ее за плечи и прошептал:

- Идем отсюда, позднее вернемся…

Марина послушно поднялась и отправилась вместе с ним.

По пути домой Александр куда-то позвонил, а уже вечером ему сообщили страшную правду.

… Андрей был женат восемь лет. Жена его детей иметь не могла, но очень хотела. Брать чужого, из детского дома она боялась, неизвестно какие там гены. И предложила мужу коварный план. Он должен был найти достойную женщину на роль матери, которая родила бы ребенка и отдала ему. Женщину он нашел, хотя знал, что отдать своего ребенка Марина никогда не согласится. Но, он решился, не зная как, но был уверен, что сможет отнять ребенка.

Однако, ему повезло, можно сказать. Поговорив с врачом, он узнал, что только что одна из рожениц отказалась от малыша, но он в тяжелом состоянии и вряд ли выживет. А ребенок Марины родился абсолютно здоровым. А роды были сложными из-за тазового предлежания плода, которое, по какой-то причине не было вовремя диагностировано.

Андрей неплохо заплатил за то, чтобы его сына отдали ему, а отказника оставили Марине.

Вот так, похоронила женщина чужого малыша и сокрушалась все это время, не в силах смириться с утратой.

Но, жена Андрея очень быстро устала нянчить чужого ребенка, напоминающего ей об измене мужа, на которую она сама его толкнула сознательно и настойчиво. А тут еще Андрея арестовали. Он набрал авансов у людей за ремонты, а делать ничего не стал, и по многочисленным заявлениям пострадавших, он был привлечен к ответственности. Ну а его супруга под шумок собрала ребенка и отвезла к воротам детского дома.

- Вот такую вот историю мне только что поведали, - с грустью выдохнул Александр.

Марина слушала его молча, то и дело, сглатывая соленый ком, а потом уткнулась в его грудь и безутешно расплакалась.

- Все позади, не стоит. Тебе нужно много сил, чтобы сын познакомился с сильной здоровой и красивой мамой, - попытался утешить Александр. – Счастливая ты, Маринка!

Марина вытерла лицо руками и, продолжая всхлипывать, прошептала:

- Спасибо, если бы не ты…

На следующий день они сделали экспресс тест ДНК, подтвердивший полное родство и принялись срочно оформлять необходимые документы.

А когда мальчик впервые прижался к матери, обхватив ее за шею, и прошептал нежно:

«мама», Марине оказалось, что она снова очутилась в своем сне.

Вот только когда сын слез с ее рук, бросился к Саше и закричал «папа», она точно убедилась, что это самая настоящая реальность.

- Марин, твое обещание стать моей женой еще в силе? – спросил Саша, держа малыша на руках и хитро на нее поглядывая.

- Ну как же может быть иначе?

Она подошла к своим самым любимым на свете мужчинам, и обняв их, подумала, какой все-таки долгой оказалась дорога к счастью. Но она ничуть не жалела о том. Теперь у нее была уверенность, что рядом тот, кому можно доверить, на кого можно положиться и с кем рядом можно быть просто счастливой.

Прошло три года, и однажды Марина с удивлением узнала, что снова беременна. Это было настолько неожиданно, что она даже представить не могла, как сообщить об этом Саше.

Поэтому начала осторожно:

- Сашуль, а как бы ты отнесся к тому, если бы оказалось, что ты… вовсе не бесплоден?

- Нормально, - ответил он и принялся ее кружить по комнате, - мне сон приснился, что ты сообщила мне о беременности.

- Так не честно, - засмеялась Марина, - ты знал!

А через восемь месяцев в их комнате, в красивой кроватке принцессы мирно посапывала дочурка, как две капли воды похожая на папу.